ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последней главы не будет
Видишь цель? Беги к ней!
Контрзащита
ДНК. История генетической революции
Преломление
Песни и артисты
Проводник
Вдали от дома
Переписчик

– Да, это правда. Похоже, меня крупно подставили. Зачем? Вот в чем вопрос.

– И ты пришел искать ответ на него у меня…

– Больше не у кого. Уж извини.

– Что ж, давай поговорим. Есть хочешь? – спохватился Пеха.

– Не то слово… Я почему-то оголодал, как дикий зверь.

– Тогда подожди чуток, пока я схожу на кухню…

Пеха вышел. Рей вскочил, будто подхваченная ветром пушинка, и выглянул в коридор. Он был пуст.

Что если Пеха все же не выдержит искуса и позвонит, куда нужно? Тогда ему будут обеспечены и поддержка бандитов, и благосклонность ментов, и благодарность Чвыкова.

Покоясь на таких трех слонах, можно не бояться за свой бизнес…

Нет, на Пеху это не похоже, успокаивал себя Рей, одновременно с тревогой поглядывая на дверь. Он устроился возле стола таким образом, чтобы у него под рукой были массивная стеклянная пепельница и металлический сифон с газированной водой.

Рей знал, что эти предметы в умелых руках могут быть оружием не менее опасным, нежели нож и даже пистолет, особенно в схватке на ограниченном пространстве. А кабинет Пехи размерами не впечатлял.

Пеха возвратился быстро. Он притащил поднос со всякой всячиной и сноровисто накрыл на стол. А затем полез в шкаф и достал оттуда бутылку хорошего виски.

– Думаю, допинг тебе не помешает, – сказал Пеха, разливая янтарную жидкость по стаканам.

– Верно, не помешает, – поддакнул Рей, бросил в стакан два кубика льда и выпил виски одним духом.

– Ого, – удивился Пеха. – Раньше ты, если мне не изменяет память, хороший продукт пил мелкими глоточками, врастяжку – смаковал. За эту бутылку, между прочим, я отвалил бабок как за два ящика водки.

– Запиши на мой счет, – сказал Рей, набивая рот хорошо прожаренной свининой. – Разбогатею – куплю тебе две таких бутылки.

– Я не очень верю в загробный мир, – ответил Пеха.

– Не понял… Причем здесь загробный мир?

– Судя по развитию событий, разбогатеть ты сможешь только в следующей жизни. А оттуда посылки не присылают.

– Понял. Значит, считаешь, что меня уроют раньше, чем я сумею доказать свою невиновность?

– Ты поразительно догадлив.

– Спасибо на добром слове.

– Не обижайся. – Пеха примиряющее улыбнулся. – Может, ты еще не знаешь, но на тебя открыта настоящая охота. И не только со стороны ментов.

– Уже знаю, – буркнул Рей и потянулся за бутылкой.

– Все знаешь?

– Нет, не все. Потому к тебе и пришел. Мне нужна ясная картина происходящего. Я пока как тот ежик в тумане.

– Но сначала расскажи, что там у вас случилось. Или это тайна?

– Какая там тайна… – Рей рассказал Пехе все, что происходило на даче Чвыкова, стараясь не упустить ни единой мало-мальски значимой детали.

Но о том, как он уходил от преследования продажных ментов, про лесничего, Татарина с его командой и о поездке на «бумере» Рей решил не говорить. Он соврал, что добирался до города на попутке.

– Я нутром чуял, что с твоей работой не все ладно, – сказал Пеха. – Эх, жаль, что ты не согласился принять мое предложение…

– А разве ты уже передумал?

– Ну ты даешь! – воскликнул Пеха. – В данный момент мне лучше прослыть пособником чеченских террористов, нежели выступить в роли человека, предложившего тебе партнерство. Да меня подметут сразу же – если не менты, то братва.

– Тогда пришла твоя очередь поделиться информацией.

– Я мало что знаю. Все мои сведения в основном почерпнуты из официальных источников – радио, телевидение. Но сегодня после обеда ко мне заходил один кент, которому известно, что мы с тобой знакомы. Он по-дружески посоветовал избегать с тобой любых контактов.

– Почему?

– Потому что на тебя заимел зуб местный смотрящий. Не спрашивай, как его зовут! Все равно не скажу.

– А я не спрашиваю. Подумаешь тайна… – Рей хмуро осклабился. – Этого козла кличут Самусь.

– Откуда знаешь!? – сильно удивился Пеха. – Я точно тебе этого не говорил.

