ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он был подлинным философом Возрождения, выразив суть своей эпохи просто, доходчиво, без всяких интеллектуальных изысков: «Все вещи в мире во все времена на свой лад сходны с античными временами. Ибо их творят люди, у которых всегда одни и те же страсти, приводящие к одному и тому же результату. И это облегчает узнавание будущих вещей посредством прошлых».

Вот так. И не имеет абсолютно никакого значения мнение по этому поводу какого-то там Тридентского собора…

Я не устану утверждать, что Бог, несомненно, существует как создатель Вселенной и всего сущего, но не следует переносить отношение к Богу на недобросовестных посредников между Ним и людьми, на клерков, которые должны, черт их побери, кланяться и умильно спрашивать: «Чего изволите?», а не восседать рядом с государями и запрещать «Анну Каренину». Да, и до такого дошла их наглость в 80-е годы XIX столетия…

Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 2 - t27.png

Эпоха Возрождения, как никакая другая, поставила церковников на должное место. Они, правда, отомстили ей издевательствами над Галилеем и сожжением Бруно, Коперника и других светочей мысли, но этим они ничего, кроме холодного презрения потомков, так и не добились.

КСТАТИ:

Девятого июня 1889 года в Риме, на той самой площади, где был сожжен Джордано Бруно, в присутствии 6000 делегатов от всех стран и народов мира был открыт памятник великому мыслителю.

К чести папы Иоанна Павла II нужно отметить, что перед 2000-летием Рождества Христова он от имени католической Церкви принес покаяние за преступления инквизиции.

Еще один философ эпохи Возрождения, чьи труды под общим названием «Опыты» были осуждены Церковью.

Мишель Эйкем из замка Монтень, или попросту — Мишель де Монтень (1533—1592 гг.).

Он избрал отправной точкой познания окружающего мира человеческую душу как своеобразную действующую модель бытия. Как крошечная капля океанской воды содержит в себе все химические характеристики океана, так и человеческая душа, — по Монтеню, — содержит в себе все свойства огромного окружающего мира.

Полагаясь на древний принцип «Познай самого себя», Монтень выстроил свое философское учение на результатах анализа собственной души, и нужно отдать ему должное: мало кто способен на полное самообнажение, притом лишенное какого бы то ни было украшательства. Только через постижение самого себя Монтень изучал мир с азартной дотошностью ученого и с мудрой терпимостью истинного философа, и все затем, чтобы подвести итог своего исследования сакраментальным вопросом: «А что я знаю?»

Подобный вопрос может поставить только действительно мудрый и обладающий поистине глубокими знаниями человек…

КСТАТИ:

«Если хочешь излечиться от невежества, надо в нем признаться… В начале всякой философии лежит удивление, ее развитием является исследование, ее концом — незнание».

Мишель де Монтень

Видимо, контраст между его социальным статусом и местом в семейной иерархии породил знаменитую крылатую фразу Монтеня: «Для камердинера нет героев», которая стала лаконичным продолжением такого его изречения: «Мир считает чудом иных людей, в которых их жены или слуги не видят ничего замечательного».

«Опыты» Монтеня изобилуют истинами, пропущенными через его трепетное сердце, а потому весьма горькими. «Об истине, — писал философ, — нельзя судить на основании чужого свидетельства или полагаясь на авторитет другого человека».

Он считал религию не объективной данностью, а всего лишь реакцией человека на явления окружающего мира. «Религия людей, — утверждает Монтень, — есть ни что иное, как их собственное измышление, необходимое для поддержания человеческого сообщества».

КСТАТИ:

В 1676 году Ватикан внес «Опыты» Монтеня в «Индекс запрещенных книг».

Философу еще повезло, что он все-таки избежал костра инквизиции. А может быть, это повезло Ватикану, потому что еще пять-шесть сожженных вольнодумцев такого уровня, и — кто знает, чем бы завершилась эта эпопея с кострами на площадях…

Монтень не считает и человека каким-то уникальным явлением. Он беспристрастно рассматривает его как всего лишь одного из субъектов Природы, тем самым отвергая идею богоподобной исключительности. Человек, по Монтеню, не надприродный феномен, но и не слепая игрушка в руках этой самой Природы, в которой «ничто не бесполезно, даже сама бесполезность».

Монтень призывает человека заглянуть в собственную душу и постараться отделить в ней зерна от плевел, именуемых тщеславием, конформизмом, привычками и стереотипами, которые, как всякие слабости, необычайно коварны, живучи и вместе с тем необычайно разрушительны.

Душевные качества во многом определяются характером желаний того или другого человека, и прежде чем вкусить их сладкий дурман, следует трезво взвесить, стоит ли искомое наслаждение той платы, которую жизнь потребует за него.

Зачастую эта плата неоправданно высока.

Многие люди бывают недовольны государственным строем, при котором они живут. Наиболее радикальные из них проникаются страстным желанием изменить существующий порядок вещей, причем любой ценой. При этом они забывают о том, что этот порядок далеко не случаен, что он сформирован под воздействием определенных объективных законов, что он является строением, сложенным из взаимосвязанных частей, и нельзя поколебать хотя бы одну из этих составляющих, чтобы не нанести существенного ущерба всем остальным.

Монтень предостерегает от искушения вводить радикальные социальные новшества: «Плоды смуты никогда не достаются тому, кто ее вызвал: он только всколыхнул и замутил воду, а ловить рыбу будут уже другие».

Несомненно, именно эта фраза Монтеня навеяла в свое время германскому канцлеру Бисмарку его знаменитый афоризм: «Революцию подготавливают гении, осуществляют фанатики, а плодами ее пользуются проходимцы».

Бисмарк далеко не единственный, кто испытал на себе влияние великого французского философа. В драматургическом наследии Шекспира исследователи обнаружили более 750 косвенных цитат из «Опытов» Монтеня. Эта книга была настольной и у Г. Флобера, и у Л. Толстого, и у многих других выдающихся писателей и философов.

По количеству ссылок на них «Опыты» уступают разве что Библии.

Непревзойденная мудрость в сочетании с отточенной простотой:

«И даже на самом высоком из земных престолов сидим мы на своем заду».

Так что нечего искать на него приключений…

Но что было бы с миром, если бы все враз перестали искать подобные приключения?

Блистательный искатель приключений Томас Мор (1478—1535 гг.), английский гуманист, государственный деятель, писатель.

Один из основоположников утопического социализма.

Выпускник Оксфордского университета. Правовед.

В 1516 году увидело свет его сочинение «Утопия», где представлено идеальное общественное устройство фантастического острова Утопия. Там нет частной собственности, там все общее, там труд — почетная обязанность всех и каждого, а распределение жизненных благ осуществляется исключительно по потребности каждого желающего.

Любую идею можно дискредитировать, доведя ее до абсурда, и если идеологам социального паразитизма «Утопия» показалась рабочей моделью желаемого бытия, то здравомыслящие люди усмотрели в ней абсурд, доказательство от противного теоремы под названием «Рай для бездельников» или, в крайнем случае, беспощадную сатиру на популистские бредни.

К числу последних относился король Англии Генрих VIII, который по достоинству оценил критический пафос «Утопии» и назначил ее автора сначала своим советником, а затем — королевским секретарем. Очень скоро Томас Мор удостаивается рыцарского звания, а в октябре 1529 года становится лордом-канцлером Англии.

2
{"b":"10206","o":1}