ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро 2035. Царица ночи
Новогодний конфуз
Упавшие в Зону. Учебка
Оторва, или Двойные неприятности для рыжей
Оруженосец
Ученица. Предать, чтобы обрести себя
Холодная кровь
Сердце Холода
Метро 2033: Площадь Мужества
A
A

Итак, гигантские дины шли впереди, за ними на своем вормине ехал Верховный Мастер С'жего, а следом за ним, на небольшом расстоянии, серые макаки и волосатые ревуны под руководством Пита гнали стадо бычков, нагруженных припасами. Каждый бычок тащил от силы пять килограммов груза, но это все же было лучше, чем ничего. Верховный Мастер Желтого Круга вовсе не желал сидеть в степной деревне, ожидая, пока его догонят вормины. Ему необходимо было как можно скорее добраться до южной Голубой Пустыни.

День прошел спокойно, и Мастер С'жего во время полуденного привала связался с Верховным Мастером Голубого Круга и обменялся с ним новостями. Впрочем, у С'гито особых новостей не было. Он уже вышел в поход, и через пять дней подойдет к краю южной Голубой Пустыни. Сколько времени понадобится, чтобы добраться до ее центра, С'гито, разумеется, предсказать не мог, — Голубые Пустыни были населены странными существами, и кто знает, как они отнесутся к незваным гостям. У всех Верховных Мастеров имелись подробные карты не только из собственных владений, но и всех четырех Кругов, и С'гито сказал коллеге, в какой точке он по расчетам должен выйти к Пустыне, — чтобы С'жего мог и свой маршрут рассчитать так, чтобы оказаться как можно ближе к отряду Мастера Голубого Круга. Рассказ С'жего о маленьком бронзовом лемуте, замеченном в степной деревне, слегка встревожил Мастера С'гито, однако он считал, что даже если эти новые твари и могут представлять опасность в степи, до Голубых Пустынь им не добраться. Но в Пустынях предостаточно было и других тварей, куда более опасных, чем многочисленные, но все же мелкие бронзовки. Однако С'жего и сам прекрасно об этом знал, и с одобрением выслушал сообщение С'гито о том, что тот взял с собой довольно большой отряд лемутов, в число которых входила ехидна.

К вечеру на горизонте с северной стороны показалось облако пыли. Волосатые ревуны, шедшие со стадом, тут же начали радостно завывать и приплясывать, колотя себя в грудь длинными волосатыми руками. Верховный Мастер С'жего не счел нужным даже оглянуться. Все было ясно: приближался вызванный на подмогу отряд ревунов. Что ж, прекрасно. Теперь можно забыть и о бронзовых лемутах, и о прочих тварях, обитающих в степи.

Верховный Мастер Голубого Круга во главе немалого отряда вонючих волосатых ревунов и каменных фенеков ехал между невысокими округлыми холмами, отделявшими район его главной резиденции от небольшой степной области, за которой начиналась уже сама южная Голубая Пустыня. В отряд Мастера С'гито входили также его слуга, человек Томас, ехидна — тварь, достойная ночных кошмаров, — и грузовые вормины, тащившие на своих крепких спинах все необходимые для перехода через Пустыню припасы. Мастер С'гито размышлял о том, стоит ли постоянно выбирать дорогу между холмами, или следует идти напрямик, огибая лишь самые высокие вершины. Это сократило бы путь по крайней мере на два дня, но он не был уверен, что его отряд проявит должное послушание, — ведь шагать вверх-вниз по склонам было куда труднее, чем продвигаться пусть по извилистой, но все же ровной дороге. Конечно, он мог заставить всех этих тварей делать то, что ему нужно, однако Верховному Мастеру Голубого Круга не хотелось понапрасну тратить энергию, он ведь не знал, что ждет его впереди, в Пустыне. Но все же он решил срезать путь, когда ему будут встречаться не слишком крутые склоны.

