ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
К западу от заката
Утраченный дневник Гете
BIANCA
Разгреби свой срач. Как перестать ненавидеть уборку и полюбить свой дом
Живи. Как залечить раны прошлого, справиться с настоящим и создать лучшее будущее
Вся правда о гормонах и не только
Мадам будет в красном
Любовь со второго взгляда
Верность, хрупкий идеал или кто изменяет чаще
Содержание  
A
A
Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 2 - t2109.png

24 января 1878 года в кабинет петербургского градоначальника генерал-адъютанта Ф. Трепова вошла посетительница, вернее, просительница. Подойдя к столу, она хладнокровно вынула из сумочки револьвер и выстрелила в упор, тяжело ранив хозяина Кабинета.

Террористкой оказалась двадцативосьмилетняя дворянка, учительница Вера Засулич, уже успевшая отбыть срок политической ссылки.

Начала она такого рода деятельность в террористической группе С. Нечаева, называемой «Народная расправа». Ах, как мразь любит прикрываться народом, заявлять, будто она действует от имени народа, ради счастья народа! Итак, «Народная расправа», состоящая из студентов преимущественно Петровской сельскохозяйственной академии. Шеф — Нечаев, дабы «сцементировать организацию кровью», организовал коллективное убийство одного из ее членов, огульно обвинив его в предательстве.

Это советские учебники, литература и искусство сварганили образ революционера — борца за народное счастье, умного, мужественного, справедливого и т.д. В действительности же любой так называемый революционер — человек, обладающий всеми признаками уголовного преступника, причем в самом тяжком варианте этого понятия.

Преступник Нечаев написал программное произведение, названное им «Катехизис революционера». На страницах этого опуса изложены основные требования, предъявляемые к «борцу за народное счастье»: порвать все связи с окружающим миром, подавить в себе любое из человеческих чувств, мешающих делу революции, порвать с законами и приличиями общества, с его нравственностью и гуманизмом, стать его непримиримым врагом. При этом — беспрекословно выполнять любой приказ руководителя организации, не останавливаясь перед шантажом, провокациями, дезинформацией, запугиванием и убийством.

Коллективное убийство студента не прошло без последствий, и Нечаев бежал за границу, но через несколько лет был арестован швейцарскими властями и передан России, где был приговорен к 20-летней каторге. Как раз в то время, когда он находился в Петропавловской крепости, его воспитанница Вера Засулич и произвела свой меткий выстрел в Ф. Трепова.

На следствии она мотивировала свой поступок желанием отомстить за студента-революционера Боголюбова, которого якобы приказал высечь розгами Трепов за нарушение режима содержания в тюрьме. Бред. Градоначальник Петербурга будет, видите ли, заниматься умиротворением разбушевавшегося недоучки!

А когда Засулич предстала перед судом присяжных, — недавним нововведением Александра Второго — то в ходе всего одного утреннего заседания она была оправдана!

Невероятно, но факт. Не подлежит логическому анализу, но…

Восторженная толпа понесла на руках оправданную преступницу, засыпав цветами ее адвоката.

Славословия лились и в адрес председателя окружного суда, известного юриста А. Кони, который непосредственно вел это памятное заседание.

Как можно было так дерзко пренебречь и очевидным фактом тягчайшего преступления и элементарными моральными нормами, принятыми в цивилизованном обществе? На эти вопросы так и не нашлось ответов.

Впрочем, нет, нашлось. 11 сентября 2001 года, когда два воздушных лайнера, захваченные террористами, протаранили две высотные башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, это и было ответом на эти вопросы многие другие террористические акты в разные годы и в разных странах.

Терроризм — это принципиально особое явление, не вписывающееся в стандартные рамки понятия «преступление», поэтому и реакция на терроризм должна быть адекватной этому явлению, имеющему ужасающе много общего с манией убийства, а маньяков, как известно, не исправляют, не наказывают за их манию, их попросту ликвидируют, причем производят эту санитарную операцию, как правило, уголовники в тюрьмах, и совершенно добровольно, потому что они понимают то, чего никак не мог постичь знаменитый А. Кони, когда вел процесс Веры Засулич.

