ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Может быть, и не следует ссылаться на предчувствия, принимая какие-либо важные решения, но прислушаться к их голосам далеко не лишне…

У английского короля Карла I (1600—1649 гг.) не могло не быть предостерегающих предчувствий, когда он, зачастую вопреки элементарной логике, предпринимал шаги, неминуемо ведущие к пропасти. Например, этот внук Марии Стюарт, напрочь отбросив свои шотландские корни, силой навязывал гордым шотландцам англиканскую литургию, не желая понимать, что это ни к чему иному, кроме восстания не приведет. Так и случилось. Началась фактическая война с Шотландией.

А в это время он принимает решение править страной без парламента, который он распустил. Просто так, взял и распустил. Но если уж так, то держись этой линии до конца, докажи, что можешь обойтись без чванливых лордов Верхней палаты и без не менее чванливых мясников Нижней, так нет же… В апреле 1640 года король все-таки созывает парламент, чтобы попросить денег на шотландскую войну (!). Вот тут-то и мясники, и лорды засыпали его требованиями одно жестче другого. И король нехотя, но послушно кивал головой в ответ на каждое их требование. Кивнул он и тогда, когда они потребовали казнить графа Страфорда, его первого министра, ну, а это, кроме всего прочего, означало расписаться в своем ничтожестве. История простила бы ему, если бы он в ответ на такое требование отправил на тот свет весь парламент, но только не графа Страфорда, потому что это было фактически концом его, Карла, власти.

А тут заволновалась и без того вечно неспокойная Ирландия, где забродил взрывоопасный коктейль из католицизма, протестантизма, англиканства и прочих результатов стремлений не слишком благополучных и недостаточно образованных людей стать отцами хоть какой-нибудь Церкви.

Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 2 - t217.jpg

У. Хогарт. Епископ Гоудли

Шотландское войско пришло в Ирландию, чтобы поддержать своих одноверцев — протестантов (разумеется, не все войско, так как и в Шотландии хватало дел по борьбе с англиканской экспансией и, разумеется, с королем). Королевство запылало со всех сторон.

Вот тут-то Карла Первого наконец-то осенила мысль если не ликвидировать, то хотя бы изолировать источник смуты — парламент, хотя бы самую опасную его часть — Нижнюю палату, да не тут-то было…

Парламент начал войну против королевской власти, войну, которую историки назовут Английской революцией.

Этой революции могло бы, конечно же, не быть, окажись к тому времени у кормила власти другой человек, не Карл I, который слыл большим любителем женского тела, но это, как говорится, не профессия…

КСТАТИ:

«Это сила легко получает наименования, а не наименования — силу».

Никколо Макиавелли

Народ ведь всегда поддерживает идею парламента как органа своего представительства, но не сам по себе парламент, где в действительности собраны люди, воплощающие в себе самые худшие, самые низменные качества своих избирателей. Поэтому народ традиционно ненавидит депутатов, как карикатуру на тех, кого они представляют.

КСТАТИ:

Когда 3 октября 1993 года по приказу Ельцина расстреливался из танковых орудий Белый дом, в котором забаррикадировались страдающие деструктивной манией величия депутаты российского парламента, народ был однозначно на стороне Ельцина. В толпах, которые часами наблюдали картину этого противостояния, депутатов иначе как «сволочью» не называли.

Вот так-то. Но Карл Первый, к сожалению, не Ельцин, за что и поплатился.

А на сцену выходит многодетный сельский сквайр Оливер Кромвель (1599—1658 гг.), депутат Нижней палаты парламента, естественно. Пуританин, правдолюб, непримиримый борец за справедливость (в его собственном понимании, разумеется), защитник веры.

Эти непреклонные «защитники веры» во все времена совершали столько антигуманных актов, что в каталогах Истории они значатся под рубрикой «исчадия ада», и никак иначе.

К ним мы еще вернемся, а вот этот экземпляр, хоть и не блещет оригинальностью, зато очень убедительно подтверждает мысль о том, что, как правило, борцы за социальную справедливость преследуют сугубо личные цели, и когда достигают их, смотрят на эту пресловутую социальную справедливость как на досадный анахронизм. В этом контексте в качестве наиболее яркого примера такой трансформации приоритетов можно привести Владимира Ульянова (Ленина), но и Кромвель тоже хорош…

Когда началась гражданская война между парламентом и королем, Кромвель, разумеется, принимает сторону парламента и вступает в его армию (да, и такое допустил этот блаженненький Карл Первый!) в чине капитана.

К сентябрю 1642 года он уже возглавляет отряд из 60 фанатиков-пуритан. Этот отряд, участвуя в битвах гражданской войны, проявляет как завидное мужество, так и нерассуждающую жестокость, которая всегда отличает простолюдинов, вдруг обретших право казнить и миловать. Как правило, они предпочитают казнить…

В январе 1643 года Кромвель производится в полковники. Свой полк он разбивает на отряды и во главе каждого из них ставит капитана — непременно либо извозчика, либо пивовара, либо сапожника, а то и вообще какого-нибудь сельского батрака. К марту того же года его полк насчитывает около двух тысяч всадников, которым нечего терять, а вот приобрести — весьма желательно.

В конце ноября Кромвель едет в Лондон, где выступает в парламенте с обвинением командующего армией графа Манчестера в трусости и измене. Конечно же, графа смещают, а Кромвеля назначают главнокомандующим.

14 июня 1645 года армия Кромвеля наносит сокрушительное поражение войскам короля.

Король бежит, прячется, его ловят, затем он снова бежит… Несмотря на мятежи роялистов, его заключают под стражу обезумевшие от внезапно свалившихся на них возможностей революционеры.

КСТАТИ:

«Революции чаще всего совершаются вовсе не потому, что одна сторона стала просвещеннее, а потому, что другая натворила слишком много глупостей».

Антуан де Ривароль

20—27 января 1649 года происходят заседания так называемого «Верховного суда справедливости», созданного революционерами. Низложенного короля Карла обвиняют во всех смертных грехах, включая тиранию, кровопролитие (это кто бы обвинял!) и государственную измену.

ФАКТЫ:

В июне 1644 года был вырезан город Бодтон, а весной 1649 — ирландский город Дрогеда.

Между прочим, одно из любимых выражений Кромвеля: «Необходимость не признает закона».

А Карла Первого приговорили к смертной казни, и 30 января 1649 года приговор был приведен в исполнение на площади перед королевским дворцом. В Англии устанавливается республика под началом Оливера Кромвеля.

Для того, чтобы она выжила (хоть какое-то время), необходимо было навести элементарный порядок. Как известно, рукотворный хаос никогда не возвратится в состояние гармонии без применения силы. Кромвель, разворошив муравейник, теперь пытался вернуть муравьев в их некогда упорядоченный мир.

И полилась новая кровь. В результате наведения такого порядка погибла треть населения Ирландии. Тысячи ирландцев покинули родину, еще большее их число попало в американские колонии в качестве «белых рабов». А их земли вошли в уплату тем, с кем должен был рассчитаться Кромвель за поддержку его претензий на господство.

В мае 1650 года начинается усмирение Шотландии, где после казни Карла заметно усилились роялистские настроения и даже был провозглашен королем его сын, Карл II. Потопив в крови Шотландию, Кромвель возвращается в Лондон триумфатором.

18
{"b":"10206","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Темная страсть
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Анна Болейн. Страсть короля
Тварь размером с колесо обозрения
Большой роман о математике. История мира через призму математики
Кафе маленьких чудес
Паиньки тоже бунтуют
Быстро вращается планета
Цена удачи