ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тебе, конечно, самому решать, — передала иир'ова. — Но мне лично очень хотелось бы, чтобы ты был с нами. Ты хороший товарищ.

— Спасибо, — искренне поблагодарил Лэсу монстр. — Мне и самому жаль расставаться с вами. Но все же я не могу лететь. Так что — прощайте. Я пойду.

Монстр Го быстро вспрыгнул на площадку, на которой отряд спустился под землю, как-то по особенному то ли фыркнул, то ли чихнул, — и площадка стремительно помчалась вверх, унося монстра.

— Вот так, — подвел итоги священник. — Теперь дело за тобой, Лэльдо.

Молодой эливенер молча пошел вокруг прозрачной полусферы, а все остальные потянулись за ним, почему-то стараясь ступать бесшумно. Наконец брат Лэльдо остановился — и все выстроились полукругом за его спиной, рассматривая прозрачную стенку купола.

На ней отчетливо вырисовывался овал, очерченный темной линией. С правой стороны овала нетрудно было заметить пять выпуклостей, расположенных в ряд сверху вниз. Лэльдо осторожно протянул правую руку к центральной шишке и легонько нажал на нее. Потом левой рукой прижал нижнюю выпуклость, одновременно поворачивая центральную шишку по часовой стрелке. При этом эливенер тихо прошептал какое-то короткое слово на незнакомом Иеро языке.

Овал бесшумно сдвинулся в сторону.

— Милости прошу, — спокойно сказал эливенер, делая шаг внутрь. — Входите.

Все полезли в полусферу, сгорая от любопытства и ничуть не боясь очутиться в ловушке. Ведь и брат Лэльдо, и монстр Го, к которому беглецы давно уже прониклись доверием, считали, что внутри локального корабля пришельцев отряд будет в полной безопасности.

Эливенер, войдя первым, сразу направился к пульту управления. Белая плоскость пульта, наклоненная под углом в сорок пять градусов, была утыкана кнопкам и рычажками. Тут же красовались маленькие окошки, в которых ничего не было видно, и три довольно большие экрана — два по бокам пульта и один в центре. Брат Лэльдо уселся в широкое, удобное белое кресло, стоявшее напротив пульта, как раз в центре, и задумчиво уставился на все это разнообразие.

Позади кресла пилота располагались еще десять таких же удобных сидений мягких светлых цветов, — голубые, светло-зеленые, нежно-сиреневые… Беглецы, осмотрев полусферу изнутри и не найдя ничего интересного, столпились за спиной эливенера.

— А почему для меня стульчик не припасли? — спросил Клуц.

— Наверное, не сумели предвидеть появление такого необычного пассажира, — усмехнулся брат Лэльдо. — Ну, ты уж не обижайся, пристройся как-нибудь…

— А мне вот это кресло в самый раз! — радостно сообщил Горм, заваливаясь задом в одно из кресел, выбрав для себя золотисто-желтое. Мохнатая черная туша выглядела на таком фоне весьма впечатляюще. Лэса устроилась в зеленом кресле, явно решив, что оно лучше всего подходит к ее светлой палевой шкурке с коричневыми пятнами. И действительно, сочетание цветов выглядело чарующе. Иеро, не обратив на цвет сиденья ровно никакого внимания, выбрал то, которое было поближе к эливенеру, — слева от кресла пилота, прямо перед пультом управления.

— Ты действительно знаешь, что делать со всем этим хозяйством? — осторожно спросил священник, приглядываясь к кнопкам и рычажкам. — Мне лично кажется, что тут разбираться и разбираться!

— Видишь ли, меня в свое время заставили выучить все это, — ответил брат Лэльдо, положив ладони на край пульта и присматриваясь к трем крупным кнопкам, находящимся прямо напротив него. — И многое мне вложили в память под гипнозом, во время особых сеансов обучения. Но…

— Что — «но»? — тут же всполошилась Лэса. — Ты все перезабыл? Или тебе нужен гипнотизер?

— Нет, — рассмеялся молодой эливенер. — Я все помню, только не забывайте о том, что эта машина простояла тут без присмотра пять тысяч лет. Вы хоть представляете, какой это срок? Сколько поколений родилось и умерло за это время?

— Но ты, помнится, говорил как-то, что инопланетная техника практически вечная, — напомнил ему Горм. — И ее никто не трогал, она стояла в укрытии. Разве что запылилась немножко, но разве она могла от этого испортиться?

