ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Чезаре получил хорошее воспитание в Риме, затем был отправлен в Перузу, где изучал право и философию. Король Арагонский (разумеется, под давлением Александра VI) признал законность его происхождения и присвоил ему право быть подданным королевств Арагона и Валенсии. Вскоре он получает должность каноника в Валенсии, а еще через некоторое время — архиепископа.

Он становится правой рукой отца во всех его делах и оставляет недобрый след в Истории как беспощадный устранитель всех, кого папский престол счел неудобным или лишним. В число таких людей зачастую попадали первые лица многочисленных мелких итальянских государств, кардиналы, вельможи, военачальники — все, чьи жизни были признаны ненужными или нежелательными.

Некоторые историки, умиленные целью объединения Италии, чего вроде бы добивались эти дьявольские отец и сын, пытаются смягчить их вину: дескать, время-то какое, а тут еще и раздробленность, как же было ее преодолеть, не запачкав рук… Далась им эта раздробленность… Ревнители коллективизации… Это все равно, что насильственным путем объединить несколько хуторов в колхоз… Все собиратели земель во все времена руководствовались только лишь стремлением подобрать то, что плохо лежит. Или отобрать его у законных хозяев, предварительно устранив их…

Что они, Чезаре Борджиа и его батюшка Александр VI, и делали, не останавливаясь ни перед чем. В самом буквальном смысле слова. Излюбленным средством решения ими любых проблем был яд. Отравляли они со знанием дела, масштабно, дерзко, с применением самых разнообразных подручных средств. Недаром же фамилия Борджиа стала синонимом понятия «коварный отравитель».

Чезаре, правда, пользовался не только ядами: эта капризная натура не терпела однообразия ни в чем, включая и убийство. Например, своего брата Хуана он зарезал. Так же он поступил и с целым рядом других людей, либо не вписавшихся в его жизненные планы, либо попросту вызвавших его неудовольствие.

Например, когда некий дон Жуан де Червильоне отказался уступить ему на время свою жену (только-то!), Чезаре приказал отрубить ему голову прямо посреди людной улицы. И данный случай далеко не оригинален.

Это был достойный сын своего отца, унаследовавший от него не только жестокость, коварство, вероломство и тому подобные «достоинства», но и болезненное сластолюбие. Не удовлетворившись всеми возможными вариантами сексуальных связей на подвластных ему территориях, Чезаре сделал своей постоянной партнершей родную сестру Лукрецию. Правда, ему пришлось делить ее ласки с их отцом, Папой Александром VI, но эта ситуация лишь добавляла остроты удовольствиям, которым предавалось трио кровосмесителей.

Поэт Понтано писал, что донна Лукреция приходилась Папе Александру VI одновременно «дочерью, женой и невесткой».

Они любили устраивать и массовые оргии, о чем свидетельствуют записи хронистов того времени.

ФАКТЫ:

«Вечером 30 октября 1501 года в покоях графа Валентино (Чезаре Борджиа) в папском дворце был праздник. На нем присутствовали пятьдесят проституток высшего класса. После трапезы они танцевали со слугами и гостями. Сначала все были в платьях, но потом совершенно обнажились. Когда гости закончили есть, горящие свечи со стола переставили на пол, и голым куртизанкам швыряли каштаны, чтобы те подбирали их, ползая между подсвечниками на четвереньках.

Папа, граф и его сестра Лукреция наблюдали за этим зрелищем. Коллекция шелковых шарфов, чулок и брошей предназначалась в награду тому, кто совершит наибольшее количество соитий с проститутками. Зрители, бывшие судьями, вручали победителям призы».

«В город явился крестьянин с двумя кобылами, нагруженными дровами. Когда они появились на площади Святого Петра, какой-то папский слуга, пробегая мимо, схватился за поводья, сбросил поклажу и отвел кобыл в маленький дворик за дворцовыми воротами. Там были выпущены четыре жеребца без седел и уздечек. Они бросились к кобылам, передрались между собой, кусаясь и лягаясь с громким ржанием, и покрыли кобыл с яростным пылом. Папа наблюдал за этим из окна своих покоев, Лукреция была рядом с ним. Оба хохотали до упаду и открыто проявляли свое удовольствие».

