ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я и терплю, – буркнул Громушкин.

И снова шепотом сказал несколько непечатных слов, адресуя их Нелли Павловне – отвел душу…

Загрузив два мешка с деньгами в салон «волжанки», они покинули внутренний двор банка в половине первого. Перед выездом Рей поскандалил с Нелли Павловной, которая по устоявшейся привычке хотела сесть на переднее сидение.

Но Рей был категоричен:

– Нельзя. Это мое место.

– Почему!? – возмутилась Нелли Павловна.

– Инструкция, – отрезал Рей, чтобы не вдаваться в долгие объяснения.

– Какая еще инструкция? Я всегда ездила на переднем сидении.

– Для вас это так важно?

– Ну… не так чтоб уж очень…

– Если вас не устраивает мое решение, можете пожаловаться на меня начальству. Но сейчас будет по-моему.

Нелли Павловна кисло кивнула и молча открыла заднюю дверцу кабины. Рей с пониманием ухмыльнулся – вряд ли среди сотрудников «Дерона» найдется много смельчаков, готовых оспаривать, а тем более игнорировать служебные инструкции.

– Поехали! – скомандовал Рей, который (так уж получилось) взял на себя обязанности старшего группы; Громушкин, занятый мыслями о своих проблемах, был вял и неинициативен.

На душе у Рея было неспокойно. Уж неизвестно, почему. Наверное, потому что это был его первый серьезный экзамен на профпригодность.

Он сидел, как на иголках – в отличие от Громушкина, благодаря мечтательным мыслям ударившимся в полудрему. Рей хотел сделать ему замечание, но вовремя прикусил язык – Гром все-таки имел более солидный стаж работы в «Дероне», чем он. А значит, по армейским понятиям, был «дедом», тогда как Рей и до «черпака» не дотягивал.

На удивление, Нелли Павловна ехала молча. Похоже, на нее смена дислокации подействовала как заглушка. А может, она просто дулась на Рея. Впрочем, ему было не до нее.

Из головы Рея не выходило предупреждение Амброжея. Он уже знал за собой такую особенность: если уж втемяшится в башку какая-нибудь блажь, значит, нужно следовать этому наитию, даже если оно покажется диким и несуразным.

Рей и впрямь вел себя как летчик-истребитель времен Отечественной войны в воздушном бою – вертелся на сидении так, словно сидел на горячих угольях. Водитель, который после остановки «вечного громкоговорителя» в виде Нелли Павловны немного прибалдел от непривычной тишины, поглядывал на него с явным осуждением.

Большое нервное напряжение Рея спасло жизнь не только ему, но и всем остальным. «Волга» как раз сворачивала на дорогу, ведущую к предприятию, когда он боковым зрением заметил ЗИЛ-самосвал, который выскочил на большой скорости из переулка с явным намерением протаранить их машину.

– Гони!!! – рявкнул Рей водителю изменившимся до неузнаваемости голосом.

Тот немного – на долю секунды – замешкался от неожиданности, но тут же вдавил педаль газа до упора. Похоже, сработал прежний опыт – со слов Громушкина Рей знал, что раньше мужик работал в банке и был шофером инкассаторской машины. «Волжанка» буквально выпрыгнула из-под самосвала, потеряв лишь часть заднего бампера.

Удар получился резким и сильным, но пришелся вскользь, и «Волга», вильнув задом, все-таки удержалась на правой половине дороги и не выскочила на встречную полосу. «Нет, это еще не все…», мелькнула в голове Рея подлая мыслишка. И она тут же нашла свое подтверждение.

Выстрелов Рей не услышал. Он лишь увидел, что в лобовом стекле появилось два отверстия. В этот момент водитель начал притормаживать, потому что впереди зажглась желтая лампа светофора.

– А, черт! – послышался истерический голос Громушкина. – Нас перестреляют, как куропаток! Что ты стал, поезжай!!! – Он лег на сидение и закрыл голову руками.

– Куда? – водитель беспомощно показал на машины, стоящие впереди.

Рей увидел, как из серой «девятки» выскочили трое и, на бегу стреляя из пистолетов, побежали к «волжанке». Крутые и наглые мужики, мельком подумал Рей и скомандовал водителю, открывая дверку:

– Дуй по встречной!

– Ты куда!? – увидев, что Рей открывает дверку, вскричал водитель, круто выворачивая руль.

