ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чего смеешься? – с подозрением спросил Пеха.

– Это я от радости.

– И чему ты радуешься?

– Тому, что я в тебе не ошибся. – Рей решил подсластить пилюлю, кинув Пехе леща. – Ты настоящий мужик, Пеха. Не бросаешь товарища в беде.

– Ну так… это… – Пеха засмущался. – Мы же вместе…

– Верно, вместе… – Рей на минуту задумался, а затем решительно сказал: – Все в порядке, Пеха, у нас есть хороший выход из сложившейся ситуации. Пойдем.

– Куда?

– Туда, где мы сможем в тепле и комфорте заморить червячка и немного поспать.

– Хорошо бы… – Пеха зевнул. – А место там надежное?

– Железобетонное. Как в «Вольфшанце».

– Это еще что такое?

– Подземный бункер, ставка Гитлера.

– Мы полезем под землю? – встревожился Пеха.

– Упаси Бог. С некоторых пор я начал не любить замкнутые пространства, – вспомнил Рей свое путешествие в багажнике авто. – Мы будем отдыхать на уровне второго этажа.

– А где это?

– Недалеко, – уклонился от прямого ответа Рей. – Потопали, время не ждет. Нам еще нужно где-то оружие припрятать…

На ночной город начал опускаться густой туман. Рей с удовлетворением улыбнулся – им и впрямь сегодня везет. В таком тумане можно разглядеть человека разве что с помощью прибора ночного видения.

Но Рей не думал, что там, куда они шли, их может ждать засада с подобной техникой. Это уже было бы чересчур.

Глава 18

Добраться до небольшого балкона на втором этаже для Рея было раз плюнуть: он сначала залез на дерево, а затем, сильно оттолкнувшись от ветки, прыгнул и зацепился за металлическое ограждение. Подтянувшись на руках, Рей очутился на крохотном пятачке, сплошь заставленном банками, ящиками, коробками и прочим житейским хламом.

Рей привел Пеху к собственному дому. Он намеревался попроситься на «постой» к Зойке. Это было единственное более-менее безопасное место во всем городе.

Рея не пугала даже возможная засада в собственной квартире или где-нибудь на улице, возле подъезда. Зойкин балкончик находился с тыльной стороны строения, а смежная с ее жилищем комната Рея была угловой, потому из его окон невозможно было увидеть, что творится в скверике позади дома.

Балконная дверь была, как обычно, открыта – горячая кровь Зойки не остывала даже в зимний период, не говоря уже про остальные времена года. Рей, осторожно ступая, вошел в комнату и прислушался.

Нет, мужского дыхания точно не было. Значит, Зойка еще не успела подцепить на крюк очередного ценителя ее прелестей. Это было просто здорово.

Рей опустил на корточки возле Зойкиного ложа и тихо позвал:

– Зоя! Зойка, проснись.

– М-м-м… – промычала сонная Зойка, и повернулась на другой бок.

– Проснись, чтоб тебя!… – прошипел ей на ухо Рей.

– А, что? – всполошено подхватилась Зойка. – Кто тут!?

Увидев перед собой темную фигуру, она вознамерилась закричать с испугу, но Рей зажал Зойке рот ладонью и снова шепнул, касаясь губами ее уха:

– Зоя, это я, Рей. Успокойся.

Зойка обмякла и перестала трепыхаться.

– Кричать не будешь? – на всякий случай спросил Рей, продолжая зажимать ее рот ладонью.

Зойка отрицательно покрутила головой.

– Вот и ладушки… – Рей ослабил захват и присел рядом с Зойкой. – Ты извини, я все объясню…

– Медведь… – с нежностью произнесли Зойка.

Она с неожиданной силой освободилась из тисков Рея и заключила его в страстные объятья.

– Дурачок… – шептала Зойка, целуя опешившего Рея. – Какой же ты дурачок… Зачем пришел тайком? Хотя… так даже интересней. А-ах… – издала она сладострастный стон, прижимая Рея к себе с такой силой, что у него ребра хрустнули.

Рей с трудом освободился от ее захвата и с досадой сказал:

– Зоя, перестань! У меня к тебе важное дело.

– Так и я об этом. Ми-илый…

– Зоя, за мной идет охота, я скрываюсь.

– Я знаю, – просто ответила Зойка. – Приходили тут… обыск у тебя устроили. С понятыми, все чин-чином. Кто понятые? Чучарелла и дед Микита, кто же еще… Затем поковырялись немного возле твоей двери – наверное, замок ремонтировали – и ушли.