Впереди, в качестве разведчиков, резво бежали четыре волосатые ревуна, и время от времени к ним присоединялась ехидна, не любившая ходить в строю и потому то и дело то отстававшая, чтобы сожрать какую-нибудь неосторожную птицу или зверюшку, то вырывавшаяся вперед и пристававшая к ревунам. Даже ревуны побаивались этой здоровенной гадины, хотя выглядела ехидна вроде бы не особенно страшно, много жило в южных лесах чудищ и поуродливее. Похожее на слегка приплюснутый шар тело ехидны покрывала густая темно-рыжая шерсть, на пухлой спине над шерстью топорщились длинные острые иглы. Позади извивался длинный голый хвост, неотличимый от лесной желтой гадюки, покрытый расписными чешуйками, толстый, блестящий. А вот голова гада вызывала удивление даже у мастеров Темного Братства, хотя им приходилось постоянно иметь дело с самыми странными и страшными существами, рожденными Мгновением Нирваны. Голова ехидны была бы неотличима от человеческой, точнее, от женской, если бы не вытянутое вперед рыло-трубка, торчавшее на месте носа. Пышную курчавую шерсть на круглом черепе ехидны поневоле хотелось назвать волосами, выпуклый лоб имел совершенно чистую бело-розовую кожу, темные брови красиво изгибались над круглыми зеленовато-голубыми глазами, опушенными длинными темными ресницами. Под рылом-трубкой складывались в бантик ярко-розовые пухлые губы, и только подбородка практически не было. А довольно длинная шея в верхней части была безволосой, зато в нижней обросла шерстью.

Но, конечно, волосатым ревунам не было дела до внешности этой красотки. Они опасались ее по совершенно другой причине. Ехидна была непредсказуема. Она подчинялась только Верховным Мастерам Темного Братства, и никому больше. Всех остальных она рассматривала как свою законную добычу. При этом любая ехидна всегда была голодна. Сколько бы она ни сожрала за один присест, через час она уже снова начинала слегка щурить свои круглые зеленовато-голубые глазки, хлопая пушистыми ресницами, — и тогда любому теплокровному, находившемуся поблизости, следовало поостеречься. Ехидна могла в любой момент внезапно прыгнуть ему на спину и присосаться рылом-трубкой к шее. Выпив кровь, ехидна выгрызала самые крупные куски плоти. Трапеза занимала у нее от силы пять минут. Облизнув раздвоенным языком розовые губки, ехидна удовлетворенно вздыхала и мчалась дальше, с искренним любопытством обнюхивая все, что встречалось ей на пути — камни, траву, деревья…

Верховный Мастер С'гито ехал на вербере Стиксе. Верберов глупые человечки иначе называли еще медведями-оборотнями, но почему именно медведями, Мастер С'гито совершенно не понимал. Конечно, иногда верберы бывали немного похожими на медведей, но, во-первых, только иногда, а во-вторых — только немного. Это были одни из самых необычных существ, рожденных Мгновением Нирваны, которое жалкие людишки называли Смертью. Верберы за свою довольно долгую по земным меркам жизнь многократно изменяли форму тела. Они были огромны, но больше ничего определенного об их внешности сказать было нельзя. Ну, разве что добавить, что у них в любом обличье были крепкие лапы с острыми когтями и огромные клыки. Все верберы были чрезвычайно опасны не только для людишек, но даже и для рядовых мастеров Темного Братства, и только Верховные Мастера умели обуздывать и направлять эту стихийную силу. И лишь одно существо этого странного рода согласилось служить другим, но лишь потому, что Мастер С'гито спас попавшего в капкан Стикса, когда тот был совсем маленьким детенышем, и сразу же начал его ментальную обработку. Сейчас Стикс был немного похож на вормина, но только общими очертаниями тела и тем, что раскрасил свою шкуру в такие же черно-желтые полосы. Но лапы ворминов заканчивались двумя толстыми пальцами, а вербер отрастил себе целых шесть, с двумя загнутыми когтями на каждом. Да и голова у него была совсем другой. Глупые морды ворминов, напоминавшие человеческие лица, оказались явно не по вкусу верберу. Он соорудил себе крокодилью длинную пасть, битком набитую зубами, а на макушке пристроил огромные круглые уши с желтыми кисточками по бокам. Мастер С'гито, много десятилетий подряд общаясь со Стиксом, давно уже знал, что верберы меняют форму тела отнюдь не произвольно, они делают это по собственному желанию, выбирая и новый внешний вид, и время смены обличья. И именно с этим был связан самый серьезный недостаток вербера: когда тот менял форму, он становился просто куском мяса, который не в состоянии был бы защитить себя даже от полевой крысы. Поэтому на время перевоплощения верберы прятались в глубоких пещерах в холмах. Плохо было и то, что невозможно было предсказать, когда верберу придет на ум заняться сменой внешнего вида. А уж если он это задумает — его не остановить. И Мастер С'гито немного опасался, что Стиксу может захотеться поменять цвет и форму прямо во время похода. Конечно, Мастер тогда просто пересядет на вормина и поедет дальше, но вербер мог бы оказаться очень полезным и как боец отряда. Оборотни дрались жестоко и без устали, и это им нравилось. А Голубые Пустыни никогда не были безопасным местом…

34
{"b":"10201","o":1}