ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты думаешь, нам следует отправиться в Голубые Пустыни? — как бы с сомнением спросил Иеро. Но провести медведя ему не удалось. Тот громко фыркнул и, протянув огромную лапу, сгреб священника и прижал к себе. Иеро расхохотался, уткнувшись лицом в черную мягкую шерсть, а Горм другой лапой шлепнул его пониже спины и передал укоризненно:

— Я бы мог поверить, что ты еще не собираешься в путь, если бы эти смешные грибы не сказали мне, что ждут именно тебя. Но они откуда-то знают, что ты сильный телепат. Ты им нужен.

— А они не сказали, зачем я им? — спросил Иеро.

— Нет, не сказали. Да не все ли равно? Когда отправляемся?

— Не знаю, как отец Демеро решит. Наверное, с нами пойдет эливенер.

— Эливенер? — удивился черный медведь. — Вот не думал! Но это хорошо. Эливенеры добрые. И сильные.

— Мне сейчас нужно его найти, поговорить, — пояснил Иеро, выворачиваясь из медвежьих объятий. — Вот только не представляю, где он может быть.

Но искать молодого эливенера священнику не пришлось. Вдали между домами вдруг появилась фигура в бесформенной коричневой хламиде с капюшоном, с посохом в руке. Эливенер направлялся к дому настоятеля Аббатства.

— А, вот он! — обрадовался Иеро. — Очень кстати.

И священник с медведем зашагали навстречу человеку в коричневом одеянии.

Эливенерами назывались члены Братства Одиннадцатой Заповеди, и их жизненным кредо было: «Да не уничтожишь ты ни Земли, ни всякой жизни на ней». Они бродили по разным краям, всегда держались в стороне от всех событий, и никто не знал, есть ли у них какие-то центры, и если есть, то где они располагаются. Но четыре с небольшим года назад, когда слуги Нечистого попытались завоевать северные государства, эливенеры решительно выступили на стороне добра. Иеро узнал также (во время своего пребывания на юге), что эливенеры есть практически во всех странах, и занимаются не только зверюшками и птичками, что они распространяют грамоту и знание в тех государствах, где политика властей направлена на то, чтобы не позволять простым людям знать слишком много, хотя это «много» заключалось в простом умении читать и писать. И еще Иеро узнал, что в случае необходимости мирные и тихие эливенеры могут убивать чрезвычайно жестоко…

И вот теперь эливенер брат Лэльдо пришел в Центральное Аббатство и спокойно сообщил настоятелю, что услышал зов Голубых Пустынь и намерен отправиться на юг — независимо от того, пойдет ли с ним кто-либо еще. Да, подумал Иеро, эливенеры умеют удивлять.

Подойдя достаточно близко к странной паре, шедшей по тропинке навстречу ему, брат Лэльдо заговорил первым:

— Здравствуй, Иеро! А это кто? — Он кивнул в сторону Горма, шедшего за священником.

Иеро сначала удивился вопросу, но потом сообразил, что эливенер спрашивает просто об имени медведя, потому что вообще-то Братство Одиннадцатой Заповеди было отлично знакомо со всеми мыслящими расами Земли.

— Это Горм, — представил лохматого друга священник. — Он тоже идет с нами в Голубую Пустыню.

— Вот как? — молодой бронзоволицый эливенер белозубо улыбнулся. — Отлично! С таким спутником поход будет гораздо легче.

Горм, завалившийся на зад и свесивший на грудь передние лапы, склонил голову набок, рассматривая брата Лэльдо. В темных глазах медведя искрилось веселье.

— Легче? Почему? — передал он так, чтобы и Иеро тоже слышал его. — Может, надеешься на мне верхом прокатиться?

Священник и эливенер расхохотались. Медвежий юмор всегда приводил людей в восторг.

— Нет, верхом на тебе я не поеду, даже если сам предложишь, — ответил Лэльдо. — Ты меня обязательно в лужу или в болото окунешь, знаю я ваш народ.

— Как будто ваши любимые лорсы никогда вас в болото не завозят! — Горм, довольный своей шуткой, хлопнул себя передними лапами по животу и опрокинулся на спину, дрыгая в воздухе всеми четырьмя конечностями.

Оба мужчины снова рассмеялись, но почти сразу эливенер спросил священника:

— Как ты думаешь, когда мы сможем выйти?

— Наверное, завтра утром, — предположил Иеро. — Отец настоятель велел быть у него сегодня вечером, сказал, у него есть для нас какое-то особое снаряжение.

