ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но сейчас он должен был не предаваться фантазиям о конце Отвианского Союза и Республики Метс, а поспешить в тайный кабинет связи и вызвать Мастера С'зани.

Тайный кабинет связи Верховного Мастера С'кора скрывался в глубине Тайга, в подземной пещере естественного происхождения. Когда-то первый Верховный Мастер Красного Круга нашел ее, расширил и укрепил, превратив в отличное убежище, отыскать которое никто посторонний не сумел бы. Вход в кабинет связи скрывался между корнями гигантского баобима, посаженного здесь первым Мастером Красного Круга. Вообще-то баобимы росли немного южнее, но этот экземпляр отлично прижился в Тайге, и с помощью особых удобрений, состав которых был известен только Верховным Мастерам, превратился в настоящее лесное чудовище.

Пути от резиденции Мастера С'кора до его кабинета связи было всего три часа, так что задолго до заката С'кора уже проскользнул между толстыми, похожими на стволы старых вязов корнями и отпер бронзовую дверь.

Но Верховного Мастера Красного Круга ждал в кабинете ошеломляющий сюрприз.

Едва открыв внутреннюю дверь, Мастер С'кора почуял неладное. В кабинете что-то светилось…

Вздрогнув, Мастер С'кора шагнул вперед, оставив дверь за собой полуоткрытой. Овальный экран, висевший над круглым столом, отполированным до зеркального блеска, светился. Не на шутку встревоженный Мастер С'кора осторожно подошел к столу и, остановившись возле одного из черных кресел с гнутыми ножками, всмотрелся в экран. Такого не могло быть! Экран начинал светиться только тогда, когда сидящий перед Мастер прочитывал специальные формулы и заклинания, концентрируя внутреннюю энергию, необходимую для передачи, и направлял поток этой энергии на экран… Однако по толстому овальному стеклу бежали затейливые цветные линии, вспыхивали искры… кто мог инициировать механизм? Белое лицо Мастера С'кора посерело, глубоко сидящие глаза загорелись яростью. Враг проник в систему связи Верховных Мастеров!

И словно в подтверждение этой мысли центр экрана очистился от путаницы мерцающих линий, и в темном пространстве появилось лицо ненавистного священника-метса. Он открыл рот и сказал:

— Да, отец Кулас. Мы подходим к Внутреннему морю…

И все исчезло.

Экран погас.

Почувствовав слабость в ногах, Мастер С'кора с трудом обошел кресло и сел, крепко вцепившись неестественно бледными костлявыми пальцами в подлокотники, сплошь покрытые резными формулами и магическими символами. И невидящим взглядом уставился на пятое кресло, стоящее по другую сторону стола, напротив остальных четырех.

И тут его настигло новое потрясение.

Огромный черный бриллиант, красовавшийся в навершии спинки черного высокого трона, вспыхнул зловещим темно-малиновым огнем. И в то же мгновение другие камни, украшавшие символическое сиденье Безымянного Властителя, заиграли всеми цветами радуги. Но ведь в кабинете было темно…

Мастер С'кора глубоко вздохнул. Все было ясно. Проклятые северяне-метсы каким-то чудом открыли способ дальней связи. Правда, было не совсем понятно, как и почему экран Мастера С'кора перехватил их передачу, но в этом он разберется позже. Сейчас важно было другое: Безымянный Властитель уже все знает. Никак иначе невозможно истолковать сияние драгоценных камней на его троне. Властитель дал знать, что он видел и слышал священника Иеро.

Но даже если проклятые северяне открыли тайну экранов, откуда они взяли сами экраны? И тут Мастер С'кора вспомнил, что четыре года назад, во время войны с северянами, два экрана были разбиты. Были разбиты? А если не были? Если северяне унесли их, и в течение четырех лет изучали магические стекла и экспериментировали с ними? Да, такое возможно. И еще одна тревожная мысль возникла в безволосой голове Верховного Мастера Красного Круга. Можно ли теперь быть уверенным в том, что переговоры с коллегами останутся тайными? А если метсы научились перехватывать связь? Или научатся вскоре? Как быть тогда?

