ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пробужденные фурии
Убить пересмешника
Преломление
Книга-ботокс. Истории, которые омолаживают лучше косметических процедур
Громче, чем тишина. Первая в России книга о семейном киднеппинге
Праздник нечаянной любви
Интимная гимнастика для женщин
Элоиз
Следуй за своим сердцем
Содержание  
A
A

Едва ли этот процесс можно признать положительным для усиления могущества Руси. Когда западные страны образовывали свои колонии, они использовали аборигенов как основную производительную силу, а наместники и небольшие военные отряды обеспечивали соблюдение установленного порядка, не привлекая туда продуктивное население метрополии.

Русское самодержавие действовало по-иному, вытесняя местное население и переселяя на новые земли представителей основной национальности, тем самым дробя и распыляя ее потенциал.

Потенциал нации является неизменной величиной, и наибольший успех в ее развитии достигается в основном за счет концентрации этого потенциала на пространстве, обеспечивающем нормальную жизнедеятельность нации.

КСТАТИ:

«Когда государство не может достичь своей высшей цели, то оно растет безмерно. Мировая римская империя не представляет, в сравнении с Афинами, ничего возвышенного. Сила, которая должна принадлежать исключительно цветам, принадлежит теперь неимоверно вырастающим стеблям и листьям».

Фридрих Ницше

Количество, как известно, далеко не всегда автоматически переходит в качество.

А Иван Грозный скончался 18 марта 1564 года, расставляя фигуры на шахматной доске.

Символично, что и говорить…

Его несостоявшаяся родственница Елизавета I Тюдор (1533—1603 гг.), английская королева с 1558 года.

Дочь Анны Болейн и Генриха VIII, она более пяти лет провела в одиночной камере Тауэра, собственно, все время правления королевы Англии Марии Тюдор (1516—1558 гг.), которая решила на всякий случай упрятать за решетку свою младшую сводную сестру, имеющую такие же, как и у нее самой, права на английский престол.

Мария Тюдор была замужем за испанским королем Филиппом II (1527—1598 гг.), фанатичным ревнителем католической веры и преследователем ереси в любых ее проявлениях. Под его влиянием Мария жестоко преследовала протестантов, ввела в Англии инквизицию и подписала более 500 смертных приговоров на религиозную тему за недолгое время своего правления, тем самым заслужив прозвище «Кровавая».

Ее поведение, конечно, импонировало ее не менее кровавому супругу, однако он в 1558 году вернулся на родину, в Испанию, где было невпроворот дел по искоренению ереси, да и инквизиция что-то обленилась… Мария впала в глубокую депрессию, вследствие чего умерла 17 ноября 1558 года.

Елизавета прямо из тюремной камеры восходит на трон Великобритании. Этот день, 17 ноября, превратился в национальный праздник, в триумф протестантизма.

Елизавета восстановила англиканскую церковь, за что была предана анафеме папой Сикстом V, который, тем не менее, признал, что она «государыня большого ума». И это было действительно так. Ее правление отмечено бурным развитием торговли, промышленности, наук, искусств и ремесел. Она покровительствовала торговым кампаниям. При ее поддержке утвердилась на русском рынке Московская кампания, на Балтике — Эстляндская, Берберийская — в Африке, Левантийская — на Ближнем Востоке, в Индии — Ост-Индская и т.д.

Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 2 - t214.jpg

Разумеется, вокруг нее вился рой желающих разделить с ней трон, власть и успехи. Среди желающих не последнее место занимал овдовевший Филипп II Испанский, которому, видимо, импонировала мысль управлять одновременно Испанией и Англией из постели английской королевы, как это имело место при Марии Тюдор. Однако Елизавета была гораздо более цельной натурой, чем ее покойная сестра, и при этом ненавидела Филиппа II как зашоренного фанатика, не говоря уже о том, что она была убежденной англиканкой и не собиралась идти на какие-либо уступки в вопросах веры. Ее раздражала мышиная возня претендентов на роль мужа английской королевы, и, наверное, поэтому (хотя не исключены и другие версии) она объявила, что хочет остаться королевой-девственницей.

