ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

До ступеней, ведущих ко входу в белое здание, оставалось около двадцати метров, когда экраны ментальной защиты одновременно подали сигнал тревоги, начав нервно вибрировать. Но вокруг было совершенно пустынно, ни людей, ни монстров, ни даже хотя бы единого куста, за которым мог укрыться враг. А это значило, что угроза таилась под землей.

Отряд остановился.

Лэса и Горм начали внимательно принюхиваться к траве, Дил и Рита не отставали от них. Наконец Горм передал:

— Вон там, где трава повыше, с белыми цветочками… что-то мне не нравится.

— А мне не нравится вон та пролысинка, — сообщила Рита, указывая на голое пятно земли метрах в десяти справа от отряда.

— И еще вон та кочка, тоже очень подозрительная, — решила Лэса, еще раз втягивая носом воздух.

— Что будем делать? — деловито произнес эливенер. — Как нам их выманить наверх?

Беглецы разом повернулись к Дилу и Рите, поскольку Дил в это мгновение как-то странно зашипел.

— Что? — спросил Иеро.

— Кажется, мы знаем, — ответила за брата Рита. — Если это верно… мы как-то слышали, что жабы говорили…

— Да не тяни ты! — мысленно рявкнула Лэса. — Говори скорей!

Рита сверкнула огромными глазами и посмотрела на брата.

— Дил, ты помнишь?

— Конечно, — ответил гигантский черно-рыжий кот. — Жабы говорили, что подземные стражи главной лаборатории всем хороши, кроме одного, — боятся живого огня. Ну, что этот дом и есть главная лаборатория, я лично ничуть не сомневаюсь. Вот только где нам раздобыть живой огонь? На Холмистом Плато огня никто и никогда не зажигает, мы даже не знаем, как это делается! Вот если бы гроза, тогда можно было бы надеяться, что молния…

Иеро и брат Лэльдо дружно расхохотались. Остальные беглецы поддержали их. Дил и Рита недоуменно вытаращили и без того огромные глаза.

— Чего это вы? — сердито передала красавица Рита.

— Это как раз проще простого! — ответил за всех Клуц. — Соберем травы, веток — и порядок!

— А как же у вас еду готовят? — спросил Горм, у которого вопрос питания всегда стоял на первом месте. Конечно, лесной народ пищу на огне не готовил, но медведь достаточно общался с людьми, чтобы знать: без огня человек и дня не обходится.

— Еду нам приносят, — растерянно передал Дил. — А как ее делают — мы не знаем…

— Ну, смотрите и учитесь, — сказала Лэса. — Если вы собираетесь впредь жить на свободе, это вам очень даже пригодится.

Беглецам удалось набрать немалое количество сухой травы и веток. Сложив часть их на той самой пролысинке среди травы, которая показалась подозрительной Рите, Иеро высек из кремня сноп искр — и через несколько секунд загорелся небольшой костерок.

Результат превзошел все ожидания беглецов. Земля под костром внезапно вспучилась, раздался оглушительный рев, и на поверхность выскочило нечто вроде гигантского белесого головастика с огромной зубастой пастью. Головастик, ростом, пожалуй, побольше Клуца, запрыгал на хвосте, не обращая внимания на отряд, — а потом рванул в сторону вивария, продолжая оглушительно реветь.

Беглецы поспешили развести еще два костерка — и еще две белесые гигантские твари с воем и ревом удрали к виварию, позабыв о том, что должны охранять подступы к главной лаборатории.

Все, кроме Клуца, выбрали себе по толстой сухой ветви, и, запалив эти импровизированные факелы от остатков разбросанных головастиками костров, отряд зашагал к белым широким ступеням, ведущим ко входу в таинственное здание.

Уже рассветало, и стало видно, что крыша дома окрашена в густой темно-красный цвет, а черная дверь отливает синим. Иеро, поднимаясь по ступеням, присматривался к этой синеве… дверь, похоже, была выкована из чугуна. Когда отряд наконец остановился перед входом, священник постучал по двери и решил, что не ошибся. Во всяком случае, металл, из которого изготовили дверь, был очень похож на чугун.

— Да, крепко заперли! — сказал Иеро.

— Ничего, откроем, — откликнулся брат Лэльдо и передал священнику свой «факел», чтобы освободить руки. Эливенер в который уже раз пустил в ход свою отмычку, и через несколько минут врезной замок был отперт.

