ЛитМир - Электронная Библиотека

Со стороны реки заметить форт было практически невозможно. Впрочем, как и с суши. Джунгли накрыли его зеленым шатром и окружили густой изгородью из древесных стволов.

При ближайшем рассмотрении оказалось, что стены форта сложены не только с дикого камня. На верхнюю часть ограды и на строения внутри пошли каменные блоки с диковинной резьбой. Наверное, пираты для строительства форта разобрали культовое сооружение древних индейцев.

Отряд коммандос сильно поредел. В джунглях они наткнулись на засаду, и пять легионеров умерли в страшных мучениях. Их противником оказалось какое-то примитивное лесное племя, вооруженное лишь луками и копьями. Но стрелы аборигенов были отравлены, и все они оказались искусными стрелками…

На удивления Рея, карта оказалась не поддельной. К вечеру из завала извлекли тяжелый сундук, который открыл сам Дюбуа, приказав своим подчиненным отойти подальше и готовиться к ночлегу. Что в нем было, никто не знал.

Впрочем, легионеры, которые служили не за идею, а за деньги, были парнями догадливыми, а потому во взглядах, которые они бросали на капитана, явно читались очень нехорошие чувства.

– Ничего не ешь, и пей только со своей фляги, – торопливо шепнул Рею Джава, когда пришло время ужина.

– Почему? – тихо спросил Рей, но тут же прикусил язык – мог бы и сам догадаться.

Ужин прошел в мрачной тишине. По дороге они подстрелили двух пекари, что не могло не обрадовать легионеров, которым уже надоел сухой паек, но это обстоятельство почему-то совсем не подняло настроение коммандос.

Получив порцию мясной похлебки и кофе, Рей отошел от костра и незаметно выплеснул содержимое миски и кружки на землю. То же самое сделал и Джава.

Прошел час, другой. Голодные Рей и Джава лежали, не смыкая глаз. Но ничего не происходило. Уставшие и сытые легионеры спали, как младенцы. Неужто Джава ошибся?

Не в силах унять неистовый напор неприятных мыслей, Рей бесшумно поднялся и, прихватив оружие, отправился в нужное место, которое легионеры устроили в отдельно стоящем здании. И наткнулся на часовых, которые вместо того, чтобы стеречь ночной покой товарищей, уснули мертвым сном.

Рей даже не пытался их разбудить. Страшная догадка вдруг осветили темные закоулки его мозга, уставшего от усиленной мыслительной работы, и он бросился обратно.

Но добежать не успел. Частые винтовочные выстрелы нагло ворвались в ночную какофонию джунглей, и Рей, словно натолкнувшись на невидимую стену, резко остановился, а затем бросился в сторону и покинул форт через пролом в стене, где когда-то были ворота.

Утро застало его в засаде. Хорошо замаскировавшись, он сидел на дереве, с которого форт просматривался как на ладони. Легионеры лежали там, где их настигли пули убийц. Сами негодяи о чем-то горячо спорили. Как и предполагал Рей, это был Дюбуа и сержант-шеф Бомбер.

По национальности старший сержант был русским. До легиона он успел повоевать сначала в Чечне (неизвестно, на чьей стороне), в Приднестровье и еще в двух-трех «горячих» точках. Звали его Алексей Сидоров, но это по липовым документам, которые вручали каждому легионеру на вербовочном пункте.

Рей едва сдерживал себя, чтобы не пристрелить двух мерзавцев, которые положили все отделение коммандос ради наживы – позиция у него была идеальной.

Но он был очень неглупым юношей и понимал, что ему нужно доставить их в расположение полка живыми и невредимыми, притом вместе с сундуком, который весил немало. Только таким образом Рей мог оправдаться перед командованием и сослуживцами – ведь и его могли заподозрить в преступлении.

Тем временем события в форте развивались стремительно. Спор, который разгорелся между капитаном и сержантом, закончился дракой на ножах.

Бомбер оказался быстрее. Дюбуа, изрядно подрастерявший свои навыки в портовых тавернах, ни в силе, ни в опыте подобных схваток не уступал сержанту, но скорость исполнения приемов у него оставляла желать лучшего.

Рей не стал мешкать. Он понял, что наступил решающий момент. Быстро спустившись на землю, Рей пробрался в форт все через тот же пролом в стене.

