ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако оказалось, что белый человек-крыса решил удостоить захваченный в плен отряд беседы. Откуда-то из боковых коридоров вдруг вынырнул смуглый человек — настоящий человек, — с черной кучерявой бородкой и сальными волосами. Он был одет в невообразимое рванье, но когда-то его одежда была явно дорогой и красивой, — до сих пор на замусоленных обрывках кое-где поблескивали остатки золотого шитья и свисали хвостики галунов. Человек оказался толмачом.

Он на полусогнутых ногах подошел к белой крысе, остановился слева от нее, шагах в трех, и низко поклонился. Потом выпрямился и его черные выпуклые глаза уставились на пленников. Иеро показалось, что он когда-то встречался с этим южанином, но где и при каких обстоятельствах — священник не мог вспомнить, и решил, что незачем и стараться напрягать память. Человек, поступивший на службу к людям-крысам, того не стоил.

Правитель крысиного подземелья что-то прощебетал, и толмач перевел на северный язык, хотя и слегка запинаясь:

— Я, царь Забытого Города, желаю… э-э… задать вопрос.

— Похоже, ему что-то от нас нужно, — мысленно произнес Иеро на общей волне, и гигантская белая крыса тут же повернула красноглазую морду в его сторону. Похоже, человек-крыса уловил мысль священника. Иеро решил впредь быть поосторожнее.

Человек-крыса снова что-то защебетал, и в этот момент Иеро краем глаза заметил, что брат Лэльдо очень сосредоточенно смотрит на царя-крысу… видимо, эливенер пытался отыскать ментальную волну, на которой можно было прорваться в сознание белой крысы. Иеро поспешил составить брату Лэльдо компанию и начал проверять все волны одну за другой. А толмач тем временем продолжал переводить:

— У вас на севере есть в лесах растение… э-э… оно… как бы это сказать… из него делают хороший напиток. Для веселья.

— Для веселья? — переспросил Иеро. — Что это значит? Вино, что ли, делают из этого растения?

— Нет, не вино, — досадливо махнул рукой толмач. — Вина они и на юге раздобудут сколько угодно. — Он повернулся к белой крысе и что-то быстро и звонко прощебетал. Крыса-царь ответила, и толмач сказал: — Там у вас есть красная ягода, от которой люди-крысы веселятся. Царь готов отпустить любого из вас живым, даже двоих, если вы пообещаете вернуться с грузом этих ягод. Остальные люди будут ждать вашего возвращения.

— А лорсы и медведь? — тут же спросил Иеро.

Толмач удивленно посмотрел на него и сказал, не обращаясь к белой крысе:

— Ну, скотов они съедят, это уж само собой.

— Нет, — покачал головой Иеро. — Я не знаю, о какой ягоде идет речь, ягод в наших лесах много, и красных, и желтых, и всяких, но переговоры могут начаться всерьез только в том случае, если твой хозяин отпустит всех.

И без того выпученные глаза толмача, казалось, вот-вот выскочат из орбит. Он явно испугался странных речей пленника, но все же начал переводить. И тут Иеро вспомнил, где он его видел. Этот чернявый когда-то служил при дворе принцессы Лучар в Д'Алва. Надо же, подумал Иеро, из одного дворца — в другой!

Гигантская белая крыса, выслушав толмача, ощерилась и злобно зашипела, уставив на Иеро маленькие красные глазки. И тут Иеро нащупал волну…

Установив плотную защиту своего сознания, Иеро мысленно окликнул эливенера:

— Я нашел щель, Лэльдо.

— Я тоже, — ответил эливенер. — Что будем делать?

— Давай сначала прощупаем других белых, — предложил Иеро. — Лучше было бы оглушить их всех сразу. Тогда эта свора останется без руководителей.

— Хорошо.

Тут заговорил чернявый толмач, выслушавший очередную порцию щебетания, которое звучало теперь раздраженно и зло:

— Не может быть речи о том, чтобы отпустить скотов. Это законная добыча местных жителей. Мы говорим только о двуногих.

— А мы говорим обо всех, — твердо произнес Иеро.

