ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мастер С'кора натянул на лысую голову серый капюшон и направился к выходу.

Поднявшись по узкой каменной лестнице к наружной двери, выходящей на склон небольшого пригорка, Мастер отодвинул тяжелый засов и вышел наружу. Заперев дверь на ключ, С'кора щелкнул пальцами, подзывая своего скакуна — гнедого пантача, объедавшего листья и ягоды с большого куста вечнозеленой брусники на краю поляны. Для людей это растение было ядовитым, но пантачи пожирали его без вреда для себя. Пантач повернул к хозяину слюнявую морду и коротко мыкнул, сообщая, что он все понял, но хотел бы еще немножко пожевать. С'кора мгновенно разъярился и рявкнул:

— Ко мне, дубина!

Пантач тяжело вздохнул, ухватил еще одну гроздь темно-малиновых ягод и покорно направился к хозяину. Мастер злобно смотрел на животное, пересекающее поляну. Гнедые пантачи были мельче черных лорсов, но так же быстроноги и выносливы. Но они были далеко не такими хорошими бойцами, как лорсы. Копыта пантачей были широкими и плоскими, без острых краев, а рога — совсем короткие и закругленные на концах. И конечно, мастера Темного Братства, жившие в Красном Круге, предпочли бы иметь в качестве ездовых животных именно лорсов, но проклятые рогачи слушались только жалких людишек, а мастеров и близко к себе не подпускали. Однако С'кора надеялся, что в скором будущем селекционеры Безымянного Властителя выведут специально для Красного Круга что-нибудь получше пантачей.

Усевшись в седло, Мастер С'кора приказал пантачу везти его домой, в главную резиденцию. Он намеревался по дороге связаться с кем-нибудь из рядовых мастеров и выяснить, где, возле какого из двух подходящих озер, есть сейчас баферы.

С'кора достал из чехла, висевшего на поясе, тяжелый тридцатисантиметровый жезл из голубоватого металла, и нажал одну из четырех кнопок, находившихся на его рукоятке. Из стержня выдвинулись два небольшие диска на длинных гибких проводах. Слегка сдвинув назад капюшон, С'кора пристроил диски к вискам и нажал другую кнопку. Из жезла выползла длинная антенна. С'кора послал мысленный приказ рядовым мастерам. Откликнуться должен был лишь тот, кто обладал нужной Верховному Мастеру информацией.

Через несколько минут он услышал мысленный голос:

— Верховный Мастер С'кора! Большое стадо баферов, примерно в пятьсот голов, находится сейчас в районе озера Глинистого, со стороны юго-востока.

— Принято, — коротко послал в пространство Верховный Мастер и прервал связь.

Ну вот, и эта проблема решена. Осталось только отправиться к озеру Глинистому и ждать там появления любителя букашек. Но сначала он заедет домой и вооружится как следует. Снаперов не так-то просто заставить действовать по чьей-то указке, а эливенеры сильны, и способны нейтрализовать почти любое мысленное воздействие. Значит, кроме медальона и жезла Верховному Мастеру пригодится и усилитель мысли. Жаль, что не захватил его с собой сразу, отправляясь в кабинет связи. Но кто мог предвидеть такой поворот событий?

Ничего, эливенеру от него не уйти. Проклятое загадочное племя… Иногда Верховный Мастер Красного Круга вообще сомневался в том, что эливенеры принадлежат к роду жалких людишек — слишком уж они были сильны. А в последнее время они просто обнаглели и постоянно вмешивались в дела Темного Братства. И из-за этого Мастер С'кора ненавидел их с каждым днем все сильнее. Одно лишь слово «эливенер» вызывало у него приступ черного бешенства.

Ну, на этот раз победит Темное Братство.

Потому что план схватки разработал сам Безымянный Властитель.

6

За час до раннего весеннего рассвета у открытых настежь южных ворот Центрального Аббатства Республики Метс собрались все члены экспедиции, направлявшейся в южную Голубую Пустыню. Три человека явились с копьями за спинами и широкими тесаками в ножнах у пояса, и принесли небольшие сумки с вещами, необходимыми им лично в дальнем пути. Четвертый пришел лишь с посохом в руке, небольшим ножом в ножнах и маленькой котомкой за спиной. Эливенеры никогда не прикасались к боевому оружию. Провизия и прочее снаряжение для всех участников похода были уложены в сумки, притороченные к седлам громадных черных лорсов, спокойно стоявших у ворот в ожидании седоков. Ярко светила полная луна, и в ее лучах черные рогатые звери выглядели немного устрашающе.

