ЛитМир - Электронная Библиотека

К тому же, ему хотели вкатить какой-то наркотик, но с таким расчетом, чтобы он не умер сразу, а погиб во время автокатастрофы. Зачем такие сложности?

Впрочем, объяснение есть. Видимо, по замыслу главного закоперщика интриги при вскрытии судмедэксперт должен был дать заключение, что объект не справился с управлением, так как находился в состоянии сильного наркотического опьянении. И не более того.

Смерть от передозировки сразу после укола выглядела бы очень подозрительно. В таком случае тут же возникает закономерный вопрос: а кто тогда вел машину? И начали бы искать водителя.

В общем, ситуацию конструировали стандартную, правоохранительным органам хорошо знакомую, а значит, излишнюю ретивость в расследовании этого ДТП никто не стал бы проявлять. Концы в воду…

Но что, все-таки, за всем этим кроется? И почему похищение Полины произошло так демонстративно, с выстрелами, трупом и погоней?

Мрак… Рей потряс головой, пытаясь сосредоточиться. Нет, все верно – нужно начинать с конца. То есть, хорошо потрясти Костика.

Близкое знакомство Костика с вальяжным и совсем не демократичным Сей Сеичем, который почему-то запросто приходит в гадючник, именуемый пивбаром, где собирается в основном народ простой и непритязательный, весьма подозрительно. Что может быть общего между такими разными по положению людьми?

Значит, Костик… Первый. Но как к нему добраться? Ведь по словам Пехи, фотография «похитителя» дочери Чвыкова не сходит с телевизионных экранов. Теперь Рея знает в лицо каждая городская собака.

«Плохо, что у нас не носят паранджу, – с сожалением подумал Рей. – Гюльчатай, открой личико…»

Напялил на себя женские шмотки, закрыл лицо плотной сеткой – и гуляй Вася. Удобная и эффективная маскировка. Если, конечно, подойти к этому образу творчески. И первым делом нужно отработать женскую походку и прочие телодвижения, особенно бедрами, с чем у мужиков всегда проблемы.

Ладно, все это несбыточные мечтания. С его-то физическими данными и ростом… Рей огорченно покривился, встал и от большого нервного напряжения начал ходить туда-сюда, стараясь ступать как можно тише.

Нужно что-то придумать. Что-то придумать… Какую-то импровизацию.

Можно, конечно, подождать до вечера, в темноте действовать безопаснее и сподручней. Но время, неумолимое время… К тому же Рей не знал, где Костик живет. Значит, его можно было застать только в баре и лучше с утра, когда мало посетителей.

Нужно ждать Пеху, с нетерпеливым вздохом решил Рей. Что-нибудь придумаем. Кстати, Пеха обещал прирулить с утра пораньше. А на часах уже половина восьмого…

Шорох в шкафу заставил Рея вздрогнуть. Он быстро сунул руку в карман и сжал рукоять позаимствованного у Татарина пистолета. Нервы Рея завибрировали и начали ощущать малейшие колебания, словно с него содрали в один миг кожу.

– Свои, не мандражируй, – раздался голос из шкафа. – Смотри, не пальни сдуру.

– Пеха!?

– Нет, это не я, это мой призрак во плоти…

Дверка шкафа отворилась, и перед Реем предстал Пеха с объемистым пакетом в руках.

– Извини, забыл тебя предупредить, что обычно вхожу в квартиру и выхожу из нее только таким образом, – сказал он, отряхиваясь.

– Почему?

Пеха ухмыльнулся.

– Береженого Бог бережет, – ответил он, усаживаясь на диван. – По легенде бабуля – моя родственница. Тетка. Вот я и навещаю ее время от времени. Все чин чинарем, никаких подозрений.

– Понял. Здорово.

– А то… – Пеха критическим взглядом осмотрел Рея с ног до головы. – Все верно, я угадал. И размер, и рост.

– Ты о чем?

– Все о том же… – Пеха начал разворачивать пакет. – В таком виде и в таких рваных и грязных шмотках ты не дойдешь и до стоянки такси – заметут. Я тут тебе кое-что принес из одежды, примерь.

Ай да Пеха! – невольно восхитился Рей. Он словно прочитал его мысли. Великое дело – опыт.

Наверное, Пеха не одного тайного «квартиранта» снабдил новой одеждой. Да, на Ташке жить, по-волчьи выть… Среди деловых, считающих Ташку своей вотчиной, вести успешный бизнес можно только таким способом.