Записи в дневнике епископа Бурхарда, папского церемониймейстера.

Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 2 - t210.jpg

А. Борель. Подставка

Почтенный епископ Бурхард упоминал еще о всякого рода «насилиях, непотребных действиях, совершаемых во дворце Святого Петра, бесчестных вещах, творимых с подростками и юными девушками, о проститутках, допущенных ко двору, и папских детях, рожденных от инцеста».

Ну и что? Вот если бы вывели на сцену какого-нибудь экзотического праведника из списка власть имущих, тогда стоило бы ахать, охать и анализировать причины и следствия, а так… рутина.

Папа Александр VI и его сынок Чезаре несколько раз выдавали Лукрецию замуж, преследуя опять-таки благие цели объединения итальянских земель. При этом оба они, естественно, продолжали с нею сексуальные игры. Третьего ее мужа Чезаре убил лично, не уступая такого удовольствия слугам.

Весной 1503 года Папа Александр VI и Чезаре устроили пышный пир в честь нескольких кардиналов, которых они решили отправить на тот свет, но по ошибке оба. отведали отравленного вина, вследствие чего старшее чудовище умерло на месте, а младшее, хоть и с трудом, но оклемалось.

Когда был избран Папой Джулиано делла Ровере (Юлий II), заклятый враг Чезаре Борджиа, тот купил себе жизнь ценой всех сокровищ своего отца и отречения от прав на герцогство Романья.

Далее он скитается, два года содержится в качестве пленника в испанском замке Медина дель Кампо, бежит оттуда к королю Наварры и 12 марта 1506 года в конце концов погибает в бою. Это был, пожалуй, единственный его поступок, не проклятый человечеством.

КСТАТИ:

«Он хвастается, что происходит по боковой линии от Авеля. Все правильно, он — потомок Каина».

Станислав Ежи Лец

А вот субъект совсем иного плана.

Франциск I (1494—1547 гг.), король Франции с 1515 года, зафиксирован Историей как не очень серьезный человек, но одержимый идеей абсолютной монархии. Для воплощения этой идеи он ничего подлинно исторического не предпринял, разве что в сфере правил внутреннего распорядка своей резиденции.

Он активно участвовал в европейских разборках, не преследуя далеко идущих политических целей, а так, скорее, за компанию. В 1515 году он совершил поход в Италию и даже одержал победу в битве под Мариньяно, однако второй его поход завершился бесславным пленением со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Франциск I был известен как монарх, склонный к заключению совершенно неожиданных договоров (например, с турецким султаном или Венецианской республикой), которые аннулировались с такой же сказочной быстротой, с какой и заключались. Векторы его внешней политики постоянно пребывали в хаотическом движении, в котором никто не мог установить хоть какую-то закономерность.

Но он еще известен как щедрый покровитель Рабле, Челлини и Леонардо да Винчи, как инициатор строительства роскошных дворцов в Шамфоре, в Сен-Жермен и Фонтенбло, как организатор экспедиции Жака Картье к берегам Канады, но прежде всего этот персонаж запомнился как блестящий рыцарь, жаждущий подвигов и бранной славы, а в итоге вполне удовлетворившийся славой неутомимого оплодотворителя придворных дам.

Он превратил королевский двор в некую помесь гарема и публичного дома, помесь довольно странную, впрочем, под стать хозяину. Как говорили тогда, «он превратил французских баронов в своих лакеев, а их жен — в одалисок». Собственно говоря, не всех баронов, а только тех, кто стремился к придворной карьере, кто хотел жить в Лувре на всем готовом, ни за что не отвечая и в то же время обладая вполне реальным влиянием, которое приносило немалые барыши.

7
{"b":"10206","o":1}