— Наверняка внутри тоже есть сторожа, — передала иир'ова.

— Нет, вряд ли, — возразила Рита, и брат поддержал ее:

— Мы никогда не слышали, чтобы в это здание вообще кого-то впускали, кроме доверенных Мастеров. Но там могут быть какие-то ловушки или капканы. Да и то вряд ли… ведь слуги Безымянного считают, что в этот дом невозможно проникнуть.

— Ну, если они рассчитывали на тех безмозглых головастиков, то они здорово ошиблись, — хмыкнул Горм, берясь лапой за круглую ручку двери. — Вот сейчас мы разберемся, что там такое…

Дверь распахнулась совершенно беззвучно, и удивленные беглецы увидели, что внутри все залито ярким светом. Они бросили в траву пылающие ветви и шагнули внутрь.

И в ту же секунду Иеро вскрикнул и резким жестом сорвал висевший на его поясе жезл связи, изготовленный из светлого синеватого металла. Этот жезл священник раздобыл во время войны со слугами Нечистого, несколько лет назад, и не раз использовал весьма удачно. Однако стоило Иеро перешагнуть порог загадочного здания, как жезл внезапно раскалился… Отшвырнув его от себя, священник с изумлением увидел, что металлический предмет вдруг бесследно испарился!

— Ничего себе… — промычал медведь — Как это могло случиться?

— Наверное, он попал в неподходящее для него место, — решила иир'ова. — Забудь о нем. Ты не обжегся?

— Нет, — коротко ответил Иеро и огляделся по сторонам.

Белое здание было не слишком большим; в длину, пожалуй, оно составляло едва ли треть приземистых лабораторных строений. И на первом его этаже было одно-единственное огромное помещение, по центру которого тянулся невысокий белый стол — множество черных металлических ног поддерживало составленную из отдельных толстых пластин мраморную столешницу. И весь этот стол был загроможден каким-то непонятным оборудование.

Иеро вопросительно посмотрел на брата Лэльдо. Священник был уверен, что молодой эливенер сможет разобраться во всем этом. И не ошибся в своих предположениях.

Брат Лэльдо, оглядевшись и не заметив ничего угрожающего, быстрым шагом направился влево, к концу стола, где стояли самые низкие аппараты. Присмотревшись к ним, эливенер медленно пошел вдоль стола, пристально рассматривая белые и голубые кожухи. По мере приближения к правому концу стола аппараты становились все больше и больше. И только теперь Иеро заметил, что справа стол упирается в толстую белую трубу, стоящую вертикально и уходящую в потолок, и, по-видимому, на второй этаж. «А где же лестница?» — подумал священник и стал искать ход наверх. Лестница отыскалась без труда — она скрывалась за трубой и сама тоже напоминала трубу — узкие крутые ступени с легкими металлическими перилами вились вокруг центрального столба, подбираясь к не слишком широкому люку в потолке. Люк был открыт.

— Ну, что? — не выдержав наконец молчания эливенера, спросил священник.

Брат Лэльдо глубоко вздохнул, словно до сих пор он задерживал дыхание, и после небольшой паузы ответил:

— Думаю, ничего хорошего. Надо посмотреть наверху.

Винтовая лестница оказалась настолько узкой, что даже Горм не мог подняться на второй этаж, не говоря уж о Клуце, и им пришлось остаться внизу.

— Ну что ж, тем лучше, — Клуц не упустил случая продемонстрировать свою склонность к философствованию. — Кто-то же все равно должен прикрывать тылы. Вот мы и посидим тут.

Горм ничего не сказал, но видно было, что он вполне согласен с лорсом.

Первым поднялся по легкой винтовой лесенке брат Лэльдо. Лэса и местные кошки пытались прорваться вперед, но эливенер был непреклонен:

— Здесь главное — не живые существа, которые могут на нас напасть, а оборудование, в котором вы все равно ничего не смыслите. Так что — брысь!

Все три кошки дружно фыркнули и прижали уши, облив брата Лэльдо презрением, — но тем не менее вынуждены были признать его правоту. Но уж второе место в процессии уступать они отказались, так что Иеро поднимался последним, вслед за Дилом, ворча себе под нос:

42
{"b":"10200","o":1}