– Я их задержу! – крикнул Рей, вываливаясь из машины уже на ходу.

Он не боялся, что грабители могут в него попасть. Прицельно стрелять на бегу с пистолета могли только большие профессионалы. А таких асов и в специальных частях можно на пальцах пересчитать.

Рей сделал все, как надо. Тренированное тело само вспомнило науку воевать. Прокатившись по асфальту метра три, Рей очутился в удобной для стрельбы позе. Бандиты продолжали бежать по инерции, – до них все еще не дошло, что они упустили богатую добычу – когда Рей нажал на спусковой крючок свой «пушечки», как любовно назвал помповое ружье Никита Амброжей.

Выстрел скосил двоих как косой. Рей бил, почти не целясь, но крупная дробь, разлетавшаяся конусом, все равно пометила незадачливых грабителей. Один из них так и остался лежать, а второй, легко раненный, в запале подхватился на ноги и бросился вместе с третьим напарником к своему транспортному средству.

«Девятка» сорвалась с места мгновенно, едва они очутились в салоне. Сначала бандиты хотели последовать за «волгой», но Рей охладил их пыл, сделав два выстрела по колесам.

Тогда машина грабителей развернулась и поехала в обратном направлении. Когда она проезжала мимо раненого, который уже начал подавать признаки жизни и заворочался, кровеня асфальт, дверка приоткрылась и пистолетная пуля сделала ему во лбу аккуратное отверстие.

– Уроды… бля… – выругался Рей и поднялся на ноги.

Схватка была настолько скоротечной, что машины все еще стояли возле светофора, дожидаясь зеленого света. На Рея, открыв в испуге рот, шальными глазами смотрела симпатичная девица, сидевшая за рулем шикарной иномарки; она едва не переехала его передними колесами, пока он изображал колобка.

– Мобила есть? – спросил ее Рей.

– Э-э…

Похоже, девушку заклинило.

– Дай телефон! – грубым приказным тоном сказал Рей, перекладывая ружье в левую руку.

Девушка дрожащей рукой подала ему свою мобилку. Быстро набрав номер радиотелефона, находившегося в «волжанке», Рей спросил:

– Вы там живы?

– Живы, живы! – ответила трубка голосом Громушкина.

– Где находитесь?

– На подъезде к фирме. А как ты, в норме?

– Живой, – коротко ответил Рей. – Доложи начальству, пусть сюда кто-нибудь приедет меня выручать. Я уже вижу «канарейку» ДПС. Мне предстоят длительные объяснения.

– Доложу, будь спок… – Трубка на несколько секунд умолкла, а затем Громушкин тихо сказал: – Спасибо, Рей. Теперь я твой должник. Ты нам жизни спас.

– Ладно, сочтемся… – Рей вернул мобилку девушке. – Спасибо, красавица. Извини, коли что не так.

– Мне… можно ехать?

– А ты вон у них спроси, – неприязненно буркнул Рей, указывая на бегущих к нему милиционеров.

Он нагнулся, положил ружье на землю и поднял руки. «А то еще пульнут по мне сдуру…» – мелькнула в головке вялая мыслишка.

Адреналин, до этого буквально бурливший в жилах, куда-то испарился, и Рей почувствовал себя столетним старцем. Наступал уже знакомый ему откат – моральная и физическая усталость после боя.

Глава 6

Рей уже неделю ходил в героях. Его ставили в пример всем охранникам, словно он совершил какой-нибудь эпический подвиг.

– А ты, оказывается, неплохо стреляешь, – заметил Быкасов, глядя на Рея как-то по-особому. – В тире это не было заметно.

– Это я с испугу.

– Сомневаюсь.

– Почему?

– Если судить по трепу Громушкина, ты действовал в сложившейся обстановке – весьма сложной, между прочим – как спец. Откуда у тебя такая сноровка?

– Захочешь выжить – и не такое совершишь.

– В общем-то ты прав… – с сомнением сказал Быкасов. – Ну да ладно. Как не мучилась, все равно умерла. Ты сработал на уровне. Дуй в кассу.

– Зачем?

– Премиальные получать. – Быкасов ухмыльнулся. – Вместо медали «За отвагу». Это от руководства фирмы. А я даю тебе три дня отгулов. Поправь здоровье… ну и все такое прочее.

12
{"b":"10207","o":1}