ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
  • Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
    Посреди жизни
    Дьявол во мне
    Непобедимая и легендарная: Непобедимая и легендарная. Призрак Великой Смуты. Ясный новый мир
    Пора действовать. Волшебный пендель к высоким доходам на удаленке
    Женщина, у которой есть план: правила счастливой жизни
    Обязанности. Кто кому должен?
    Сценарии жизни людей
    Последний черный кот
  • Все Легенды
    Дань псам. Том 1
    Эта прекрасная тайна
    Выбор. О свободе и внутренней силе человека
    Язык как игра. Как помочь ребенку заговорить на иностранном языке и никогда не останавливаться
    Собрание птиц
    Не дай мне упасть
    Титаник
    Пингвинёнок-непоседа
  • Ученица царя обезьян
    Мышонок, который Там
    Как работает мозг спортивных гениев. Нейробиологическая основа высоких достижений
    ПерепроШивка. Книга-тренинг, меняющая жизнь. #всё просто
    Меня зовут Космо
    Другая смерть
    Книга-тренинг для самостоятельной проработки негативных эмоций «мНЕ больно!»
    Hello World. Как быть человеком в эпоху машин
    В ожидании Ани
  • Скоро в школу
    Герои не нашего времени. Харламов, Тарасов, Яшин, Бесков в рассказах родных, друзей и учеников
    PRO питание детей. Без слез и уговоров
    Sex Only
    Стеклянный отель
    Дэниел Гоулман: Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ. Саммари
    Чуткое ухо. Что может рассказать о вашем здоровье ушная раковина
    Импровизаторы. Саквояж мадам Ренар
    Небесные тела
  • Боярич Морозов
    Давай сделаем это
    The One. Единственный
    45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами
    Выбросите список дел! Как избавиться от стресса за 4 шага
    Burger King. Как построить империю
    Тебе мешает только страх. Как преодолеть 5 главных страхов, которые не дают двигаться вперед
    Узоры для вязания на спицах. Большая иллюстрированная энциклопедия ТOPP
    Выбор офицера
  • Солдаты Армагеддона: Дорога в пустоте
    Время океана
    Биология для тех, кто хочет понять и простить самку богомола
    Анекдоты PRO. Самые свежайшие
    (Не)только бизнес
    Неизвестная Астрид Линдгрен: редактор, издатель, руководитель
    Восьмой детектив
    Пьесы
    В семье не без Миллениума. Что делать поколению (1985–2002 г.р.), которое меняет мир

Вестовой шмыгнул за дверь. Аракчеев расстегнул высокий воротник мундира и состриг нагар со свеч.

Поручик Семеновского полка вытянулся в струнку и щелкнул каблуками.

– Имею честь…

– Не ори! Здравствуй. Чего там такого?…

Поручик вытащил из-за обшлага бумагу.

– Вот, ваше сиятельство!

Аракчеев нетерпеливо развернул бумагу и придвинул к себе свечу. Медленно прочитал.

– Откуда взял?

– Нашел, ваше сиятельство! Ввечеру я был назначен в караул к Михайловскому замку со своим взводом. Я шел по мостовой, а впереди ехал ванька с двумя седоками. Оба в партикулярном… Один под мышкой держал пакет с книгами. Не заметивши или нарочно обронил он книгу возмутительного содержания.

– Откуда знаешь, что возмутительного?

– А я ее поднял, равно как и вон ту бумагу, в ней находившуюся.

– Подай сию книгу.

– Извольте, ваше сиятельство… Вольтер!

– Не учи! Грамотный.

– Книжку я по причине темноты рассмотреть не мог, а от взвода отлучиться не посмел. Так они на вань-ке и уехали, оные вольнодумцы.

– Ага! Стало быть, ты и бумагу сию читал?…

– Виноват, ваше превосходительство! Токмо из усердия! Возмутительная вещь и нетерпимая! Из рвения и бдительности… Сдал я караул помощнику и побежал к вам.

– Вы правильно поступили, господин поручик. Но… никто не знает, что вы отправились ко мне?

– Никто, ваша светлость!

– Могли бы присягнуть, что сию бумагу никто не читал, кроме вас?

– Могу!

– Хорошо. Я вам приказываю: во-первых, забыть все происшедшее, а главное, содержание сей возмутительной глупости; во-вторых, отправиться на гауптвахту отсидеть две недели за самовольное оставление караула; в-третьих, поручик, к Рождеству я вам обещаю капитанский чин.

– Рад стараться, ваше сиятельство!