Когда он увидел место схватки, капитан уже лежал на земле, выхаркивая остатки жизни вместе с темной, почти черной кровью, а Бомбер стоял на коленях возле открытого сундука и с безумным видом игрался небольшими золотыми слитками. При этом он одновременно смеялся и плакал – наверное, от большой радости.

Рею не удалось застать Бомбера врасплох. Когда он выскочил из-за угла здания на небольшую площадь, где совсем недавно разыгралась кровавая драма, сержант-шеф подхватился на ноги мгновенно, а винтовка словно сама прыгнула ему в руки.

– Ты? – Похоже, Бомбер не очень удивился, увидев Рея. – Где тебя носило? – спросил он буднично, будто и не было вокруг трупов их товарищей.

– Дышал свежим воздухом, – мрачно ответил Рей.

Он только теперь понял, что совершил большую глупость. Нужно было для начала прострелить Бомберу плечо, чтобы немного унять его прыть. Рей прекрасно отдавал себе отчет в том, что такой волк в схватке один на один ему не по зубам, и нужно быть очень собранным и внимательным, чтобы не последовать вслед за своими товарищами.

– Счастливый ты, парень… – Бомбер хищно осклабился.

– Зачем все это? – угрюмо спросил Рей, кивком головы указав на разбросанные по площади тела мертвых легионеров.

– Ты арифметику учил?

– Что за дурацкий вопрос!?

– Так вот, – невозмутимо продолжал Бомбер, – со школьной программы по математике я хорошо уяснил, что просто обожаю умножение, а процесс деления вызывает в моей душе неприятие.

– Кончай ерничать, – огрызнулся Рей. – Зачем вы убили парней?

– Все очень просто, Карл. Кэп решил жениться на прелестной креолке с богатой семьи. – Бомбер ухмыльнулся. – А какая свадьба может быть без денег?

– Я не об этом.

– Объясняю. Кэп решил завязать с военной службой. Сам понимаешь, наш поиск не был санкционирован полковником, а значит, его ждало разжалование. Тем более, что весь отряд погиб. За исключение меня… хе-хе. Я должен был подтвердить перед начальством, что все происходило так, как доложил кэп. За это мне причиталась кое-какая сумма… не ахти какая, прямо скажу. Но когда я увидел, что лежит в сундуке…

Глаза Бомбера вдруг загорелись как у безумца.

– Парень, мы их всех обуем… все начальство. Нам двоим поверят. Скажем, что на нас напали сначала индейцы (это чистая правда), а затем повстанцы – тут этих революционеров как собак нерезаных, сам знаешь.

– Нет! – отрезал Рей. – Кто убил Джаву?

– Не помню… может, я, а возможно кэп. Да на хрен тебе сдался этот индус!? Забудь о нем. У тебя есть шанс вернуться домой богатым человеком. Лично мне уже надоело кормить своей кровью гнус в этой чертовой дыре.

– Ты ответишь, за все ответишь… – Рей почувствовал, что его душит ненависть к Бомберу.

– Не понтуй, Карла. Разделим добычу пополам и рванем отсюда когти. Домой, братэла, нах хауз! Меня эти жабоеды к легиону веревками не привязали. Манал я их гнилые бабки. Тут рыжевья лимонов на пять. Притом не франками, а «зеленью». Я уже не говорю о камушках…

Бомбер говорил, не переставая, как заведенный, и своей болтовней усыпил бдительность Рея. Юноша следил за винтовкой в руках сержанта, но коварное нападение последовало совсем с другой стороны.

Рей так и не понял, откуда Бомбер достал пистолет. Он лишь успел заметить, как шевельнулась левая рука сержанта, и тут же грянул выстрел. Рей все-таки успел нажать на спусковой крючок винтовки, но пуля улетела в сторону.

Уже лежа на земле, Рей, перед тем как потерять сознание, услышал слова Бомбера:

– Прощай, земеля. Боливар двоих не свезет…

Рей очнулся спустя сутки. Его подобрали индейцы-араваки, которые охотились в этих местах. Наверное, у Бомбера в последний момент дрогнула рука, потому что пуля прошла рядом с сердцем, не задев жизненно важных органов.

Это Рею объяснил колдун-врачеватель племени, который занимался его лечением. Старый индеец довольно сносно изъяснялся на таки-таки – варварской смеси голландского и английского языков с местными наречиями, которая был в ходу на Суринаме.

38
{"b":"10207","o":1}