— Я бы предпочел отправиться ночью, не дожидаясь утра, — мягко сказал брат Лэльдо.

— Ночью? Почему?

— Видишь ли… мне кажется, если мы отправимся утром, мы можем столкнуться с термитами. Ты ведь знаешь, Нечистый снова бросил на север свои отряды, пока не вооруженные. А ночью термиты будут спать, и мы с легкостью разминемся с ними. Не хочется терять из-за них время. Нам ведь ехать много дней, так что лучше не встревать в бессмысленные схватки. Кто знает, сколько сил понадобится нам в будущем.

— Да, в этом ты прав, конечно, — согласился Иеро. — Ну, посмотрим, что отец Кулас скажет. Ты сейчас к нему?

— Нет, я собирался зайти к нему только затем, чтобы спросить о тебе. Так что явимся к нему вместе, вечером. А кто еще идет с нами?

— Пока не знаю, но наверняка кто-нибудь из Стражей Границы, они самые опытные воины и путешественники. Да еще Горм, конечно. Только мы поедем на лорсах, а ему придется топать пешком, — добавил Иеро, скосившись на медведя.

Но Горм давно уже был не глупым трехлеткой, а зрелым медведем, и прекрасно понимал человеческую речь, хотя сам умел говорить с людьми только мысленно. Впрочем, для Иеро это не было секретом. Он просто хотел услышать от Горма еще что-нибудь эдакое. И Горм не подвел.

— Если бы вы, люди, не были такими хилыми и ленивыми, — заявил он, — вы бы могли научиться бегать ничуть не хуже медведей. Но вам, бедняжкам, приходится пользоваться чужими ногами!

И он, важно развернувшись, пустился по дорожке во всю медвежью прыть — и через секунду исчез из вида.

— Да, бегать они умеют, — усмехнувшись, сказал эливенер.

— Ну, и не только бегать, — уточнил Иеро, которому в словах брата Лэльдо почудилась язвительность. — Они так же умны, как люди. Просто они предпочитают жить своей жизнью, и без надобности с людьми не встречаться.

— Да, конечно… — рассеянно бросил эливенер, уже ушедший в свои мысли. — Ну, до вечера.

Он повернулся и ушел.

Перед закатом все члены экспедиции собрались в кабинете настоятеля. Иеро пришел последним. Войдя, он увидел, что на диване и стульях сидят брат Лэльдо и двое опытных офицеров из Стражей Границы, с которыми он был давно знаком — Колин Гарсес и Дэши Вест. Рядом с диваном лежал, положив морду на вытянутые передние лапы, Горм. Поздоровавшись, Иеро прошел к стулу, на который указал ему аббат, и сел.

Отец Кулас Демеро выглядел не столько серьезным, столько печальным, и это удивило священника-заклинателя. Но, полагая, что вопросы по этому поводу задавать было бы просто глупо, он молча ждал, что скажет настоятель.

Наконец аббат обвел всех взглядом и заговорил — негромко, размеренно:

— Вы отправляетесь в дальний путь, и все вы знаете, что поход будет нелегким. По-настоящему нужно было бы отправить в Голубые Пустыни большой, хорошо вооруженный отряд, но у Аббатства нет сейчас такой возможности — на нас снова идут с юга звери, и каждый человек будет на счету. Но в то же время и ждать мы не можем. Зов, полученный из южной Голубой Пустыни, заставляет нас действовать без промедления. Там происходит нечто непонятное, там возник новый вид мыслящих существ, способных передавать ментальные послания огромной силы на огромные расстояния. И чтобы прислужники Нечистого не добрались до этих существ первыми, вы сегодня ночью отправитесь в Голубые Пустыни и будете спешить, что есть сил. И вы обязаны дойти до цели и вернуться обратно. Лорсы ждут вас, снаряжение готово… и вот как раз о снаряжении я хотел поговорить особо. Я хочу, чтобы вы взяли с собой… — Настоятель умолк и рассеянно потер рукой подбородок. Потом жестом подозвал Иеро.

Иеро встал и подошел к большому письменному столу отца Куласа. Аббат сказал:

— Вот тут у меня ящик, выставь его на середину комнаты.

Иеро обошел стол и увидел средних размеров ящик из полированного белого дерева, с выдвижной крышкой. Ящик был совсем не тяжел, и Иеро, неся его к центру кабинета, недоуменно подумал, что можно было бы выставить эту штуку и раньше, трудов тут никаких… но, конечно, отцу настоятелю виднее, что делать и как.

13
{"b":"10201","o":1}