— Не знаю, не знаю, — рассеянно пробормотал Лэльдо. — Для начала нам надо убрать холм…

— Ты предлагаешь нам разбросать его по камешку? — поинтересовался медведь. — А раньше не мог сказать, пока мы сюда не залезли?

— Нет, ничего разбрасывать не надо… — Лэльдо протянул руку и осторожно коснулся левой кнопки. Все замерли, не зная, чего ожидать. Но ничего и не произошло. Только закрылся входной люк.

После этого Лэльдо еще раз внимательно осмотрел пульт. Иеро только теперь заметил, что возле каждой кнопки и возле каждого рычажка начерчены на белой поверхности едва заметные голубые значки… или это были буквы?

— А почему они такие бледные? — спросил Иеро, осторожно касаясь пальцем одной из надписей. — Их же не рассмотреть!

— Да, ты прав, — кивнул Лэльдо. — Именно с этого надо начинать.

Иеро не понял, с чего надо начинать и в чем он прав, и потому промолчал, ожидая, что будет дальше. А дальше Лэльдо выбрал один рычажок из множества — и осторожно перебросил его справа налево. И нажал на кнопку, расположенную под рычажком.

Под пультом что-то едва слышно загудело, и все, включая и брата Лэльдо, вздрогнули. Но гудение через несколько секунд прекратилось, и в тот момент, когда оно утихло, надписи на пульте как бы проявились и стали отчетливыми, хотя и не слишком яркими.

— Ага, вот теперь машина включилась, — с довольным видом сказал эливенер. — То есть это называется «двигатели». Теперь уберем холм.

— Как? — озадаченно спросил Клуц.

— Как учили, — хихикнул Лэльдо. — Если за все эти века двигатели не испортились — то, надо полагать, и все остальные системы работают. Так, нужно найти желтую надпись, она должна быть где-то с краю…

— Вот желтые буквы! — сообщила Лэса, приподнимаясь в кресле и тыча пальцем в нижний край пульта. — Ты их ищешь?

— Да, это они, спасибо, — пробормотал эливенер, присматриваясь. Потом нажал кнопку, под которой виднелись желтые значки, — и тут же поднял голову и уставился на темный свод над прозрачной полусферой. Сквозь свод неведомо как просачивались солнечные лучи. Несколько секунд беглецы смотрели вверх, как завороженные, — и вдруг свод над полусферой лопнул в одно мгновение и раскрылся, как цветок.

Узкие «лепестки» медленно, плавно опустились на землю, а прозрачная полусфера осталась стоять на ровной круглой площадке.

— Ну, можно лететь! — весело передала Лэса. — Надеюсь, Лэльдо, ты знаешь дорогу?

— Дорогу? — непонимающе переспросил эливенер.

— Дорогу на другие континенты, — пояснила иир'ова. — Мы ведь туда собрались, насколько я помню, так?

— А… ну, где-то здесь должна быть карта Земли, — сказал брат Лэльдо. — Правда, этой карте пять тысяч лет, очертания континентов за это время изменились, ведь как-никак ядерная война бушевала на планете… но все-таки карта должна нам помочь.

— А где ее искать? — спросил Иеро. — И… она что, бумажная была?

— Нет, не бумажная, конечно, — серьезно ответил эливенер. — Карта где-то на пульте. Она должна высвечиваться вон та том экране, — эливенер кивком показал налево. — Но как ее включить… кажется, я забыл.

— Эй, ты это брось! — возмутился Горм. — Как это — забыл? Тебя для чего учили, балбеса? Вспоминай сейчас же! А то завезешь нас совсем в другую сторону!

Тут беглецов снова разобрал смех. Уж очень комично выглядел огромный черный медведь, вольготно развалившийся в нежно-желтом кресле и распекающий единственного человека, который вообще хоть что-то понимал в управлении инопланетным кораблем. Горм тоже хохотал вместе со всеми. И брат Лэльдо не удержался от смеха.

Похоже, именно это и освежило его память. Молодой эливенер вдруг протянул к пульту левую руку и не глядя нажал на какую-то кнопку. И нужный экран засветился мерцающим голубоватым светом.

— Ой! — мысленно вскрикнула иир'ова. — Вот здорово!

— Надо же, получилось! — Эливенер, похоже, был удивлен не меньше других. — Иеро, придется тебе заняться картой, мне не дотянуться.

59
{"b":"10200","o":1}