ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мазепа был одним из богатейших и образованнейших людей своего времени. Меценат и строитель соборов, интеллектуал и аристократ, он не нашел общего языка с Запорожской Сечью, которая к началу XVIII века была уже совсем иной, чем при Сагайдачном или Хмельницком. Слишком много там насчитывалось в ту пору мелких авантюристов, беглых холопов, тех, кого в прежние времена запорожцы презрительно называли голью перекатной, кто жаждал лишь легкой и быстрой наживы в атмосфере беспредела вольницы, подменявшей им свободу.

Решение перейти на сторону Карла XII не встретило той массовой поддержки, на которую рассчитывал гетман. Те, от кого многое зависело, не были готовы к столь резкому и неожиданному повороту жизненного сюжета, тем более, что Мазепа до самого последнего времени хранил в строжайшей тайне свои намерения, а те, от кого мало что зависело, как всегда в таких случаях, предпочли подождать конечных результатов сложившейся ситуации.

И все же часть запорожцев поддержала Мазепу, который во главе нескольких тысяч своих соратников двинулся на соединение с войсками Карла, стоящими под Новгородом-Сиверским.

Ярость Петра была неописуемой. Придя в себя, он приказал во всех церквах страны предать анафеме имя гетмана Мазепы, и это было сделано, хотя, согласно канону, предание кого-либо анафеме не является правомочным, если оно вызвано причинами не религиозного, а светского характера. Но что ему до того канона?

Далее по его приказу войска князя Меншикова окружили гетманскую столицу — город Батурин, захватили его, сравняли с землей, а жителей (21 тысячу человек) поголовно вырезали.

Затем была Полтавская битва, историческое значение которой явно преувеличено, если учесть, что после убедительной победы Петр не смог извлечь из сложившейся ситуации никаких положительных результатов, кроме громкой славы, разумеется. Война со Швецией после этой битвы продолжалась еще долгих 12 лет, после чего Петр подписал мирное соглашение на не самых выгодных для России условиях…

Это факты, тут ничего не поделаешь, господа. Конечно, хотелось бы, чтобы наши сатрапы были лучше, умнее, талантливее чужеземных, но сатрапы, они ведь в массе своей однородны, они никогда не ценили человеческие жизни, не отвечали за свои поступки и не любили никого, кроме самих себя. Да, еще они часто женились на шлюхах.

ФАКТЫ:

Марта (фамилии не имела), официальная дочь литовского крестьянина, а неофициально — плод любви крепостной крестьянки и немецкого дворянина Альбендаля, родилась 5 апреля 1686 года.

Рано осиротев, она воспитывалась сначала в Лифляндии лютеранским пастором небольшого прихода местечка Рооп, а затем — пастором Эрнстом Глюком в Мариенбурге (ныне — латвийский город Алуксне).

Девочка, подрастая, формировалась очень рано, потому начала доставлять немало хлопот благочестивому пастору своими далеко не детскими приключениями с мужчинами. Ей спешно подыскивают жениха. Им оказался полковой трубач из местного гарнизона. Правда, уже через несколько дней после свадьбы трубач ушел в поход, а Мариенбург был взят войсками графа Шереметева, Марта попадает в плен. Одни историки склонны утверждать, что, прежде чем стать наложницей фельдмаршала Шереметева, она исполняла ту же роль при генерале Родионе Баэре (Боуре), другие настаивают на том, что этот отрезок времени ею пользовались драгуны того же Шереметева. Впрочем, одно другого не исключает, да это и не имеет значения.

Александр Меншиков, решительный, молодой и наглый, как все фавориты, отнимает у стареющего фельдмаршала Шереметева его тайную усладу и привозит шестнадцатилетнюю красавицу с живыми черными глазами и ошарашивающим бюстом в Москву, где потом с гордостью будет демонстрировать своим собутыльникам свое пикантное приобретение, тщательно пряча Марту от глаз сластолюбивого Петра.

Но нет ничего такого тайного, что со временем не стало бы явным, и в конце концов Петр увидел ее, ошалел, и увез с собой… Через три года она примет православное крещение и станет Екатериной Алексеевной, будущей императрицей Екатериной I.