Этот процесс послужил разрешающим сигналом для целой серии террористических актов в разных городах России, причем совершенных с особой дерзостью.

2 апреля 1879 года состоялось еще одно, уже третье по счету, покушение на императора Александра Второго, когда он прогуливался в одиночестве (!) по Дворцовой площади. Поравнявшийся с ним мужчина вынул из кармана револьвер и выстрелил четырежды, но император успел уклониться, и пули пролетели мимо.

Террориста задержала проходившая мимо молочница. Прохожие помогли ей повалить его на землю, после чего сдали подоспевшей полиции.

Ну что можно сказать? Возникает вопрос: на что идут налоги, которые взимаются с подданных, если государственная машина не в силах защитить первое лицо государства?

Между прочим, такой примерно вопрос возникает, когда по телевидению показывают какой-нибудь лагерь по подготовке террористов. Если это не фальсификация, то почему он не стерт с лица земли? А стрелявшим в Александра оказался 33-летний Александр Соловьев, проучившийся всего один год в Петербургском университете. Верховный уголовный суд приговорил его к смертной казни, и, к счастью, исполнению приговора ничто не помешало.

КСТАТИ:

«Стоит ли исправлять человека, чьи пороки невыносимы для общества? Не проще ли излечить от слабодушия тех, кто его терпит?»

Никола-Себастьен де Шамфор

В ходе следующего покушения был взорван целый поезд, где, по данным террористов, должен был ехать император с семьей. Данные оказались ошибочными, и погибла императорская свита, ехавшая во втором, а не в первом поезде, как предполагалось ранее.

То, что при этом погибло несколько десятков человек, террористов никак не смутило: что такое несколько десятков жизней, если речь идет о святом, о революции!

Как точно заметил, однако, мудрый Николай Бердяев относительно того, что «наша интеллигенция верит не в Бога, а в идею Бога»! Разве может человек, который верит в Бога, совершать такие страшные злодеяния? Так относиться к человеческим жизням? Брать на себя роль вершителя чужих судеб, при этом даже не поинтересовавшись… Да о чем вообще речь? Какая-то закомплексованная мразь будет отыгрываться на нас за свои жизненные неудачи, причем, вполне объяснимые и справедливые…

КСТАТИ:

«Легче всего социализм развивается у людей с весьма большими потребностями, но лишенных способностей, необходимых для удовлетворения этих потребностей».

Густав Ле Бон

Один из весьма почетных персонажей книг по истории КПСС — некий Степан Халтурин — устраивается столяром в штат обслуги Зимнего дворца, затем изыскивает возможности перенести в одно из подвальных помещений большое количество динамита, ну а затем терпеливо ждет подходящего для взрыва момента, то есть того момента, когда император будет находиться как раз над этим помещением…

Члены террористической организации «Народная воля», внедрившие Халтурина в штат Зимнего, тоже ждут. В это самое время полиция захватывает типографию этой организации, где работал некий Богословский, на квартире которого наряду с оружием и нелегальной литературой обнаруживаются три карандашных рисунка — план каких-то помещений.

Вскоре выяснилось, что это — точный план той части Зимнего дворца, где находились апартаменты императора. Мало того, на рисунке было обозначено кружком место, где уже была заложена взрывчатка, однако господа полицейские не сочли необходимым заглянуть в то помещение, которое было так четко обозначено на плане.

Возможно, это был традиционный полицейский идиотизм, а возможно…

Можно лишь строить предположения, не более того.

Взрыв прогремел в тот день и час, когда в обреченной столовой должна была собраться вся императорская семья. Революционеров, конечно, не заботило то, что должно погибнуть множество людей, в том числе женщины и дети. Ну, на то они и революционеры, Чтобы не задумываться о таких пустяках… Взрыв-то прогремел, но в это время еще не вошла в столовую императорская семья, и пострадали только солдаты, находившиеся в караульном помещении, расположенном неподалеку. Погибло 19 и ранено было 48 солдат…

113
{"b":"10206","o":1}