ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Измеряйте самое важное. Как Google, Intel и другие компании добиваются роста с помощью OKR
Ромашки в октябре
Ошибаться полезно. Почему несовершенство мозга является нашим преимуществом
Десятое декабря (сборник)
Новогодний конфуз
Отряд бессмертных
Автономность
М**ак не ходит в одиночку
Шатун
A
A

И все же большинство современников обвиняло в этой трагедии именно Нерона, даже несмотря на массовые казни христиан по тому же самому обвинению. Предполагать сговор Нерона с христианами — мягко выражаясь, нелепо.

А вот сговоры против него начали возникать с угрожающей частотой и раз от разу они становились все серьезнее, а участники их — все решительнее…

В довершение ко всему в 66 году вспыхнуло крупное восстание в Иудее, названное Иудейской войной. На его подавление было брошено 3 легиона под командованием Тита Флавия Веспасиана. А первое лицо государства в это время безмятежно путешествовало по Греции, выступая в театрах и коллекционируя лавровые венки победителя различных музыкальных конкурсов.

Он вернулся из Греции только в начале 68 года, продемонстрировав римлянам 1808 победных венков. Видимо, это было последней каплей, переполнившей чашу терпения римлян. Началось крупномасштабное восстание, возглавляемое наместником Испании Сервием Гальбой. К нему присоединились наместники других провинций, и очень скоро римская армия присягнула Гальбе, а сенат объявил Нерона врагом отечества,

Он бежал, но погоня неумолимо приближалась. «Нерон понимал, что такой приговор сената означает быть засеченным насмерть розгами, и решил избежать столь бесславного конца. Проговорив: „Какой великий артист погибает!“, как утверждает Светоний, он с помощью своего секретаря вонзил себе в горло меч.

КСТАТИ:

«Наша беда не приходит извне: она в нас, в самой нашей утробе».

Луций Анней Сенека

Да, беда обитает в нас самих, и нечего вертеть головой в поисках образа врага. Когда один человек (или группа людей) долго и безнаказанно издевается над тысячами и миллионами себе подобных, причину этого явления следует искать прежде всего в порочности этих миллионов, выплеснувших на поверхность житейского моря именно такого правителя.

Поэтому не стоит, пожалуй, ронять слезы сочувствия, читая в исторических сочинениях: «Народ изнывал…» или «Народ страдал…» Это страдание мазохиста, который, как известно, всегда является одновременно и садистом…

КСТАТИ:

«И как меньший отдает себя большему, чтобы тот радовался и власть имел над меньшим, — так приносит себя в жертву и больший и из-за власти ставит на доску — жизнь свою».

Фридрих Ницше. «Так говорил Заратустра»

В некоторых кругах принято говорить, что всякая власть — от Бога. Но, думается, вовсе не потому, что именно он, Бог, надел на нас то или иное ярмо, а потому, что если мы его терпим, то, значит, иного мы у Бога не заслуживаем, значит, туда нам всем и дорога…

После Нерона Римом правил Гальба, император, способный восстать и сокрушить, но не умеющий ни жить в мире, ни созидать, человек одновременно жестокий и слабовольный, полностью зависящий от капризов своих многочисленных партнеров по гомосексуальным играм. Был убит спустя семь месяцев после провозглашения его императором.

Его преемник и организатор его свержения, Отон, через девяносто пять дней своего сумбурного правления закололся кинжалом.

Следующим был Вителлий, в прошлом проституированный мальчик Тиберия. Став императором, окружил себя целым гаремом развратных мальчишек, в обществе которых забывал и свой сан, и свой долг первого лица государства. Оставил о себе память как о садисте, обжоре и моте. Через восемь месяцев правления его растерзали на площади.

Бесславные дела, бесславное время… Собственно, чему тут удивляться?

Ведь каждый из этой троицы императоров был избран на столь высокий пост пьяной солдатней, а это еще хуже и чревато еще более тяжкими последствиями, чем так называемое «всенародное избрание».

