ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это был полный разгром. Восставшие бежали кто куда, спасаясь от огненной лавины, которая обращала в кровавое месиво многие сотни людей.

Вот тогда-то и родился знаменитый наполеоновский рецепт обращения с агрессивной толпой: «Расстрелять первые пять сотен, а остальные разбегутся сами».

За успешное применение этого рецепта Наполеон Бонапарт становится командующим парижским гарнизоном, любимцем главного директора страны Барраса и вообще, как говорится, не последним лицом в государстве.

Эта метаморфоза имела своим последствием знакомство Наполеона с Жозефиной Богарне (1763—1814), вдовой казненного генерала-якобинца, светской красавицей, к тому же креолкой, что очень импонировало темпераментному южанину, не избалованному женской лаской.

Она была на шесть лет старше его, обворожительная, загадочная, слегка надменная, к тому же виконтесса, что имело особое значение для Наполеона, хоть и пообтесавшегося в Париже, но продолжавшего быть чужаком-провинциалом, скрывавшего свои комплексы за напускной развязностью.

Жозефина тогда была любовницей Барраса. Собственно, учитывая характер и наклонности, слово «любовница» не соответствует истинному положению вещей, скорее — «сексуальный станок», да и то не постоянный, а по вызову, когда возникает должное настроение.

Она познакомилась с Бонапартом, конечно же, с ведома, если не по прямому указанию Барраса, который был заинтересован в молодом, предприимчивом и честолюбивом генерале, для которого в то время обладание такой женщиной, как Жозефина, было поистине пределом сексуальных мечтаний. Это был верный способ набросить узду на диковатого жеребца.

Но Баррас просчитался, делая ставку исключительно на сексуальное порабощение корсиканца. Да, это, несомненно, имело место, но привело к неожиданному повороту событий: они поженились. Они образовали таким образом союз, сила которого отныне подпитывалась совокупной волей к жизненному успеху, совокупной жаждой власти и совокупной неразборчивостью в средствах достижения своих целей. Как говаривал новый муж Жозефины: «Нет путей к победе, есть только победа». Не ново, но убедительно.

КСТАТИ:

«Проповедовать мораль легко, обосновать ее трудно».

Артур Шопенгауэр

Это уж точно.

Правда, боеспособность этого союза в немалой мере страдала из-за того, что Жозефина была прежде всего «машиной любви», а потом уже союзницей, «спутницей жизни» и т.п. Но и это не такой уж был бы порок, если бы не крайняя сексуальная разнузданность, присущая, как отмечали современники, скорее «туземной черной женщине», чем представительнице высшего света Франции.

Казалось, это о ней написал маркиз де Сад одну из своих иронических сентенций: «В каком бы состоянии ни пребывала самка, будь она девушкой, замужней или вдовой, она не должна иметь иной цели, иного занятия, иного желания, кроме траха с утра до вечера».

При этом она была весьма честолюбива, и это положительно влияло на ее неугомонного супруга, подстегивая сексуальную привязанность, которая, в свою очередь, стимулировала желание бросить к ее стройным ногам весь мир…

А через два дня после их свадьбы, 2 марта 1796 года, Наполеон отправился в поход, получивший у историков название Итальянского.

Официальной целью этого похода было блокирование действий держав антифранцузской коалиции, но в действительности речь шла о захвате Италии, которая уж очень, до неприличия плохо лежала.

И она была захвачена после разгрома на ее территории австрийских войск, выступавших от имени коалиции, а также военного контингента Сардинского королевства, которое в итоге подписало договор о своем вассальном подчинении Франции.

Да что там Сардинское королевство, когда Римский Папа Пий VI (1775—1799 гг.), ярый враг и французской революции, и лично «этого чудовища» Бонапарта, союзник Австрии и коалиции, после позорнейшего разгрома своих войск униженно просил мира на любых условиях, какие только угодно будет выдвинуть победителю! Папе пришлось купить мир за весьма значительную часть своих владений, а также за 30 миллионов золотых франков и лучшие картины из музейных фондов.