И все же, несмотря на все пугающие обстоятельства, Мастеру С'кора необходимо было поговорить с Верховным Мастером Зеленого Круга. Поэтому Мастер С'кора, сжав в ладони левой руки свой мутно-зеленый медальон и поплотнее натянув на голову капюшон плаща, сосредоточился, глядя на экран.

Через несколько секунд по экрану побежали цветные искры, его поверхность покрылась паутиной светящихся линий, а потом перед Мастером С'кора возникло лицо Верховного Мастера Зеленого Круга.

Закончив подробный рассказ о последних событиях, Мастер С'кора разжал вспотевшую белую ладонь и выпустил медальон. Можно было отправляться домой.

Не зажигая света, Мастер С'кора осторожно дошел до двери, по-прежнему остававшейся полуоткрытой, по чуть поскрипывающим деревянным ступеням поднялся наверх и, тщательно заперев кабинет, снова ужом скользнул между толстыми корнями и вышел туда, где ждал его чернокожий слуга с ворминами и мифонами.

Вечерело, и под деревьями по ту сторону огромной поляны, в центре которой раскинул свою крону баобим, уже царил полумрак. Чернокожий Джим на своем немножко ленивом вормине ехал впереди, и Мастер С'кора задумчиво глядел в спину слуги, продолжая перебирать в уме подробности сегодняшнего дня. Мифоны бесшумно носились вокруг, изредка выбегая на дорогу и принюхиваясь к следам ворминов с таким видом, словно ожидали от скакунов какого-то подвоха. И тут же снова исчезали между деревьями. Время от времени до Мастера С'кора доносился приглушенный вскрик птицы — мифоны не упускали случая перекусить. Вообще эти существа ели чрезвычайно много, что Мастер С'кора объяснял их чрезвычайно ускоренным метаболизмом. Но этот же особый метаболизм позволял мифонам практически мгновенно заживлять любые полученные в бою раны, даже довольно глубокие. Они затягивались буквально на глазах. Лемуты естественного происхождения таким полезным качеством не обладали.

На полпути к резиденции Верховного Мастера Красного Круга лес расступался, открывая взгляду почти идеально круглую поляну, сплошь заросшую ползучим чертополохом. Дорога пересекала заросли колючих резных листьев точно посередине. Луна еще не взошла, и в густых сумерках фантастические растения казались выходцами из ночного кошмара. Когда Мастер С'кора проезжал через эту поляну несколько часов назад, при ярком солнечном свете, он совсем не обратил внимания ни на серебристые огромные листья, ни на темно-фиолетовые пышные цветы диаметром не меньше полуметра, ни на острые шипы, торчавшие во все стороны из толстых извилистых стеблей. Он лишь мельком подумал, что чертополох что-то уж слишком разросся и начал вылезать на дорогу. Но об этом следовало позаботиться Джиму.

И как раз в это мгновение Джим, ехавший в нескольких метрах впереди, громко вскрикнул странным, тонким голосом. И тут же послышался жалобный вой вормина.

Мастер С'кора поднял голову — и увидел нечто немыслимое.

Толстые колючие стебли ползучего чертополоха взметнулись, как змеи, и оплели Джима и его скакуна. Двупалые ноги вормина подогнулись, скакун упал на колени, а оживший чертополох тащил бешено сопротивляющегося Джима, стремясь выдернуть его из седла.

Мастер С'кора выхватил заткнутый за пояс огневой пистолет, личное оружие Верховных Мастеров, и почти не целясь выпустил узкую, как игла, струю белого огня в колючие серебристые стебли. Стебли, зашипев, развалились на части, их обгоревшие куски упали на землю, — но поверх них уже тянулись другие растения, хищно взмахивая длинными резными листьями, и темно-фиолетовые головки, казавшиеся в сумраке вечера черными, клонились к Джиму и вормину, словно желая присосаться к теплокровным существам и насытиться их плотью. Верховный Мастер Желтого Круга, разъярившись при виде неслыханной наглости обычных растений, выпустил еще одну струю огня. Но спасти Джима ему не удалось. Слугу и его скакуна уже не видно было в клубке толстых стеблей, резных листьев и огромных цветков. А в следующую секунду Мастеру С'кора пришлось уже защищать собственную жизнь. Он вдруг заметил, что справа и слева к ногам его вормина подползают стебли обезумевшего чертополоха.

39
{"b":"10201","o":1}