КСТАТИ:

«Елизавета (с достоинством): Мистер Шекспир, ваше счастье, что я милостивый монарх. Я оказываю вам снисхождение; вы росли в деревне и мало знаете. Но впредь запомните, что есть слова, пусть даже сказанные от чистого сердца, с которыми все же не подобает обращаться… не скажу к королеве, ибо вы меня таковой не считаете, — но к девственнице.

Шекспир (без запинки): Не моя вина, что вы девственница, ваше величество, это только моя беда… клянусь жизнью, будь я властен превратить вас в служанку, вы остались бы королевой и девственницей ровно столько времени, сколько нужно молнии, чтобы пересечь Темзу. Но раз уж вы королева и не желаете знать ни меня, ни Филиппа Испанского, ни какого другого смертного мужчины, мне приходится сдерживаться по мере сил…»

Джордж Бернард Шоу. «Смуглая леди сонетов»

Естественно, девственницей Елизавета была только номинально. У нее были фавориты, с которыми она поддерживала отнюдь не платонические отношения, так что звание «королева-девственница» существовало прежде всего для того, чтобы отгонять ретивых женихов. К чести Елизаветы следует заметить, что она — одна из очень немногих женщин в Истории человечества, которые не проявляли рабского благоговения перед институтом брака — источником неисчислимых бедствий всех внутренне свободных людей.

Это была одна из самых выдающихся женщин и государственных деятелей эпохи Возрождения. Елизавета, ко всем прочим ее достоинствам, владела латинским, греческим, французским, итальянским, испанским, немецким, голландским и шотландским языками, писала стихи, играла на различных инструментах, покровительствовала литераторам и театральным деятелям.

Вместе с тем, авторы министерских учебников часто ставят Елизавете в вину то, что она покровительствовала не только деятелям культуры, но и — прости, Господи! — пиратам, этим ужасным морским разбойникам.

Ну и что? Давайте освободимся от стереотипа: «свой — это хорошо, чужой — плохо». Эта женщина решила сделать Англию владычицей морей — и сделала то, что задумала, сделала блестяще, победоносно, по-королевски, одним словом. А кто кому мешал сделать Францию владычицей морей? Россию? Италию? Германию? Да хотя бы ту же Испанию, которая захватила во всем мире все, что можно и нельзя было захватить…

Желательно, конечно бы… но, увы, не до того было. Тут бы успеть организовать сеанс группового секса в Ватикане или в Александровской слободе, кого-то отравить, кого-то допросить с пристрастием. Все это, возможно, и нужно было делать, только вот решив для себя предварительно, что есть главное, основное, а что и подождать может…

КСТАТИ:

«Существенное должно сочетаться с приятным, но приятное следует черпать только в истинном».

Блез Паскаль

Было бы сказано.

А этим всем было не до того, в отличие от Елизаветы, которая решила и сделала…

Главной соперницей Англии в морской торговле была Испания, владевшая бесчисленными колониями и запрещавшая кому бы то ни было торговать с этими колониями в обход испанского правительства. Издать запрещающий акт — дело нехитрое. Гораздо сложнее — проследить за его исполнением.

Знаменитый, непобедимый английский флот еще только строился, а пока Елизавета решала прибегнуть к помощи морских разбойников.

Как известно, эти «джентльмены удачи» считаются состоящими вне закона, а поэтому при неблагоприятном для них стечении обстоятельств всю команду захваченного пиратского корабля принято было вешать на реях — всех, от капитана до юнги. Елизавета же, выражаясь нашим государственно-уголовным языком, предоставляла им «крышу», так что в случае неудачи они могли предъявить грамоту, свидетельствующую, что податели ее — вовсе не разбойники, а моряки королевского флота Великобритании. А почему на мачте развевается «Веселый Роджер», черный флаг с белыми костями и черепом? Да так… юнга созорничал… получит за такую шутку десять горячих, не меньше, уж не сомневайтесь…

14
{"b":"10206","o":1}