ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Со временем полковые проститутки были организованы в особые подразделения, которыми командовали специально назначенные офицеры. В военных уставах той эпохи специальные главы были посвящены обязанностям и правам «начальника проституток», а также его подопечных — девок и мальчиков, которые должны были верно служить своим господам, носить их вещи во время переходов, «во время стоянок стряпать, мыть, ухаживать за больными, бегать по поручениям, приносить пищу и питье, а также все другое, что нужно, и держать себя скромно».

Если же рассматривать социальную атмосферу эпохи Возрождения в целом, то можно с уверенностью сказать, что проститутка была в ней если не главным по значению персонажем, то центральным — это уж точно. Эпоха Ренессанса возродила праздничную культуру античности, основанную на торжестве неуемной плоти, так что трудно было бы представить себе какой-либо праздник того времени без элемента, символизирующего эту неуемность плоти и ярко, непринужденно, бесстыдно ее демонстрирующего.

Например, когда на городской праздник прибывал какой-нибудь высокий гость, его непременно встречали и приветствовали голые проститутки — что-то наподобие встречи гостей с хлебом-солью.

Когда начиналась танцевальная часть праздника, именно они, проститутки, а не так называемые порядочные женщины, танцевали с придворными и другими гостями города. Проститутки разыгрывали сценки на мифологические сюжеты, исполняли вакхические хореографические композиции и были непременными участницами городских конкурсов красоты, популярных и в наше время, но лицемерно открещивающихся от своей истинной сути. Когда заканчивалась официальная часть праздника, с наступлением темноты его программа находила свое продолжение в «веселом квартале», где почетные гости находили самый радушный прием и обслуживались самыми красивыми проститутками совершенно бесплатно (услуги оплачивал город). Самому именитому гостю доставалась победительница конкурса красоты, как это обычно принято.

Если в городской ратуше давался торжественный обед в честь какого-либо важного вельможи, осчастливившего город своим посещением, рядом с ним всегда усаживали красивую проститутку, которая обязана была, в довершение всего прочего, выслушивать его идиотские остроты и заливисто смеяться после каждой из них. Таковы были реалии того времени.

Впрочем, любого.

ФАКТЫ:

«Городской совет постановил, что за все это время каждый может получать вина из постоянно открытого погребка, а также был отдан приказ, чтобы в домах, где прекрасные женщины торговали собой, придворные принимались гостеприимно и даром».

Из протокола городского совета г. Берна. 1414 г.

«Вино для публичных женщин — 12 ахтерин. Плата публичным женщинам, встретившим короля — 12 ахтерин».

Из протокола городского совета г. Вены. 1438 г.

«Женщины в домах терпимости были все оплачены и не имели права брать деньги. Там можно было найти арабок и всяких других красавиц, какие только угодны душе».

Из отчета городского совета г. Неаполя. 1450 г.

«Обычай требовал, чтобы бургомистр, судьи и проститутки (видимо, это было не одно и то же. — Прим. авт.) обедали вместе с посланником».

Из отчета посланника Сигизмунда Фон Герберштейна. 1513 г.

Проституция пронизывала все слои общественной пирамиды. Так, большинство подмастерьев, которые не имели права вступать в брак согласно цеховым законам того времени, находили сексуальную разрядку у проституток. То же можно сказать и о взрослых сыновьях мастеров, и о самих мастерах, в основном женатых на своих ровесницах, да еще и по трезвому расчету.

Публичный дом был для многих местом, где можно было не только «справить половую нужду», но и провести время в компании друзей, собравшихся «на огонек». Это был своеобразный клуб, где все знали друг друга и где царила атмосфера дружбы и доброжелательности, свободная от каких бы то ни было условностей.

Но уже имела место в ту пору особая категория людей, наиболее подверженная этим условностям в силу специфики своей жизнедеятельности. Речь идет о мелких буржуа, которым, во-первых, жаль было тратить деньги «на баловство», во-вторых, им, как говорится, «по долгу службы» надлежало быть примерными семьянинами (какое жуткое слово!), и посещение борделя этими целеустремленными рабами золотого теленка расценивалось ими же созданной лицемерной моралью как предательство, как подрыв основ благополучия семьи, которому нет и не может быть оправдания.

Ну и что? Как говорится, охота пуще неволи, и эти благообразные отцы мелкобуржуазных семейств пускались, тайком, разумеется, во все тяжкие, среди которых глубоко засекреченное посещение публичного дома было не самым тяжким из всех вероятных.

Но совсем по-другому вели себя представители уже окрепшей крупной буржуазии, которые в открытую игнорировали моральные ценности патриархальной семьи.

Это был довольно тревожный симптом, на который, конечно же, не обратило должного внимания традиционно беспечное дворянство: этим людям уже мало было обладания экономической свободой, поэтому, обретя свободу моральную, они неизбежно будут стремиться к свободе политической, а далее — к захвату власти. Есть категории людей, которым нельзя позволять подниматься с колен, даже если они обладают богатствами Креза, нельзя и все тут. И нужно устоять против всех их соблазнов, потому что расплата за такое небескорыстное мягкосердечие попросту страшна: это и экологические катастрофы, и мировые войны, и прочие прелести нынешнего бытия, такие, например, как международный терроризм, корни которого нужно искать в освоении рынков сбыта, дешевой нефти и т.д.

Люди, которые исповедуют только выгоду, крайне опасны. Возможно, они — посланцы Сатаны, не знаю, но твердо знаю одно: это люди низкие. Я безоговорочно верю Конфуцию, а потому не сомневаюсь в том, что многие беды Истории порождены неуемной алчностью.

КСТАТИ:

«Жадного деньги возбуждают, но не удовлетворяют».

Публилий Сир

А беспечное дворянство сделало своим культом рафинированное наслаждение, которое не могли предоставить проститутки. Время повелело возродить институт античного гетеризма.

Гетера, как и в греко-римские эпохи, становится предметом роскоши. Она приравнивается к экзотическому зверю, которого окружают заботой и лаской. Ей дарят драгоценности, роскошные особняки и кареты, в ее честь устраиваются пышные приемы.

Так возродился забытый в средневековье тип свободной образованной женщины, которая могла своей рафинированностью и красотой заработать достаточное количество средств, чтобы из бесправной рабыни превратиться во всевластную госпожу.

Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 2 - t234.jpg

Эпоха Возрождения вывела на сцену гетеру нового образца — высшего класса кокотку, расположения которой добивались самые богатые и могущественные люди, и не столько из примитивной похоти, сколько из соображений престижа.

Пьетро Аретино, большой знаток этой стороны бытия, описал несколько наиболее характерных типов итальянских кокоток. Например, наиболее знаменитая из них, Вероника Франко, принимала в своем роскошном будуаре всю родовую и интеллектуальную аристократию не только Италии, но и, пожалуй, всей Европы.

Другая «интеллектуальная куртизанка», по словам Аретино, сочиняла стихи и читала в подлинниках латинских философов.

О третьей кокотке, Лукреции, он пишет следующее: «Она похожа, по-моему, на Цицерона, знает всего Петрарку и Боккаччо наизусть, а также множество прекрасных стихов Вергилия, Горация, Овидия и многих других поэтов».

Но все это было не более чем выполнением профессиональных требований, подобно тому как наши современные шлюхи изучают иностранные языки, информатику и правила этикета.

40
{"b":"10206","o":1}