ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если на твою мобилку придет сообщение от какой-нибудь Нюрки, то, надеюсь, никто ничего не заподозрит. Верно?

– Верно, – обрадовался Пеха. – Только если ты не будешь подписываться своим именем.

– И буду говорить иносказательно, – подхватил Рей, – так, чтобы только ты понял, кто послал сообщение и о чем идет в нем речь.

– А себе где найдешь мобилку? – спросил Пеха.

– Не волнуйся, это моя проблема, – уверенно ответил Рей.

– Ну, если так…

Пеха ушел, скрылся в шкафу. Хитро придумано, снова восхитился Рей предусмотрительности и осторожности своего приятеля. Действительно, даже самому проницательному сыщику и в голову не может придти, что две квартиры напоминают сообщающиеся сосуды.

Хотя… Все может быть.

Чувствуя, как хорошее настроение, которое принес с собой Пеха, начинает потихоньку испаряться, Рей нахмурился и подошел к зеркалу. На него снова воззрился работяга с неухоженной бородкой и шальными глазами человека, страдающего от вечного похмелья.

«Нет, первый выход нужно осуществить без бороды, – решил Рей. – И в своей одежде. Только надену кепку и нацеплю очки». Ему предстоит разговор с Костиком, который может потом обрисовать «новую» внешность Рея или ментам, или людям Самуся, что все равно очень плохо.

Не убивать же Костика, чтобы закрыть ему рот…

К пивбару Костика Рей добирался сначала пешком, а затем, махнув рукой на все предосторожности, сел в трамвай.

На его удачу, в трамвае ехала как минимум половина цыганского табора, и внимание остальных пассажиров было занято тем, как уберечь свои кошельки и сумки от проворных смуглых пацанов, которые шныряли по длинному вагону, словно мелкая рыбешка на мелководье в ясный день.

– Эй, соколик, дай погадаю!

Рей поднял голову и увидел черные глаза молодой цыганки, которые смотрели на него весело и доброжелательно.

– Зачем? – спросил он тупо, занятый своими мыслями.

– Всю правду скажу, что было, что будет…

– Мне руку «позолотить» тебе нечем, – перебил ее Рей, раздосадованный тем, что к ним начали оборачиваться.

Впрочем, процесс гадания в вагоне уже шел полным ходом. Цыганки были в чистой одежде, все как на подбор симпатичные, и некоторые женщины не выдержали соблазна попытать судьбу.

– Так уж и нечем?

– Смотри, – сказал Рей и вывернул карманы. – Вот, всего тридцать рублей мелочью. На билеты. Разве это деньги?

Он не врал. Двадцать тысяч рублей, которые на первое время ссудил ему Пеха, так и остались лежать в кармане куртки. Занятый разными мыслями, Рей вспомнил о них только на улице. Но возвращаться за ними не захотел – дурная примета.

– Так ведь дело не в сумме, а в желании.

– А вот желания у меня как раз и нет.

– Напрасно… – Цыганка нагнулась к уху Рея. – Худо тебе сейчас, соколик, но ты ничего не бойся. Все перемелется, жди своего часа. Твоя будет сверху. Только остерегайся человека со шрамом.

– Спасибо на добром слове, – сказал Рей. – А деньги возьми. Любой труд должен быть оплачен.

Весело рассмеявшись, цыганка сгребла мелочь с ладони Рея и пошла дальше по вагону. Удивительное дело, но от ее пророчества (в такие вещи Рей не верил) у него вдруг улучшилось настроение. Неожиданно вокруг все как-то посветлело, и он невольно улыбнулся солнечным лучам, которые пробивались в вагон сквозь густые кроны деревьев – трамвай как раз катил по аллее, обсаженной высокими тополями…

Глава 12

Рей впервые пробирался к заведению Костика с такими предосторожностями. Благодаря тому, что он часто занимался уборкой прилегающей к пивбару территории, Рей хорошо знал местность и все потаенные лазейки и проходы. Поэтому он зашел с тыла, протиснувшись через дыру в деревянном заборе.

Расположившись на скамейке в чахлом палисаднике, откуда хорошо просматривались все подходы к пивбару, Рей с удовлетворением ухмыльнулся – Костик уже приехал на работу. Его «фольксваген» с тонированными стеклами стоял на своем обычном месте – сбоку от пивбара, в тени деревьев.

