ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Призрак мыльной оперы
Борн
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
Владыка Ледяного сада. В сердце тьмы
Пятый неспящий
Тролли пекут пирог
Все в твоей голове. Экстремальные испытания возможностей человеческого тела и разума
Русь сидящая
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
A
A

Но даже ночью родной северный край казался Иеро Дистину прекрасным. Здесь огромные сосны росли вперемешку с пальмами, на солнечных пригорках зеленел бамбук, на берегах озер можно было найти не только гигантский камыш, пригодный для плетения крепких и нарядных циновок, но и отличный сахарный тростник. Конечно, хватало и ядовитых растений, вроде розовых вьющихся помидор или стреляющего гороха, но все равно северный лес был несравним с южными джунглями. Там было куда опаснее, и не только из-за огромного множества ядовитых растений. Количество хищных монстров, живших в джунглях, было невероятным. Но Иеро лишь несколько лет назад узнал об этом, когда сам побывал на юге. До того ему казалось, что и на севере чудовищ хоть отбавляй. Но все познается в сравнении, и теперь священник-заклинатель Иеро Дистин оценил тишину и спокойствие северных лесов. Тем более, что объединившиеся Республика Метс и Отвианский Союз постоянно держали большие отряды Стражей на границе своих лесов и Тайга — необъятного моря зелени, перемежающегося с опасными болотами. Задачей Стражей Границы было не пропускать монстров, весьма часто выходящих из Тайга, на территории, принадлежащие объединенным государствам. Им тут и своих хищников хватало. Аббатства всегда заботились о спокойствии простых людей.

Горм трусил впереди отряда, пока что двигавшегося по дороге, ведущей на юго-восток, к гряде невысоких холмов, тянувшихся вдоль Гнилого Лога, — там находился самый дальний из постов Стражей Границы. За холмами лежала широкая низина, а за ней уже вставала стена Тайга. Но в Тайг они войдут только завтра.

С первыми лучами солнца лес пробудился и запел. Голоса маленьких, невзрачных с виду северных попугайчиков сливались с заливистыми трелями больших ярких фазанов и дымчато-сизых глухарей, кудахтали засевшие на самых вершинах сосен хохлатые чижи, посвистывали толстозобые красные снегири, звонко куковали полосатые кукушки, а с земли возносился хор гигантских куропаток и бескрылых скворцов. Отряд Аббатства вместе со всем окружающим его миром радовался наступлению нового дня.

Но ближе к полудню стало жарко, птицы умолкли, и лишь изредка из глубины леса доносился вскрик перепела. Во второй половине дня решено было сделать небольшой привал. Все уже изрядно проголодались.

Отряд остановился на небольшой поляне справа от дороги. Неподалеку, чуть впереди, за деревьями скрывалось одно из многочисленных озер, берега которого густо заросли камышом и тростником. Едва люди спешились и сняли со спин лорсов груз, как лорсы тут же отправились на водопой, и с ними вместе к озеру ушел Горм. Иеро ничуть не беспокоился за животных и медведя — в этом озере не водилось никаких опасных тварей, там жили только окуни и маленькие безобидные лягушки. Но тем не менее он, развязывая мешок и доставая из него флягу с водой и пластинку пеммикана, постоянно прислушивался. Лес есть лес, тут всякое может случиться.

Стражи Границы и эливенер Лэльдо тоже достали пеммикан, вечное кушанье всех северных народов. Пеммикан изготовлялся из кленового сахара и разных сушеных ягод, смешанных с жиром крапчатого барсука. Все это сушилось под прессом. Пеммикан мог храниться практически вечно при любой температуре и был чрезвычайно питателен, а потому незаменим в дальних походах. Стограммовой пластинки пеммикана хватало человеку на сутки. Правда, жир крапчатого барсука немного портил вкус, но тут уж выбирать не приходилось. В северных лесах было не так-то много животных со съедобным мясом, которые одновременно не обладали хотя бы зачатками высокого разума. А убивать ради еды существ, которые уже начали осваивать логику, могли только слуги Нечистого.