Пеха принес все, вплоть до ботинок: клетчатую рубаху, застиранные парусиновые брюки в пятнах и просторную хлопчатобумажную куртку с многочисленными карманами.

– Извини, брат, – сказал он, когда Рей переоделся, – одежка так себе, секонд хэнд, подержанная. Но тебе впору. Однако твой вид мне все равно пока не нравится.

– Почему же? Если надеть кепку, – а вот и она – то я вылитый каменщик пятого разряда. И где ты только нашел такой прикид?

– Места нужно знать, – неопределенно ответил Пеха.

Он достал из кармана еще один пакетик, развернул его, и Рей увидел накладную бороду вкупе с темными очками.

– Полный шпионский набор, – ухмыльнулся Пеха. – Давай попробуем пристроить эту паклю на твою физию. Так сказать, эксперимент.

– А чем ее закрепить?

– Не переживай, Лилек, в Греции все есть, – осклабился Пеха, и достал из кармана пузырек со специальным клеем и небольшую коробку грима. – Начнем?

– Давай…

– Наблюдай и учись, – не без хвастовства сказал Пеха. – Между прочим, в молодости я учился на стилиста.

– Да ну?

– Точно. И говорят, подавал надежды.

– Так что если твой бизнес прогорит, у тебя есть еще одна отличная специальность. Сейчас наши женщины свихнулись на этих стилистах, особенно те, кто упакован по высшему разряду.

– Типун тебе на язык! Мне мое кафе дороже всего на свете. В нем я чувствую себя самым свободным в мире человеком. Я сам себе начальник. Это здорово, Рей. Представляешь – над тобой никто не стоит… кроме всевышнего. Но ему до меня, в общем-то, дела нет.

– А налоговая инспекция?

– Ну, это все равно, что мыши в чулане. Что-то сгрызут, где-то нагадят – пусть их. Всем нужно жить, всякая тварь хочет кушать. Садись поближе к окну…

Спустя десять минут, когда Рей подошел к зеркалу, на него глянул из потусторонней глубины совсем незнакомый ему человек со шкиперской бородкой и в светозащитных очках.

Пораженный до глубины души таким неожиданным превращением, Рей машинально сказал:

– Энкруйабль[5]!

– Чего? – Пеха изумленно вытаращил на него глаза.

– Спасибо, дружище, – спохватился Рей, вовремя вспомнив, что он находится не во Франции. – Маскировочка – высший класс.

– А что ты перед этим сказал? – не отставал Пеха.

– Почти то же самое, только по-французски, – улыбнулся Рей.

– И везде-то мы бывали, и все-то мы знаем…

– Ага. Да толку с того.

– Тут ты в точку попал. Худо тебе, брат, это и ежу понятно. Не знаю, как ты будешь выкручиваться…

– Могу рассказать о своих планах. Я полностью тебе доверяю.

– Нет, нет! – замахал на него руками Пеха. – Молчи. Не говори мне ничего. Меньше знаешь, крепче спишь. Эту прописную истину я вбил себе в башку накрепко. И, слава Богу, до сих пор жив и на свободе.

– И то верно, – согласился Рей. – Мне не хочется, чтобы у тебя были по моей милости неприятности. Поэтому наши встречи на время нужно прекратить. Крыша у меня есть над головой, одежда тоже, а остальное я сам добуду, можешь на этот счет не беспокоиться.

– Но если тебе вдруг что-то понадобится в срочном порядке, звони на мой мобильник.

– Нельзя. Вдруг твои телефоны поставят на прослушку. Ведь многие знают, что мы с тобой были в дружеских отношениях. А значит, этот факт вскоре станет достоянием тех, кто идет по моему следу.

– А как же быть? – растерянно спросил Пеха.

– У тебя есть дама сердца?

Рей знал, что Пеха разведен. Со своей семейной жизнью он покончил, когда открыл на Ташке питейное заведение. Его жена оказалась ревнивой фурией, и когда пришло время делать выбор между каждодневными домашними скандалами и беспокойной работой, Пеха выбрал последнее.

– Да как тебе сказать… – Пеха смущенно прокашлялся.

– Все, все, считай, что я ни о чем не спрашивал.

– Нет, я отвечу. А то еще примешь меня за нестандартную редиску в голубой кожуре. Скажем так – я перебиваюсь случайными связями. Понимаешь, времени на что-то серьезное не хватает… а если честно, то и особого желания. Я сыт по горло женскими штучками. А почему ты спросил?

вернуться

5

Энкруйабль – невероятно (фран.) 

31
{"b":"10207","o":1}