– Земля слухами полнится, – неопределенно ответил Рей. – Ты лучше скажи, с какой стати какому-то уголовнику влезать в дела депутата Чвыкова? Они что, двоюродные братья?

– Братья по крови… – Пеха скривился, будто съел лимонную дольку. – Самусь – это «крыша» Чвыкова. По крайней мере, он «крышевал» Чвыка до тех пор, пока тот не полез в верха и не стал депутатом. После этого их никогда не видели вместе и говорили, что между ними пробежала черная кошка.

– Как теперь видно, они ловко маскировали свои истинные отношения. Самусь лезет из кожи вон, лишь бы до меня добраться. Довожу до твоего сведения, что смотрящий для поиска спустил с цепи некоего Мясника – уж не знаю, что это за тип.

– Мама моя родная! – Пеха схватился за голову. – Все, Рей, тебе амбец. Мясник – зверь. Он действительно в свое время работал мясником в магазине, а потому до сих пор не расстается с топором. Говорят, что у него целая коллекция топоров и средневековых секир. Для Мясника человека разрубить на куски, что тебе выпить рюмку виски. В средине девяностых, когда он только начинал сколачивать свою бригаду, в городе почти каждую неделю находили расчлененные человеческие тела. Теперь для многих (в том числе и для ментов) не секрет, чьих рук это дело.

– А почему его не повязали?

– Во-первых, он очень хитер, а потому весьма тщательно маскировал свои делишки, во-вторых, Мясник вовремя забрался под крыло Самуся, а того прикрывает от правоохранительных органов Чвыков и еще кто-то шибко крутой и важный – со столицы. Вот так, брат.

– Плохо дело…

– Да уж, тебе не позавидуешь…

– Я так понимаю, ты советуешь мне завернуться в саван, и мелкими шажками идти по направлению кладбища.

– А ты как думаешь?

– Есть предположение, что моя созерцательная жизнь городского отшельника в стиле Обломова закончилась. Теперь придется кое-кому доказывать, что мягкие лапы иногда имеют острые когти. Прежде чем мне сплетут лапти, я просто обязан узнать, кто организовал эту интригу, с каких побуждений и кто шандарахнул меня по башке. Я, знаешь ли, очень злопамятный человек…

– Я вижу, на тебя сильно подействовало мое виски.

– Что ты хочешь этим сказать?

– А то, что ты сейчас напоминаешь зайца во хмелю. Как это: «Что мне лев! Я с мышью дрался, на ежа с ножом бросался…» Не думаю, что ты настолько крут, чтобы схлестнуться с Мясником и Самусем.

– Насчет крутизны ты прав. К тому же, один в поле не воин. Но мне ведь нужно как-то свою задницу спасать.

– Нужно, – согласился Пеха. – Но с умом, а не переть буром, как баран на новые ворота.

– У тебя есть план?

– Я же не полковник генштаба, – пробурчал Пеха. – Такие планы не по моей части. Я могу лишь примерно подсчитать дебет-кредит. И не более того. Остальное делает мой бухгалтер.

– Может, сдаться ментам? А там они разберутся.

– Конечно, разберутся. По полной программе. – Пеха угрюмо хохотнул. – Ты в своем уме, парень!? Да они тебя замесят, как бабка Пелагея тесто. Разве ты забыл, что намедни пырнул ножом их кореша?

– Но я ведь защищался!

– Это ты потом будешь говорить, на суде… если доживешь до него. У ментов есть факт: ты оказал вооруженное сопротивление при задержании. Что там и как, их особо не волнует. Менты, знаешь ли, очень не любят тех, кто пытается плюнуть с высокой колокольни на их статус. А еще хуже они относятся к тем, кто поднял руку на их товарища. Корпоративная солидарность.

– Тогда мне надо идти прямо к Чвыкову.

– И что ты ему сплетешь?

– Расскажу все, как было.

– Так он тебе и поверит, – иронично хмыкнул Пеха. – Нет, брат, Чвык поступит по-другому. Он передаст тебя братве, а среди них есть большие мастера развязывать язык. Но поскольку сказать тебе нечего, то в финале ты получишь деревянный бушлат и место на каком-нибудь кладбище, где хоронят бомжей.

– С какой стати Чвыков должен отдать меня братве?

– А разве ты не понял, что это по его указке бойцы Самуся вышли на охоту?

– Понял, не совсем дурак, – угрюмо ответил Рей. – Но хочется думать, что я ошибаюсь в своих предположениях.

29
{"b":"10207","o":1}