ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ни на один из этих вопросов ответа не было, во всяком случае, сейчас. Иеро вздохнул и уже повернулся было, чтобы пройтись вокруг поляны, — но вдруг замер.

Внизу, на затянутой легким туманом равнине, ему почудилось какое-то движение.

Иеро бесшумно двинулся вперед, выбирая точку, с которой равнина была бы видна лучше. Его зоркие глаза метса исследовали клубящийся туман, выискивая что-либо подозрительное. И наконец нашли.

Какие-то существа, издали похожие на змей, крались в тумане, медленно приближаясь к холмам. Священник даже заметил чью-то отливавшую медью блестящую спину. Но Иеро не был уверен, что они направляются именно к тому холму, на котором находился лагерь его отряда. Однако он не собирался рисковать, ожидая слишком долго.

Иеро вернулся на поляну и первым делом подошел к брату Лэльдо. Как только рука священника коснулась плеча эливенера, как тот открыл глаза и очень тихо спросил:

— Что-то случилось?

— Не знаю, может, и ничего, — едва слышно ответил Иеро. — Поди, посмотри. Внизу, на равнине, кто-то прячется в тумане.

Эливенер уже был на ногах и направлялся к краю поляны. Иеро решил не ждать, пока тот разберется в проблеме, и разбудил обоих Стражей Границы. Коротко объяснив им, что происходит, Иеро добавил:

— Лучше нам быть готовыми ко всему.

Лорсы, обладавшие феноменальным слухом, уже стряхнули с себя дремоту и подошли к людям, ждали, когда их оседлают. Иеро огляделся. Горма нигде не было видно. Священник опасался послать мысленный призыв, поскольку не знал, какова природа существ, таящихся на равнине. Они ведь могли и услышать его мысль. И кто знает, вдруг именно это подтолкнет их к нападению.

Стражи тем временем молча седлали скакунов и укрепляли на местах седельные сумки. Иеро занялся тем же. Клуц, понимая, что сейчас не время для мысленного разговора, не задавал вопросов. Оседлав Клуца, Иеро принялся седлать Пипо, скакуна брата Лэльдо. Эливенер все еще не возвращался, и священник уже начал беспокоиться всерьез.

Но вот наконец из-за деревьев показалась коричневая хламида брата Лэльдо. Эливенер уже издали махнул рукой, показывая — ничего страшного. Иеро успокоился, однако ему было бы интересно узнать, почему брат Лэльдо так долго выяснял, что там за существа. Священнику-заклинателю было отлично известно, что члены Братства Одиннадцатой Заповеди находятся в очень близких отношениях со всем живым на планете, и конечно же, брату Лэльдо не нужно было тратить почти десять минут на то, чтобы определить: животные, ползающие в тумане на равнине, для людей не опасны.

— А кто там, внизу, брат Лэльдо? — спросил Иеро.

— Да просто ящерицы гуляют, — небрежно ответил эливенер, однако священнику почудилось в его тоне нечто уклончивое. Но, поскольку у эливенера вполне могли быть какие-то сугубо личные отношения хоть с ящерицами, хоть с белками, хоть с кем угодно еще, метс решил больше не любопытствовать. Опасности нет — этого вполне достаточно.

— Что ж, отправляемся. Где же Горм? — сказал Иеро, не надеясь, впрочем, услышать ответ. Однако ему ответили.

— Он пошел вперед, разведать дорогу, — передал священнику Клуц. — Я молчал до сих пор, потому что опасался. Вдруг там опасные твари. Ждать не надо.

— А, это хорошо, — пробормотал Иеро, подумав, что Горм, возможно, видел тех, кто там копошился в тумане, и потом расскажет ему, что это за звери.

Люди сели в седла, и огромные лорсы бесшумно двинулись вниз по склону холма. Иеро всегда удивляло то, что такие тяжелые звери умеют при необходимости пробираться через лес так, что ни листик, ни веточка не зашуршат под их мощными копытами. Даже тренированным воинам вроде него не всегда это удавалось.