Идея возникла спонтанно – как вспышка молнии. Рей понимал, что потолковать с Костиком «по душам» в помещении пивбара не удастся; там уже были посетители и официантки. Значит, нужно было выманить его из бара и отвезти в безлюдное место.

Конечно же, отвезти, снова улыбнулся Рей. Зачем ноги бить, если есть отличное транспортное средство.

– Эй, пацан! – позвал он худенького мальчика лет десяти, который неподалеку от скверика с сосредоточенным видом исследовал содержимое своих карманов.

Он чем-то напоминал хрестоматийного Тома Сойера – такой же вихрастый, с живым лицом в мелких конопушках и изрядно потрепанной одежде, из которой давно вырос.

– Чего? – насторожившись, независимо спросил мальчик.

Видно было, что он готов дать стрекача при малейшем намеке на опасность. Да, город – это не деревня, подумал Рей. Детская доверчивость, непосредственность и наивность здесь исчезают, едва ребенок начинает посещать школу.

– Подойди ко мне, – сказал Рей.

– Зачем?

– Заработать хочешь?

– А кто не хочет?

«Ишь ты! – восхитился Рей. – Этот малец, оказывается, философ. Похоже, его на мякине не проведешь».

– Тогда дуй сюда, – скомандовал Рей. – Дело есть.

Мальчик, ступая так, словно он шел по минному полю, приблизился к Рею и остановился на безопасном расстоянии.

– Какое дело? – спросил он заинтересованно.

– Да, в общем, пустяк. Видишь, стоит машина? – указал Рей на «фольксваген» Костика.

– Ну вижу.

– Нужно подойти к ней и сильно пнуть, чтобы сработала сигнализация. Всего лишь.

– Э-э не-ет… – Мальчик расплылся в щербатой улыбке.

При том его большие розовые уши смешно задвигались, а в голубых глазах появилось хитрое выражение.

– Почему нет? – спросил немного огорченный Рей.

– Там дядька больно злой. Как выскочит, как наподдаст…

– Что, уже приходилось попадать в такую переделку?

– Ага, – простодушно ответил мальчик.

– Так ведь тогда тебе досталось на орехи бесплатно, а сейчас я плачу. К тому же, не факт, что тот нехороший дядька успеет выскочить из пивбара прежде, чем ты убежишь. Верно?

– А сколько дашь? – после некоторого раздумья деловито спросил российский двойник Тома Сойера.

Рей сунул руку в карман – и безмолвно выругался. Он забыл, что его последние деньги ушли к гадалке.

– Этого достаточно? – сказал он, снимая свои наручные часы.

– Это… мне? – опешил мальчик.

– Тебе, тебе… – успокоил его Рей. – Или марка часов не устраивает?

Мальчик выхватил часы из рук Рея с такой же быстротой, как это сделала цыганка, когда забирала его последние деньги. Шустрый народец у нас пошел, подумал Рей. Палец в рот не клади. С такими кадрами мы точно дойдем в светлое капиталистическое будущее.

Пацан отработал свою «зарплату» на все двести процентов. Он не только несколько раз пнул машину ногой, но еще и швырнул в нее кирпич. Наверное, Костик и впрямь когда-то обошелся с ним очень плохо.

Костик выбежал из кафе, едва сигнализация «фольксвагена» издала первые жалобные вопли. Но пацана уже и след простыл. Он с такой прытью рванул в заросли кустарника, что Рей краем глаза увидел уже не человеческую фигуру, а размытое пятно неопределенной формы.

Первым делом Костик начал ругаться; правда, беззлобно. Он думал, что сигнализация сработала из-за какого-нибудь сильного электронного импульса извне; такое случалось и прежде.

Но когда он увидел на капоте вмятину – след от кирпича – то буквально взвился и начать выдавать такие «перлы», что куда там сапожникам или ломовым извозчикам, которые в старые времена считались самыми большими сквернословами.

Пока Костик вспоминал всех святых и нечистого, Рей, прячась за кустами, подобрался вплотную к месту стоянки «фольксвагена». Он появился перед Костей как черт из табакерки.

– Т-т… ты!? – Костик побледнел и отшатнулся.

– Вот те раз… – Рей осклабился. – Чего испугался? Не узнал, что ли?

32
{"b":"10207","o":1}