Толмач перевел его слова царю, и тот, злобно сверкнув красными глазками, махнул рукой, подзывая четверых белых людей-крыс, стоявших у него за спиной и по-прежнему державших чаши. Началось едва слышное совещание. Толмач отошел в сторонку, всем своим видом демонстрируя, что он не прислушивается. Иеро бросил короткий взгляд на брата Лэльдо. Тот едва заметно кивнул. Толмача они вообще не брали в расчет, — едва ли этот тип стал бы проявлять героизм и пытаться мешать северянам.

Иеро и брат Лэльдо одновременно начали ментальную атаку. Иеро взял на себя крысу-царя, эливенер — четверых его приближенных. Но результаты атаки оказались совсем не такими, как предполагали двое телепатов. Видимо, дело было в слишком сильном отличии сознания крыс от сознания людей. Крыса-царь и четыре белых человека-крысы помельче не заснули мгновенно, как предполагали Иеро и брат Лэльдо, а внезапно закружились в каком-то диком танце, вереща и яростно размахивая хвостами. Приближенные выронили чаши, и по полу зала во все стороны раскатились ягоды обычной красной куманики — овальные, мелкие, жесткие. Однако при виде этих ягод люди-крысы словно взбесились. Они бросились подбирать куманику, дрались за каждую ягодку и визжали, вцепляясь друг в друга зубами и когтями.

Но северяне не стали терять время, наблюдая крысиную возню. Они дружно бросились в тот коридор, из которого вышел правитель крысиного подземелья. Расчет был прост: коридор наверняка вел в царские покои, а из них наверняка был выход на поверхность. Впереди несся Клуц, за ним — остальные лорсы, следом за лорсами мчался медведь. Люди едва успевали за этой компанией.

Коридор оказался широким, около трех метров, высоким, и с очень гладким полом; строили его явно не крысы. Похоже, он сохранился с тех незапамятных времен, когда предки современного человечества неведомо зачем сооружали гигантские строения не только на земле, но и под землей. Но крысы следили за его состоянием, иначе он давно бы рухнул. Освещали коридор все те же ползающие по стенам толстые черви. По обе стороны коридора изредка попадались то ли металлические, то ли пластиковые двери, но все они были заперты. Через полчаса отчаянной гонки Иеро наконец крикнул:

— Стой!

Отряд остановился.

— Похоже, мы проскочили нужную дверь, — хмуро сказал Иеро. — Что будем делать? Может, вернемся обратно?

— Я думаю, возвращаться не стоит, — сказал брат Лэльдо. — Вряд ли крысы надолго отвлеклись на куманику. Они обязательно погонятся за нами. В таком проходе мы отобьемся от них без труда, а где-то впереди наверняка есть выход.

— Впереди — уклон, — передал Горм. — И довольно заметный. Не уйти бы нам на другую сторону Земли!

Люди от души расхохотались. Медведь отлично умел поддержать настроение!

Потом эливенер негромко сказал:

— Я думаю, нам нужно идти вперед, Иеро. Разве ты никогда не слышал о подземных дорогах предков, проложенных под их городами? Что, если это одна из таких дорог? Она ведь началась в Забытом Городе, верно?

— Но почему она идет под уклон? — с сомнением в голосе спросил Иеро.

— Может быть, она тянется под какой-то речкой или озером, — предположил брат Лэльдо. — Но рано или поздно она выведет нас наверх, я уверен в этом.

Иеро продолжал сомневаться, но все остальные поддержали эливенера, и в конце концов было решено идти вперед, и будь что будет!

И они отправились в неведомое по гладкой подземной дороге. Четверо людей ехали теперь на своих умных скакунах, хотя их головы почти доставали до потолка коридора. При этом они не забывали проверять все попадавшиеся им двери. Но двери были заперты, а взламывать их отряд не решился. Кто знает, что могли оставить их ненормальные предки в подземных хранилищах! Может быть, именно отсюда распространялась зараза, которую приносили с собой те, кто посещал Забытые Города.

Уклон был плавным, но заметным. Отряд Центрального Аббатства уходил все глубже и глубже од землю, не зная, что ждет его впереди.

Однако внутренние биологические часы северян и под землей продолжали работать без сбоев. Когда наверху настала полночь, решено было сделать привал. Люди и медведь поужинали копченым «болтуном», лорсам, не евшим мяса, дали по куску пеммикана. Запасы воды у них были невелики, поэтому напиться досыта не пришлось никому, но все готовы были потерпеть, — лишь бы очутиться подальше от людей-крыс.

42
{"b":"10201","o":1}