Небольшая равнина, отделявшая северный лес от Тайга, понижалась к середине, но была достаточно сухой. Местами здесь красовались сплошные заросли молодой тонкоствольной ольхи и колючего кустарника, и их приходилось объезжать стороной. Туман все еще клубился вокруг, но он лежал низко, его белесые клубы едва доставали лорсам до колен. И ни единого живого существа не видно и не слышно было вокруг. Священника это удивило. Обычно жизнь в таких местах не затихает на ночь. Где-нибудь обязательно есть лужа или маленькое болотце, битком набитое мелкими лягушками и жабами, и они должны бы уже начать свою предрассветную кутерьму… да и ночным птицам самое время возвращаться с охоты — однако Иеро до сих пор не заметил ни одной. В конце концов священник-заклинатель решил, что эливенер лукавил: те существа с медными спинами, которых он заметил в тумане, наверняка распугали всю живность вокруг, а значит, не так уж они безопасны. Просто брат Лэльдо сумел с ними договориться. Но Иеро взял это себе на заметку, чтобы в ближайшем будущем разобраться в странной истории.

И вот перед отрядом встала стена Тайга.

Если бы не Стражи Границы, довольно часто забиравшиеся в Тайг, здесь не нашлось бы, пожалуй, ни единой тропки, по которой могли бы пройти лорсы. И пришлось бы прорубать дорогу в сплошных зарослях лещины, волчьей ягоды, гигантской ежевики и прочего, плотно переплетенного самыми разнообразными вьющимися травами и лианами. Даже если бы удалось отыскать звериную тропу, выходящую на равнину, все равно она, скорее всего, оказалась бы слишком узка для лорсов, на боках которых висели большие, битком набитые седельные сумки. Но Стражи прорубили для себя неплохую дорогу и постоянно поддерживали ее в «рабочем» состоянии, не позволяя ни вьющимся травам, ни ползучим мхам и лишайникам-скороспелкам затягивать проход между деревьями, не слишком высокими здесь, на краю Тайга. Иеро не впервые путешествовал, и ему уже приходилось пробираться сквозь Тайг, и потому священник прекрасно знал, что дальше, километров через пять-шесть, подлесок почти исчезнет, а деревья — сосны, пальмы и гигантские осины и березы, — вытянутся вверх на сто и больше метров и сомкнут кроны, почти не пропуская вниз солнечные лучи. А завтра отряд уже доберется до бесконечного болота — Туманов Пайлуда. Хорошо, если удастся пересечь этот чрезвычайно опасный район дня за три, ведь там можно застрять и надолго — все зависит от того, с кем встретишься по пути…

Впереди узкая лесная дорога поворачивала, и священник, ехавший на этот раз впереди отряда, сосредоточился, стараясь определить, не затаился ли за поворотом какой-нибудь местный любитель человечинки. Но он уловил лишь обычные ментальные волны мелкого лесного народа — птиц и белок. Ни одного барсука, ни волка, ни какого-либо еще хищника поблизости вроде бы не было. Впрочем, Иеро прекрасно знал, что самые опасные хищники, лемуты, иной раз умеют гасить свои ментальные излучения, и обнаружить их не удается. Поэтому, приближаясь к повороту, Иеро на всякий случай держал в руке обнаженный меч.

Но за поворотом их ждал Горм.

Медведь вольготно расселся прямо посреди неровной дороги и с наслаждением объедал ягоды с огромной ветки дикой малины. Хитро глянув на священника маленькими черными глазками, медведь передал:

— Впереди спокойно. Надеюсь, до самого болота у нас не будет никаких приключений. Придется тебе поскучать.

Иеро рассмеялся и вложил меч в кожаные ножны, укрепленные бронзовыми накладками. Позади послышалась мысль брата Лэльдо, подъехавшего почти вплотную к Иеро:

— Хорошо иметь такого надежного проводника, как ты, Горм. И спасибо тебе за сочувствие. Конечно, нам придется поскучать, но мы уж как-нибудь вытерпим.

Медведь восторженно хрюкнул и запустил в брата Лэльдо веткой с остатками ягод. Эливенер увернулся, и ветка с шорохом упала в траву у дороги, напугав до полусмерти какого-то крошечного грызуна. Тот пискнул и рванул в лес, топоча, как большой.

Стражи Границы, с усмешкой наблюдавшие за медведем, лишь молча переглянулись. Им во время долгих дозоров не раз приходилось встречаться с лесным народом, и они любили медведей и доверяли им. Иной раз сородичи Горма выручали Стражей во время разных переделок, без которых не обходится на границе. Дэши Вест окликнул черного зверя:

27
{"b":"10201","o":1}