– Скажите там, на кордегардии, что я вас арестовал на улице, без занесения ареста в формуляр.

– Покорнейше благодарен!

– Ступай.

Тщательно очинил перо и уже вывел на широком листе бумаги: «Его высокопревосходительству, господину министру полиции…» – как вдруг, что-то вспомнив, сломал в жестких крючковатых пальцах перо и порвал бумагу.

Аракчеев встал – тень его метнулась по потолку, – запер книгу и рукопись, доставленные офицером, в железный стенной шкафчик и быстрыми шагами заходил по кабинету.

12

В доме Никиты Петровича большая суматоха. Двери комнат настежь, на вощеном паркете – грязные следы; обалделые слуги мечутся взад и вперед, а сам хозяин лежит ничком на тахте, и только долгие истошные крики, несущиеся в раскрытые двери, заставляют Никиту Петровича шевелиться, дрыгать ногами и пухлыми пальцами затыкать уши. Около почтительно замер главный дворецкий, один сохранивший всегдашнее бесстрастие, и теперь, когда весь дом исходит страхом и бестолковой суетливостью, это спокойствие вызывает гнев и бесконечное удивление.

– Ну не стой как идол!.. Пойди узнай!.. Слышишь?…

– Вы бы, Никита Петрович, холодного кваску испили!

– Ой-ой… опять кричит!.. Да что вы все двери распялили?!. Закрой! Закрой! Скоро ли это кончится! А!

– Не извольте волноваться, Никита Петрович, женское дело нутряное, трудное… А кричат они больше для облегчения, а не то чтоб от боли. Вот моя шестым затяжелела… Ничего! Попривыкнет… А вы бы кваску… Никита Петрович, лекарь идет!

– А?… Что?… Доктор?… Доктор, ну как?!

– Все отлишно! Ошень отлишно!..

– А-а вообще?

– Мальшик!..

– С наследником, Никита Петрович, с наследником!

Никита Петрович расцвел счастливейшей улыбкой и, шлепая туфлями, на радостях пошел лично проводить доктора до двери.

* * *

Никита Петрович роговые очки протер фуляром, украсил ими породистый нос и гусиным пером старательно стал выводить на бумаге фамилии разных особ.

Окончил. Довольный, прочел несколько раз и вдруг ударил себя по морщинистому лбу.

Решил. Сына ждали долгие годы… О сыне мечтали в бессонные ночи. Наконец свершилось. Значит, не напрасны многолетние усилия. Нужно грандиозным торжеством ознаменовать крестины.

Блаженно улыбаясь, табак из цветной табакерки медленно-медленно всосал в волосатые ноздри:

– А-а-апчхи!..

13

Стол, на столе двое счетов. Огромная переплетенная в кожу книга раскрыта на средине; над ней согнулись два человека. Каждый то и дело откладывает по нескольку костяшек.

– Ну, кажется, тысяча восемьсот одиннадцатый год кончаем подсчитывать…

– Умаялся я!.. Давай декабрь сосчитаем да и передохнем немного.

– И то! Каково-то им, беднягам, было. Нам сосчитать тяжело, а им столько обедов да чаев изничтожить! Тоже трудов необыкновенных стоит…

– Похоже, мой граф осиливает, почти до четырех тысяч дошло…

– Ну, брось; и князь Александр Николаевич не сдает, тоже за тридцать шестую сотню перевалил.

– Постой! Двадцать первое декабря… У графа Толстого три тысячи шестьсот восемьдесят два приглашения.

– Эх, а у князя Голицына – три тысячи шестьсот двадцать два!..

– Ну-ка, перелистни…

Несколько страниц огромного камер-фурьерского журнала переворачиваются с жестяным звуком.

– Эх, пыли-то! От гордыни князь, нас заставил пересчитывать приглашения.

Обер-камер-фурьеры снова хрустят счетами.

– Конец! Обозлится князь Александр Николаевич.

– Как пить дать… Давай пометим… пиши!

«Подщитано: с начала царствования Государя Императора Александра Павловича по 1 Генваря 1812 года был приглашен к столу их величеств князь А. Н. Голицын – 3635 раз; граф Н. А. Толстой – 3694 раза. О других особах говорить не приходится по несравнимой малости приглашений. Подщеты за последующие годы будут произведены незамедля.

Обер-камер-фурьеры Головкин Петр и Пухлов Антон».

– Говорю тебе, обозлится! Он с графом Толстым об заклад бился, кто из них чаще приглашаем был к столу государеву.