Из всех троих один лишь Гальба, как мне представляется, может быть отмечен в роли обладателя хоть какого-то позитивного свойства. Таким свойством можно назвать его чувство справедливости. Факты проявления этого чувства могут, конечно, у кого-то вызвать протест, но не следует забывать, что уже давно свершившимся фактам от этого как-то ни холодно, ни жарко, но самое главное: справедливость потому и называется справедливостью, что неуклонно придерживается принципа адекватности следствия вызвавшей его причине, и здесь разговоры о жалости или о сострадании попросту неуместны. Да и не аморально ли сострадание к негодяям?

ФАКТЫ:

В легионе, которым командовал Гальба, один солдат решил, как говорится, «нагреть руки» на дефиците продовольствия и продать своим товарищам какое-то количество пшеницы по баснословно завышенной цене.

В наше время и на так называемом постсоветском пространстве такая ситуация далеко не редкость, но вызывает, как правило, лишь равнодушное пожатие плеч властей предержащих и фарисейскую фразу: «Ну, что ж… это рынок… что ж…» А вот Гальба (в условиях рынка) поступил по-справедливости: он запретил кормить этого солдата, когда он реализует весь свой хлеб. В итоге солдат умер с голоду. Человеку, который, взявши на себя роль менялы, нагло обманывал клиентов (в наше время такие особи называются «кидалами»), Гальба приказал отрубить руки и прибить гвоздями к столу.

А вот опекуна, который отравил опекаемого сироту, дабы завладеть наследством, он распял на кресте, но когда тот начал кричать с креста, что это незаконно, что он как римский гражданин имеет право на особое положение, Гальба сказал: «Да, ты имеешь право на особое положение» — и приказал перенести его на другой крест, выше других и выкрашенный. Вот так. А все остальное — как у всех…

Но вот у кормила власти оказывается Веспасиан (9—79 гг. н.э.), представитель не слишком знатного, но уважаемого рода Флавиев. После подавления восстания в Иудее, завершившегося фактической ликвидацией этого государства, Веспасиан вместе со своим сыном Титом, командовавшим в его войске отдельным легионом, вернулся в Рим, где после окончания волнений, последовавших за смертью Вителлия, был провозглашен императором.

Он, бесспорно, являл собой разительный контраст со своими предшественниками. Во-первых, он был гетеросексуалом, мало того, большим любителем и тонким ценителем противоположного пола. Во-вторых, он не упивался властью, а относился к ней лишь как к средству наведения и поддержания элементарного порядка. И в-третьих, он был психически нормален, в то время как подавляющее большинство римских императоров состояло из психопатов.

Веспасиану после всех передряг римской Истории достались поистине Авгиевы конюшни, которые он расчистил с поразительными хладнокровием и усердием. Причина этого усердия, кроме целеустремленности характера, заключалась еще и в том, что Веспасиан твердо заявил сенату, что наследовать его будут его сыновья, либо никто. Действительно, практика избрания на высший пост в государстве любого полюбившегося народу мерзавца уже завела так далеко, что поставила под вопрос само существование Рима. Так что Веспасиан наводил порядок не просто так, по долгу службы, а с конкретной целью оставить сыновьям империю во всей ее былой славе и мощи.

Он основательно почистил высшие сословия, изгнав оттуда самозванцев и ублюдков, которые почему-то решили, что если какой-то сенатор развлекся по пьяному делу с какой-то вольноотпущенницей, то возможный плод такого развлечения должен непременно носить тогу сенатора, и не иначе…

Падение нравов никого и никогда не удивляло в Римской империи, но Веспасиан столкнулся с такими его проявлениями, которые, можно сказать, угрожали безопасности государства.

Исходя из многочисленных фактов развала семей знатных римлян, император провел через сенат указ, согласно которому любая свободная женщина, состоящая хотя бы в мимолетной связи с рабом, автоматически становилась рабыней, даже если речь шла об аристократках самой высшей пробы.

93
{"b":"10205","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Притворись моей женой
Спасите котика! Все, что нужно знать о сценарии
Магический пофигизм. Как перестать париться обо всем на свете и стать счастливым прямо сейчас
Стокер и Холмс. Механический скарабей
Смертный приговор
Идеальная незнакомка
Владыка Ледяного сада. Носитель судьбы
Доктор, который научился лечить все. Беседы о сверхновой медицине
Найди время. Как фокусироваться на Главном