Настоятель Аббатства отец Кулас Демеро сам вышел проводить отряд.

Глянув на короткий жезл из странного голубоватого металла, висевший на поясе священника-заклинателя Иеро Дистина, настоятель сказал:

— Ты все-таки решил взять антенну? Не боишься, что слуги Нечистого сумеют определить ваше местонахождение, если ты воспользуешься ею?

— Нет, — покачал головой Иеро. — Я уже давно научился отсекать чужие ментальные волны, им меня не нащупать. А пригодиться эта штука может, если, как ты предполагаешь, Темное Братство тоже отправится в Голубую Пустыню. Тогда я сумею определить их маршрут.

— Ну, смотри. Тебе виднее, — не стал спорить отец Кулас. — Что ж, я вижу, все в сборе, все готовы выступить.

— А где Горм? — спросил Колин Гарсес, Страж Границы.

Настоятель усмехнулся и посмотрел через открытые ворота Аббатства на неширокую улицу поселка, уводящую на юго-восток, к лесу. Вдоль ближайших домов пышно разрослись кусты красной ежевики, уже покрытые крупными розовыми цветами, которые распускались на закате и закрывались с рассветом.

— Да вон он. Завтракает.

Даже в неверном лунном свете можно было сквозь путаницу тонких ветвей и розовых лепестков рассмотреть нечто черное. Это черное ворочалось и сопело. Горм забрался в самую гущу ежевики и объедал цветы.

— Горм, — испуганно вскрикнул Иеро, — это же садовые растения, тут тебе не дикий лес! Что люди скажут?! Ты все кусты помял!

Медведь встал на задние лапы, поднявшись над кустами, и Иеро мог бы поклясться, что на черной морде появилась ухмылка.

— Уверен, они не рассердятся, — передал Горм. — А эти цветы очень вкусные и полезные. В лесу таких нет.

— Если бы вы, медведи, не были такими ленивыми, — сердито сказал Иеро, — давно бы могли посадить ежевику возле своих берлог… то есть домов.

Иеро поспешил поправиться, поскольку медведи не любили, когда их жилища называли берлогами, хотя на самом-то деле они мало походили на настоящие дома. В глубине северных лесов, где обитало племя Горма, каждая семья гигантских черных медведей строила для себя весьма необычный дом. Медведи выбирали подходящий по размерам лесной пригорок, выкапывали в нем пещеру, изнутри выкладывали ее стены камнями, пол устилали душистым сеном, а снаружи, у входа, пристраивали нечто вроде больших сеней из довольно толстых бревен. Вместо крыши медведи укладывали пышные колючие ветви вечнозеленого гибискуса. Дверей в сенях не было. Никакой мебелью и посудой черные медведи не пользовались, предпочитая жить просто. Впрочем, у них и не было необходимости увязать в излишествах цивилизации.

— Ну что ж, — сказал настоятель. — Помолимся — и отправляйтесь. Надеюсь, вас ждет удача.

Люди сложили ладони перед грудью и замерли, а аббат Демеро начал негромко читать напутственную молитву. Горм осторожно выбрался из кустов и бесшумно подошел поближе к молящимся. Медведи до сих пор не освоили идею бога, но она их интересовала. Горм сел на задние лапы, а передние сложил так же, как были сложены руки людей.

Но вот молитва закончилась, и четверо людей подошли к своим лорсам. Огромные рогачи, вообще-то не любившие возить грузы, на этот раз прониклись общей идеей и безропотно позволили навьючить себя. Иеро мельком подумал, что если бы лорсы заупрямились (а упрямства в них было хоть отбавляй), им пришлось бы идти пешком и тащить все на себе. Тогда поход затянулся бы не на три недели, а на все три месяца.

Поселок Центрального Аббатства еще спал, когда небольшой отряд тронулся в путь. Миновав последние дома, экспедиция углубилась в лес. Небо на востоке уже начало слегка светлеть, но под деревьями царила еще ночная тьма.

18
{"b":"10201","o":1}