КСТАТИ:

«Под сильными страстями часто скрывается только слабая воля».

Василий Ключевский

Все может быть.

Случилось и такое, что старший сын царя Петра, Алексей, наследник престола, оказался на поверку человеком слабым, нерешительным, мелочно-порочным, а главное — никак не интересующимся ни военным делом, ни тонкостями государственного правления.

Петр предъявил сыну ультиматум: либо он в корне меняет линию своего поведения, либо удаляется в монастырь. Избрав второе, Алексей отправляется, но отнюдь не в монастырь, а за границу, где просит убежища у австрийского императора Карла VI Габсбурга, своего дальнего родственника.

Император, проникнувшись родственными чувствами, прячет Алексея в крепости, затерявшейся среди Альпийских гор, но посланные на поиски беглого наследника офицеры Петра берут след. Алексея перепрятывают, но безуспешно. В письме Петра австрийскому императору содержится требование выдать царевича, а на словах посланцы государя добавили, что он не остановится и перед применением военной силы, если его требование не будет удовлетворено.

Уж очень невтерпеж было покуражиться вволю над родным сыном, и никакой в том не было державной необходимости, как преподносят этот кураж услужливые сочинители логики исторических процессов. Вопрос о престолонаследии Петр впоследствии решит очень просто: возьмет да и назначит своей преемницей пышногрудую супругу Катю, бывшую Марту. Возьмет да и назначит, потому как он сам себе и логика, и закон, и держава. Недаром же — «самодержавие». Это не абсолютизм какой-то там, это гораздо покруче…

Когда царевич Алексей был доставлен в Петербург, Петр принимал самое активное участие в жестоких пытках сына, проводившихся по пять раз на неделе в течение всего периода следствия. И без того слабый духом царевич сознавался во всем, что ему ставили в вину, лишь бы прекратились нечеловеческие мучения, но они не прекращались, потому что были не средством выведать какую-либо информацию, а целью, ради которой разыгрывался этот кровавый спектакль.

В пользу этого говорит и тот общеизвестный факт, что на следующий день после того, как верховный суд вынес смертный приговор Алексею, его отец приехал в Петропавловскую крепость, где содержался узник, чтобы еще раз пытать его. Ну, это уже бесспорно для собственного удовольствия…

Существует несколько версий (не менее девяти) относительно мученической смерти Алексея, но в каждой из них в качестве главного палача присутствует Петр Первый, уже названный Великим.

По одной из версий, последний раз перед кончиной Алексея пытали двое — его отец и генерал Адам Вейде, доверенное лицо государя. После пытки они предложили Алексею выпить яду. Когда тот отказался это сделать, палачи повалили его на пол и зарубили топором.

По другой же версии царевича сначала пытали в течение семи (!) часов, а затем удушили подушками четверо офицеров под руководством императора. А на следующий день, 27 июня 1718 года, Петр, как ни в чем не бывало, со всей возможной пышностью отпраздновал девятую годовщину Полтавской битвы.

Расправившись с сыном, Петр обратил свое жадное до крови внимание на его мать, свою давным-давно сосланную в монастырь жену Евдокию. Ее обвинили в том, то она грубо нарушала монастырский устав, надевая мирское платье и принимая в своей келье офицера Степана Глебова. Их обоих сурово допрашивали и на предмет преступной половой связи, и на предмет пособничества царевичу Алексею в его преступном побеге за границу. Последнее было явным абсурдом, а вот в первом пришлось сознаться ввиду неопровержимости улик.

Но Петру этого было мало. Он требовал от мучителей из Преображенского приказа раскрытия громкого политического дела, связанного с заговором против державы.

Раздетого донага Глебова ставили босыми ногами на острые деревянные шипы, а на плечи ему клали тяжелое бревно. Шипы, естественно, вонзались в ступни мученика, но он ни в чем, кроме любовной связи, не признавался, а, собственно, и не в чем ему было признаваться, при всем возможном желании. Его истязали кнутом, после чего к израненному телу подносили горящие угли и терзали его раскаленными щипцами.

47
{"b":"10206","o":1}