ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Оленёнок Метеор и зимний сюрприз!
Тайна брачного соглашения
Китайские притчи
Эпоха пепла
Ну ма-а-ам!
Любовь по закону подлости
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!
Хайпанём? Взрывной PR: пошаговое руководство
Размышления мистика. Ответы на все вопросы
A
A

— Я и сам не успеваю. Хотелось бы мне знать, как он одолел двухнедельный путь за три дня.

— А мне гораздо любопытнее было бы выяснить, почему крысы его отпустили.

— Ну, с этим разберемся…

Что-то темное мелькнуло перед глазами Иеро, и он вскинул голову, выронив тяжелый стержень. Диски отвалились от его головы, и больше священник ничего не слышал. А когда, разобравшись, что мимо пронесся обычный иглоклювый удод, Иеро попытался снова настроиться на волну мастеров Темного Братства, у него ничего не вышло.

Сложив стержень и сунув его в чехол, висевший у него на поясе, священник-воин встал. Итак, слуги Нечистого знают, что его отряд идет в Голубую Пустыню. И, видимо, знают, зачем. И намерены приложить все силы к тому, чтобы отряд Центрального Аббатства до своей цели не дошел.

— Подъем! — рявкнул Иеро. — В путь! Да поскорее!

Он быстро рассказал спутникам о подслушанном им разговоре мастеров Темного Братства, и все начали торопливо собираться в дорогу.

Но едва люди успели наполнить водой кожаные фляги и оседлать лорсов, как из джунглей послышался чей-то невообразимо громкий яростный вой.

— Кажется, это по нашу душу, — проворчал Дэши Вест, неторопливо вынимая из ножен меч. — Что ж, давно ни с кем хорошенько подраться не приходилось. Разомнемся!

— Ага, разомнемся, — согласился Колин Гарсес, осматривая маленькую круглую гранату. — Или оно разомнется, кто там к нам подбирается.

Иеро напомнил:

— Не забывайте, что для нас главное — добраться до центра Голубой Пустыни. Так что если появится возможность просто удрать — удираем!

— Ай да воин! — не удержался от язвительного замечания Горм. — Ай да герой!

— Героизм хорош тогда, когда он уместен, — ничуть не обидевшись, ответил вслух Иеро. — А если стратегия и тактика требуют отступать, значит, надо отступать.

Брат Лэльдо, улыбнувшись, добавил:

— И отступать очень быстро!

— Ну, с этим проблем не будет, — вмешался Клуц. — Бегать мы пока что не разучились!

Но убежать им не удалось.

Поросшее кустарником и молодыми деревьями пространство, отделявшее их от джунглей, было не так уж велико, может быть, с километр в длину. А дальше уже стояла стена настоящего южного леса. Кроны деревьев уходили в невообразимую высоту, стволы у основания были такой толщины, что и десять человек, взявшись за руки, не смогли бы обхватить их. И нигде не было ни прохода, ни просвета, потому что все свободное пространство между великанами забивали кусты и лианы, бамбук и гигантские папоротники. Огромные орхидеи лепились к стволам и ветвям, сияя звездами цветов — белых, голубых, красных… и надо всем этим витал пряный аромат гвоздичных и перечных деревьев. Джунгли полнились щебетом райских птиц, криком попугаев, визгливыми вскриками мелких обезьянок… но вдруг все затихло, и остался слышен лишь топот гигантских ног, да время от времени звучал все тот же яростный вой, все приближаясь и приближаясь.

И вот прямо из зеленой гущи, двигаясь напролом, вывалился на старую гарь монстр, какого Иеро и вообразить бы не смог.

Его высота превышала десять метров, в длину монстр тянул метров на пятнадцать, не меньше. Огромная голова с длинным хоботом походила бы на слоновью, если бы не острые волосатые уши с пышными кисточками на концах, торчавшие на самой макушке, над серым морщинистым лбом. Глазки монстра почти скрывались в толстых складках голой серой кожи, но видели явно отлично. Огромное, но гибкое туловище чудовища было покрыто длинной рыжевато-желтой шерстью с черными пятнами на спине и боках. Толстые длинные лапы тоже поросли густой шерстью, но все же нетрудно было заметить, что монстр имеет отличный набор длинный острых когтей, — причем каждый коготь был подлиннее, чем меч Иеро.

Иеро и эливенер попытались нанести монстру ментальный удар — но оказалось, что зверь защищен. Да, сомнений не оставалось — он был послан мастерами Темного Братства, и мастера снабдили своего слугу надежной ментальной броней.

