ЛитМир - Электронная Библиотека

Рей уложил своих пленников на землю способом «переплут» – таким образом, чтобы привязанная к рукам веревка одного из них была придавлена телом другого; в этом случае быстро подняться на ноги всей троице не было никакой возможности.

Определив их на «отдых» неподалеку от дороги, в густом подлеске, он забрался на дерево и, спрятавшись в его ветвях, принялся ждать, не забывая поглядывать в сторону кучи малой, где не в очень удобных позах томились Татарин и его присные.

Рея одолевали сомнения. Вдруг в одной короткой фразе, которую произнес в микрофон мобилки старый зэк, вызывая машину, заключалось предупреждение или сигнал об опасности?

Тогда на вызов может приехать целая гвардия с десятком, а может, и больше, стволов. От них вряд ли сбежишь.

Что толку от пистолета, который достался Рею в наследство от Татарина, если «ТТ» будут противостоять «калашниковы»? Ведь в нынешние времена ни одна уважающая себя бандгруппа не может позволить отсутствия в своем арсенале автоматического оружия.

Да что там автоматы и подствольные гранатометы! Некоторые мафиозные группировки имеют у себя на балансе российские «стингеры». Чтобы можно было достать конкурента даже с небес.

И вот теперь взволнованный Рей смотрел на «бумер», а тот своими круглыми фарами – на него. К сожалению, взгляд Рея не мог проникнуть сквозь тонированные стекла импортной машины, и это обстоятельство его здорово смущало: что если в салоне БМВ притаилась группа вооруженных бандитов?

Машина таинственно молчала. Шофер тоже не покидал салон, словно его прибили гвоздями к сидению.

Это было странно. Обычно после поездки даже на небольшое расстояние водитель выходит, чтобы немного размяться. А «бумер» добирался до места встречи почти час.

Рей перевел взгляд на Татарина. Старый урка лежал спокойно, расслабившись и прикрыв веки – словно забылся в полудреме. Будь что-то не так, он вряд ли бы мог столь артистично изображать безмятежность. Спокойствие пахана явно было не наигранным; он уже уверился, что Рей не станет их убивать. А это для Татарина было главным.

Что значат мелкие неудобства, когда приговоренному к смерти дарят жизнь…

Рискну! – решил Рей. Все равно ему нужно как можно быстрее покинуть зону поисков. Он уже сообразил, куда ведет шоссе и где нужно повернуть, чтобы кружным путем возвратиться в город.

– Лежите спокойно, пока не вернусь, – приказал Рей своим подопечным, спустившись на землю. – Попытаетесь бежать, догоню и шлепну. Вы уже знаете, что я слов на ветер не бросаю. А теперь захлопните пасти и не дергайтесь…

С этими словами он принялся сноровисто орудовать предусмотрительно захваченным из лесничества скотчем, заклеивая рты бандитам.

Рей не без оснований опасался, что они могут криком предупредить сидевших в «бумере» братков (если, конечно, там еще кто-то был, кроме водителя), и тогда ему не останется ничего другого, как снова изображать загнанного зайца.

Но выхода иного не было, – если сказал «А», то нужно говорить «Б» – да и бить ноги по бездорожью, добираясь до ближайшего населенного пункта, Рею совсем не хотелось. Поэтому он, оставив своих пленников лежать в куче малой, начал кустами подбираться к БМВ.

Машина по-прежнему не подавала признаков жизни, стояла на лесной дороге, как зловещий памятник цивилизации, уничтожающей под своими колесами все светлое, чистое и живое.

Когда Рей, наконец, очутился в придорожной канаве – в двух-трех метрах от «бумера» со стороны водителя – он услышал звуки музыки. Похоже, водила, закупорившись в салоне и включив кондиционер, оттягивался на всю катушку, включив автомагнитолу на полную мощность.

Рею были знакомы такие придурки. Иногда ему казалось, что в головах этих индивидуумов просто нет мозгов, потому что выдержать многочасовую какофонию, которая называется современной музыкой, может лишь человек полностью глухой или тот, у кого всего одна извилина, да и та сместилась на причинное место.

Уже почти не опасаясь последствий своего поступка, Рей на четвереньках подобрался к «бумеру» и, держа пистолет наготове, резко рванул ручку двери на себя.