– Ха-ха-ха! Вывихнули, поди, себе утробы!.. По два раза, чай, приходилось иной раз обедать!..

– А сегодня будет князь у его величества?

– Нет, сегодня граф Аракчеев обедает, значит, никого больше не будет. Вчера посол французский обедал. Чудной, говорят. Шесть раз уже обедал.

– Ну, этот не заживается, не объест. Француз – он щуплый, ест мало, больше вилкой портит…

* * *

Аракчеев ел быстро и жадно. Под сухой, медного цвета кожей перекатывались громадные желваки, изредка блестел оскал острых, прямых зубов, а из-за тугого красного воротника, казалось, хотел выбраться и выпасть на тарелку тяжелый угловатый кадык.

Сидевший напротив Александр вяло жевал салат и чертил вилкой узоры.

Когда окончили обедать, Аракчеев шумно встал, вытирая тонкие губы салфеткой, рыгнув в рукав; Александр слегка поморщился.

– Имею я к вам, батюшка, ваше величество, личное касательство, – начал Аракчеев.

– Что такое?

– Худые дела замышляются; мне, конечно, совестно отнести их к доброте вашей, но уж раз настряпали, батюшка, надо валить все!

– Больно ты заковыристо говорить, Алексей Андреевич, начал… То так… в рукав рыгаешь, то как Карамзин…

– Виноват! Не кривлю я! И вам, батюшка, крепче да нерушимее самому бывать следовало!

– Ты что, учить меня собрался?! А? Я спрашиваю, что у тебя там!

– Воля ваша гневаться, а я говорю, эту подколодную гадюку Сперанс…

– Молчать! – Александр топнул ногой.

– Не могу! Не могу молчать, когда моего благодетеля коварно, из-за угла, извести хотят! Я в ваши дела не вмешиваюсь, ваша воля была Сперанского вернуть, я первый ему руку подал… Но сейчас нет мне врага большего!..

– Это я давно знаю, что тебе нет большего врага; при чем тут ненависть твоя?… Из-за угла, говоришь?

19
{"b":"10204","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
  • Граница Империи
    Станционный смотритель. Незнамо куда
    У тебя мужское достоинство. Пора всё знать!
    Миллион на чаевых. Как стать супербогатым официантом
    Поверхностное натяжение
    Осколки магии
    Алхимик
    Интриги дядюшки Йивентрия
    Под маской. Моя автобиография
  • Семейное воспитание и развитие личности ребенка
    Думай и богатей: золотые правила успеха
    Судмедэкспертиза. Увлекательная история самой скандальной науки
    Всемирный экспресс. Поезд ночных теней
    Зов Крохи, или Философский антиMBA в стиле научпоп
    Господи, я знаю, Ты рядом. Как перестать тревожиться и довериться Богу
    Не орите на меня! 8 способов ухода от психологической агрессии + вебинар про манипуляции в подарок
    Служа другим. История врача-онколога, ставшего пациентом
    Похищенная для двоих
  • Схизматрица Плюс
    Зина Портнова. Повесть о девочке, в семнадцать лет ушедшей к звёздам
    Миллион на чаевых. Как стать супербогатым официантом
    Путь к вершине. Как заработать свой первый миллион. 99 «золотых» правил генерального директора
    Как победить вампира
    Вьетнам. История трагедии. 1945–1975
    Соль и дым
    В прыжке
    Решение офицера
  • Стеклянный отель
    Волосы Вероники
    Дань псам. Том 1
    Психология влияния. Как научиться убеждать и добиваться успеха
    Девственница для олигарха
    Ночной смотритель
    45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами
    Уход в лес
    На затравку. Моменты моей писательской жизни, после которых все изменилось
  • Я беременна, что делать?
    Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
    КОТоЛОГИКА. О чем молчит кошка
    ПерепроШивка. Книга-тренинг, меняющая жизнь. #всё просто
    Умная девушка становится богатой. Гайд по управлению финансами и жизнью
    Аркада. Эпизод третий. maNika
    Цитаты, афоризмы, анекдоты
    Время уходить
    Тайны большого леса
  • Корона связи. Вихри во времени
    Зачем мы бежим, или Как догнать свою антилопу. Новый взгляд на эволюцию человека
    Три товарища и другие романы
    Человек у руля
    Почти счастливые женщины
    Королевство Бездуш. Lastfata
    Крутая ботва. Овощи – это не гарнир… и не салат из помидоров
    Мозг против похудения. Почему ты не можешь расстаться с лишними килограммами?
    Системное мышление 2019