Зверь, вырывавшись из сплетения ветвей и лиан, присел, готовясь к прыжку, и его длинный, но удивительно тонкий и совершенно голый, как у крысы, хвост хлестнул по кустам. Иеро подумал, что то расстояние, которое отделяло людей от края джунглей, монстр может преодолеть если не одним прыжком, то самое большее тремя. А что мог его отряд противопоставить этой безумной силе? Мечи, копья и гранаты, которые едва ли способны даже пробить шкуру этой твари?

Монстр прыгнул. И приземлился на полпути к отряду Иеро.

И тут священника-воина осенила некая идея.

— Прикрой меня! — крикнул Иеро медведю и, путаясь в застежках и завязках, вытащил из седельной сумки серый плащ Нечистого.

Пока Иеро натягивал на себя плащ и капюшон и снимал с пояса голубоватый стержень, монстр прыгнул во второй раз — и обрушился на людей и лорсов. Стражи Границы бросились на него с двух сторон, пытаясь вонзить мечи в передние лапы твари, — но монстр лишь дважды взмахнул серым складчатым хоботом, и оба воина отлетели в стороны, мешками свалившись в кусты. Лорсы тоже дружно бросились в бой, колотя острыми копытами по задним ногам гиганта и изо всех сил пытаясь пробить своими рогами рыжевато-желтую шкуру — но шкура оказалась крепка, словно сталь. Монстр лягнул одной задней лапой, другой — и лорсы тоже разлетелись в разные стороны, как слабосильные телята. Горм, видя, что Иеро уже надел плащ и бросился бежать в сторону, мгновенно проскочил под брюхом чудовища и, подпрыгнув, вцепился зубами в голый хвост твари.

Монстр взревел и, резко изогнувшись, попытался достать медведя хоботом. Но Горм покрепче стиснул зубы — и почти половина голого хвоста упала на землю, дергаясь и извиваясь. Чудовище взывало так, что, казалось, весь мир вокруг оглох. И бросилось на медведя. Однако Горм, увернувшись от мощного и опасного хобота, снова проскочил под брюхом зверя — и снова схватил его за хвост!

Но к этому времени Иеро уже был готов к схватке. Антенна взвилась над его головой, под серым капюшоном на виски священника легли голубоватые прохладные диски, и Иеро мгновенно настроился на ту волну, на которой он слышал в свое время голоса слуг Нечистого. И, сосредоточившись на монстре, мысленно рявкнул что было сил:

— СИДЕТЬ!!!

И — о чудо! — гигантская тварь недоумевающе замерла, а потом жалобно тявкнула — и хлопнулась наземь, едва не раздавив в лепешку медведя.

Иеро не заметил, откуда появился брат Лэльдо, но эливенер уже стоял перед сидящим на задних лапах чудовищем и что-то тихо ему говорил. Монстр, даже сидевший и согнувший спину, был все равно по меньшей мере раз в восемь выше эливенера, но видно было, что чудовище прислушивается к словам крохотного человека. Хобот чудовища печально повис, оно помаргивало глазками и то и дело шевелило ушами. Наконец монстр тяжело вздохнул и осторожно лег на траву, вытянувшись во весь рост, а потом завалился на бок. Эливенер поспешно подошел к самой его голове и снова начал что-то говорить. Еще через несколько минут брат Лэльдо повернулся к Иеро и сказал:

— Он не тронет нас. Мы можем идти. Жаль, что Горм откусил ему хвост. Ему очень больно.

И брат Лэльдо, прошагав вдоль гигантской туши монстра, достал из висевшей на его поясе сумки деревянную коробку с бальзамом и, тщательно смазав перекушенный пополам хвост целебной мазью, забинтовал его длинной полоской чистого холста, запас которого всегда был у него с собой.

Стражи Границы, уже пришедшие в себя и выбравшиеся из кустов, изумленно следили за действиями эливенера, но священник ничуть не был удивлен. Он уже понял, что монстр действовал не по своей воле, что его вынудили напасть на его отряд, и священник тоже сочувствовал несчастному глупому зверю.

— Клуц! — крикнул Иеро. — Ты где?

И Клуц, и остальные лорсы в общем были в порядке, если не считать мелких ушибов. Но у брата Лэльдо нашлось подходящее лекарство, и через несколько минут отряд продолжил путь.

17

Северная Голубая Пустыня уж давала знать о том, что она близко. Сначала джунгли уступили место зарослям невысокого колючего кустарника, чьи ветки и листья имели странный сероватый оттенок, словно были припорошены пылью; затем и эти заросли поредели, кусты стали низкими, они уже не раскидывали свои ветки во все стороны, норовя зацепить путников колючками, а стелились по земле. И сама земля стала уже не желтовато-коричневой, а серой, и местами в ней даже просвечивала отчетливая голубизна. Трава почти исчезла; под копытами лорсов и под лапами медведя все чаще поскрипывал песок.

45
{"b":"10201","o":1}