Но самое главное завоевание Наполеона в ходе этой войны — имидж непобедимого вождя, мудрого лидера, способного возглавить нацию и повести ее к сияющим вершинам. Каким именно — не имеет значения. Главное, чтоб к сияющим…

Чтобы вылепить этот имидж, он разрешал солдатам грабить итальянские города и села, даже те, которые не оказывали им никакого сопротивления; он расстреливал перед строем нерадивых интендантов; он сжигал деревни, если на их околицах находили хотя бы одного убитого француза; он разделял со своими солдатами все тяготы походной жизни, давая им понять, что они есть главная ценность, которую следует беречь, и единственное, чем стоит дорожить…

И этот имидж был вылеплен, разукрашен и представлен окружающему миру как светлый идеал, как новый мессия в запыленных ботфортах и треуголке.

Этот имидж породил множество мифов, легенд и анекдотов, прославляющих находчивость и остроумие Наполеона.

…Генерал Ожеро как-то вошел в приемную командующего армией и увидел, как тот подпрыгивает, пытаясь достать свою треуголку с высоко вбитого гвоздя.

— Позвольте вам помочь, сударь, — сказал Ожеро, — я ведь выше вас на целую голову.

— Вы не выше, — отозвался Бонапарт. — Вы просто длиннее. Но я могу лишить вас и этого преимущества…

И так далее.

А Жозефина категорически отказалась приехать к нему из Парижа, ссылаясь на неотложные дела.

«Я в отчаянии, — писал Наполеон в своем дневнике. — Жена не приезжает. У нее, наверное, любовник, удерживающий ее в Париже. Да будут прокляты все женщины!»

Жозефина сделала его всемирно известным рогоносцем. Правда, над ним не смеялись, как это принято в подобных случаях, потому что шлюха такого разряда как бы не изменяет мужу, а просто исполняет свое природное предназначение, ну, как птица, которая создана для полета…

Наполеон, конечно, в долгу не оставался, и о его сексуальных подвигах тоже ходили легенды, но в этих легендах было не столько самого секса, сколько царственной небрежности победителя, его неотразимого обаяния и неиссякаемого остроумия.

А в своем знаменитом письме он сообщал Жозефине об окончании Итальянской кампании и просил не мыться до его возвращения, чтобы он мог насладиться всеми ее природными ароматами…

КСТАТИ:

«Человеческое, слишком человеческое, — как правило, нечто животное».

Акутагава Рюноске

Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 2 - t287.jpg

Наполеон и его генералы. Карикатура XIX в.

Но — делу время, потехе час. Едва возвратившись из Италии и насладившись ароматами Жозефины в сочетании с громом триумфальных оркестров, Наполеон отправляется в новый поход, на этот раз — заморский, в Египет, чтобы положить конец английскому владычеству на Востоке.

По дороге он просто так, походя захватывает остров Мальту, при этом счастливо разминувшись с английским флотом под командованием адмирала Горацио Нельсона (1758—1805 гг.), который поклялся растереть в порошок «этого самозванца».

В этом случае флот Наполеона чудом избежал беспощадного разгрома, чего не удалось французскому флоту в 1799 году в морском сражении близ Абукира.

КСТАТИ:

Исследования Королевского медицинского общества Великобритании опровергают стереотипные данные о том, что легендарный адмирал Нельсон был слеп на правый глаз и поэтому носил черную повязку, с которой его принято изображать.

Оказалось, что адмирал симулировал частичную слепоту в надежде получить пенсию по инвалидности, которая в то время составляла 200 фунтов стерлингов.

Адмиралтейство долго обсуждало этот вопрос, но в конце концов назначило лорду Нельсону пенсию по инвалидности, правда, не за потерю глаза, а за потерю правой руки в битве у испанского острова Тенерифе в 1797 году.

91
{"b":"10206","o":1}