«Как же, ремонтировали… – подумал Рей. – Похоже, поставили «жука», чтобы не пропустить момент, если я вдруг заявлюсь домой. Выходит, что возле дома засады нет? Возможно. Даже скорее всего. Не так уж много у них людей, чтобы закрыть все дырки в неводе. Тем более, что квартира – это последнее место, где меня можно ждать. Квартира – это всегда западня. И нужно быть круглым идиотом, чтобы прятаться в своем жилище. Надеюсь, меня таковым не считают, что мне на руку».

– Мне нужно перекантоваться у тебя до утра, – сказал он, отодвигаясь от пышущей жаром Зойки на край дивана.

Нужно сказать, что Зойкино ложе было раритетным экземпляром. Поскольку для скачек, которые она устраивала со своими бой-френдами, не годились стандартные кровати и разные там канапе (они разваливались спустя пару недель после покупки), Зойка махнула рукой на современную моду и где-то выцыганила сверхпрочный диван – старинного раскладного монстра с пружинами, которые запросто могли заменить рессоры у «волги».

Но и это было еще не все. Зойка пригласила столяра, и он соорудил под всегда разложенным диваном монументальную раму из доски-сороковки и брусьев и скрепил все это сооружение болтами и металлическими уголками.

После такой «реконструкции» диван мог выдержать даже маневры бульдозера. А обычно неблагодарные жильцы «Вороньей слободки», которые ночи напролет не могли уснуть из-за душераздирающего скрипа Зойкиной кровати, даже поставили столяру, трапезничавшему на общей кухне во время перерыва в работе, бутылку самогона, купив ее вскладчину у деда Микиты.

– Конечно, конечно, – охотно откликнулась Зойка. – О чем речь. Мы же с тобой соседи и добрые друзья.

– Не боишься, что менты потом на тебя спустят всех собак?

– А видала я их… – Зойка выдала очень нехорошее слово, но тут же прикусила язык; она знала, что Рей не любит ругани из женских уст. – Извини. Был у меня один… ментяра. Такая сволочь, доложу я тебе! – сказала она с жаром. – Придет среди ночи, нажрется, напьется – и на боковую. Говорит, мол, работы было много, сильно устал… До утра лежит, как бревно. Ну скажи, кому нужен такой хахаль?

– Никому, – согласился Рей и встал. – Но это еще не все…

– Ты о чем?

– Я не один.

Зойка включила ночник и посмотрела на него с подозрением.

– И кто там еще? – нахмурив брови, спросила она ревниво.

Рей с пониманием улыбнулся.

– Мужчина, – ответил он.

– Ну, если мужчина… – Зойка мгновенно успокоилась и повеселела. – Зови. Как-нибудь помиримся…

Последняя фраза прозвучала весьма двусмысленно. Рей снова ухмыльнулся и сказал:

– Только мой товарищ не может войти через дверь. Так же, как и я – мне пришлось забраться на балкон.

– Пусть и он поупражняется. Перед сном, – Зойка коварно улыбнулась, – это очень полезно.

– Как бы тебе сказать… Он мужчина не спортивного типа. Поэтому неплохо бы какую-нибудь веревку…

– Эх, мужики… – Зойка сбросила одеяло и без стеснения предстала перед Реем во всей своей обнаженной красе. – Чтобы вы без нас, женщин, делали. Будь добр, подай халат. Он лежит вон там, на кресле.

Рей поторопился выполнить просьбу, старательно отводя взгляд от двух упругих белоснежных холмов, которые выглядели как на прекрасно выполненной эротической фотографии. С одной лишь существенной разницей – для Зойкиной груди силикон был не нужен.

– Вот, держи… – порывшись в комоде, протянула Зойка небольшой сверток. – Не волнуйся, веревка капроновая, слона выдержит.

Это была изящная и прочная веревочная лестница. Наверное, по таким (только пеньковым) взбирались к окнам своих возлюбленных средневековые трубадуры. Похоже, Зойкины кавалеры приходили к ней не только через парадное, подумал Рей. Конспираторша…

Пеха был злой, как черт. Наверное, он здорово перетрусил, дожидаясь своей очереди на подъем. Едва ступив на балкон, Пеха гневно зашипел на Рея, на что тот молча, с виноватым видом, лишь развел руками – он и впрямь несколько заболтался с Зойкой.

48
{"b":"10207","o":1}