Сжевав половину пластинки и запив ее водой, Иеро достал из лежавшей рядом с ним на траве седельной сумки маленький замшевый мешочек, в котором хранились знаки Сорока Символов и бесцветный кристалл предсказаний, и задумчиво взвесил его на ладони. Конечно, их путь только еще начинался, и пока что отряд шел через относительно благополучные районы северных лесов… и все же, наверное, не вредно будет попытаться заглянуть в ближайшее будущее. Конечно, дальновидение, как называлась процедура предсказания будущего, представляло некоторую опасность, потому что в это время разум предсказателя был открыт, и случись быть где-то неподалеку слугам Нечистого, они могли бы с легкостью определить местоположение священника. Но Иеро полагал, что слуги Нечистого едва ли могли очутиться в такой близости от Центрального Аббатства.

Стражи Границы Колин Гарсес и Дэши Вест, увидев, что священник-заклинатель расстелил на траве перед собой квадрат зеленовато-серой льняной ткани и высыпал на него крохотные деревянные фигурки, поспешно встали и, прихватив фляги с водой, отошли к дальнему концу поляны. Там они уселись спиной к заклинателю. Стражи Границы почему-то всегда побаивались ритуала предсказания будущего. Эливенер Лэльдо, хотя и не страдал никакими суевериями, тем не менее тоже ушел подальше от Иеро — просто чтобы не мешать. Но Иеро, уже сосредоточенный на предстоящем, не заметил всех этих передвижений своих товарищей по экспедиции. Он положил кристалл на раскрытую ладонь правой руки и, держа его перед собой, на уровне груди, начал всматриваться в его прозрачную глубину. Когда Иеро увидел в центре кристалла крохотную искру, он медленно протянул левую руку к фигуркам, но не коснулся их, а тихо произнес ритуальную фразу:

— Во имя Отца, Сына и Святого Духа… Я, священник Божий, прошу показать мой дальнейший путь. Я, смиренный служитель человеческий, прошу помощи в моем странствовании. Я, существо земное, прошу дать предзнаменование.

Иеро сконцентрировал мысль на дороге, на той области северного леса, которую им предстояло пройти в течение второй половины сегодняшнего дня и завтрашним утром.

Искра в глубине кристалла погасла, превратившись в прозрачное дымное облачко, потом облачко рассеялось, и Иеро ощутил, как кристалл втягивает в себя его мысль. И почти сразу перед его глазами появилась картина леса, который видела сверху какая-то пролетавшая мимо птица. Это и было главным свойством кристалла предсказаний: он соединял мысль смотрящего в него человека с сознанием того существа, которое в данный момент отчетливо видело нужный участок пространства. Как это происходило, никто не знал, хотя различных объяснений существовало не менее полусотни. Вот только они ничего не объясняли.

Сейчас священнику необходимо было знать, что ждет его отряд в ближайшие часы. И он получил ответ.

Птица, парившая над лесом, не присматривалась ни к дороге, ни к озеру, — но все, что лежало внизу, отражалось на сетчатке ее глаз, и все эти отражения передавались прямиком в сознание Иеро. Священник-воин увидел не только просеку, по которой пролегала дорога, не только маленькое озерцо, на берегу которого стояли четыре огромных рогатых лорса и огромный черный медведь; Иеро увидел дальше к востоку и еще одно озеро, — большое, продолговатое, тянущееся с севера на юг… и колонну термитов, движущуюся вдоль его западного берега. Голова колонны поворачивала. Нетрудно было рассчитать, что через малое время пути отряда Аббатств и гигантских термитов пересекутся.

Иеро глубоко вздохнул и вышел из транса. И посмотрел на свою левую руку. В кулаке были зажаты какие-то фигурки.

Иеро раскрыл ладонь.

Крыса, меч, стрела и череп.

Священник задумчиво уставился на крохотные деревянные фигурки. Да, задачка… Еще несколько лет назад Иеро ничего не смог бы сказать о подобном сочетании. Но теперь он уже кое-что понимал в Символах. То есть значение каждого Символа само по себе, конечно, он знал, как знал его каждый священник. Любой священник-заклинатель умел использовать кристалл и гадательные фигурки. Вот только результаты зависели от личных способностей того, кто брался за это дело. Впрочем, с кристаллом все обстояло проще. Работа с ним удавалась всем. О фигурках такого сказать было нельзя.

Проблема состояла в том, что Сорок Символов обладали множественными значениями. Например, Копье могло означать битву, а могло — охоту. Рыболовный Крючок мог предвещать тайную опасность, а мог просто предупреждать о том, что гадателю вскоре предстоит всерьез потрудиться над какой-то загадкой. И так далее. При этом в разных сочетаниях значения Символов могли меняться.

19
{"b":"10201","o":1}