Внутри БМВ находился лишь одни водитель. Он тупо уставился на Рея круглыми коровьими глазами, в которых не было ничего, кроме удивления. Рядом с ним, на соседнем сидении, лежало многозарядное помповое ружье с укороченным прикладом. В салоне ревели и громыхали все четыре стереодинамика, и Рею показалось, что он на миг оглох.

Рей не дал водителю прийти в себя; схватив его за шиворот, он выдернул меломана из машины как сказочный дед репку. Парень был здоров, но приставленный к его виску пистолет напрочь и мгновенно отбил у него способность к сопротивлению.

Он покорно позволил Рею связать себя своим же брючным ремнем. Усадив парня на асфальт, Рей требовательно спросил:

– На кого ты работаешь?

– Мой шеф Самусь, – буркнул парень.

Водитель страдал, что его захватили врасплох. Наверное, парень считал себя шибко крутым, и теперь никак не мог смириться со своим положением. Но у него хватило благоразумия вести себя сдержанно и не лезть на рожон.

Больше Рей не стал расспрашивать незадачливого водилу-меломана. Он понимал, что парень всего лишь рабочая лошадка, которую ни в какие серьезные дела и проблемы не посвящают.

Рей лишь спросил для проверки, в какой стороне находится город. Парень указал, по идее, правильно. Точно так же говорил и Татарин.

– Там в кустах твои кореша, – показал направление Рей, усаживаясь за руль. – Развяжитесь и топайте на хрен, куда вам заблагорассудится. Но не трогайте больше мирных людей! Иначе расплата не заставит себя долго ждать. Уж поверь, парень, человеку, который сегодня подарил тебе жизнь во второй раз. А такие подарки очень большая редкость. Думай, если только в твоей башке не мякина…

Дав газ, Рей развернулся и поехал по лесной дороге, причудливо петляющей по широкой долине. Он ехал и иронизировал над собой.

«Тоже мне, непротивленец, – скептически думал Рей. – Моралист-самоучка. Таким черным козлам никакие – даже самые умные и добрые – речи не помогут. Эти люди – изнанка человечества, которую просто невозможно перелицевать. Они другие, не такие, как все нормальные люди. Перевоспитывать их – это все равно, что пытаться вычерпать воду из бочки решетом…»

Дорога была пустынной. На удивление. Впрочем, сейчас мало кто рискует забираться в лесную глушь, подумал Рей, с ностальгической тоской вспомнив былое. А если да, то только с большой компанией. Времена больно смутные…

Так что же нужно предпринять? Рей тряхнул головой, пытаясь собраться с мыслями. Ехать прямо на «Дерон»? А дальше что? Предстать перед Быкасовым и объяснить ему, как «хорошо» он охранял дачу Чвыкова…

Нет! От такого позора можно поседеть. Сие выше его сил. И потом, ему неизвестно, что произошло на даче после того, как его чем-то шандарахнули по голове. Что если там всех убили… тьху, тьху!… упаси Бог.

Хотя… Когда в игре большие деньги, несколько загубленных человеческих жизней в расчет не принимаются. Главное получить фишку, контрольный пакет акций, а там хоть трава не расти.

И потом, что значит это похищение? Зачем его запихнули в багажник, потом хотели усыпить, а машину сбросить с обрыва вниз, сымитировав дорожное ЧП? И с какой стати его хотели накачать наркотиками?

Вопросы, вопросы… Где бы отыскать энциклопедию, в которой имеются на них ответы?

На фирму ехать нельзя, в конце концов решил Рей. Надо сначала получить достоверную информацию о происшествии на даче Чвыкова, а уж затем действовать, притом по обстоятельствам.

Он прекрасно отдавал себе отчет в том, что попал, как ячменной зерно, в немилосердные каменные жернова. Ведь не зря же за ним отрядили целую бригаду братков и уголовников.

А может, пойти прямо в милицию? Рассказать все честно, а там будь что будет.

Идиот! Нашел кому довериться… Если за всеми этими событиями стоят серьезные люди, то больше ему свободы никогда не видать. Если не посадят лет на двадцать, так задушат в ИВС. Чтобы много не болтал. Нет человека, нет и проблемы.

27
{"b":"10207","o":1}