ЛитМир - Электронная Библиотека

Правда, был еще один вариант… Что если Бык, так же, как и Сей Сеич, работает на таинственного компаньона Чвыкова?

Тогда совсем худо. В этом случае за ним идет не просто наружное наблюдение, а снайпер, задача которого проста и однозначна: найти удобное и, по возможности, безлюдное место и сделать прицельный выстрел.

Для компашки, которую возглавляет мистер Икс, Рея предпочтительно лицезреть в гробу и в белых тапочках…

Нет, трижды нет! Все это мои домыслы, подумал совсем отчаявшийся Рей. Быкасов не мог играть так натурально. Он же не народный артист.

А может, все это мне только мнится? Эта спасительная мысль немного успокоила Рея, и он приободрился.

Выбрав момент, Рей сделал вид, что споткнулся, и, уже выпрямляясь, бросил быстрый взгляд за спину. Переулок не был пустынен: проезжали машины, шли люди, но, похоже, Рей их не интересовал.

По крайней мере, никто его не сверлил взглядом, и никто не напоминал своим внешним видом классического топтуна в плаще и низко надвинутой на лоб шляпе.

И все же, все же… Неприятное чувство в душе немного сдало свои позиции, но так никуда и не исчезло.

Решение пришло спонтанно. Повинуясь внезапному душевному порыву, Рей резко свернул направо и вошел в подъезд трехэтажного здания старинной постройки, предназначенного под снос.

В нем уже не было ни окон, ни дверей, даже простенки рачительные людишки разобрали по кирпичику, чтобы использовать дармовый строительный материал для своих нужд. На полу валялся разнообразный мусор, а в одной из комнат второго этажа кто-то (скорее всего, какой-нибудь бомж) соорудил примитивный очаг, на котором стояла закопченная эмалированная кастрюля с остатками еды, покрытой мохнатой плесенью.

Пристроившись таким образом, чтобы его трудно было заметить, Рей осторожно выглянул через оконный проем наружу.

В переулке по-прежнему не намечалось никакого оживления, связанного с его маневром. Машины проезжали мимо дома, не останавливаясь, горожане озабоченно спешили по своим делам, только два кота у дома напротив выясняли отношения, совершенно не обращая внимания на бродячего пса, который уселся неподалеку от них, чтобы полюбоваться на кошачью свару.

Склонив голову набок и высунув язык, он с неподдельным интересом наблюдал за развитием событий. Похоже, кошачьи разборки были для пса сродни посещению театра для человека.

Рей немного успокоился. «Так недолго и шизофреником стать, – подумал он, переводя дух. – Мания преследования. Наверное, старею…»

Подежурив возле окна еще минут пять, он решительно махнул рукой на все свои страхи и опасения, и вышел на лестницу, чтобы спуститься на первый этаж.

Его спасло от смерти то самое «шизофреническое» состояние, на которое он только что сетовал. Напряженные до предела нервы подали сигнал нужным мышцам еще до того, как Рей осознал, что ему на голову опускается железный прут.

Он совершил немыслимый кульбит с падением назад, а затем успел вскочить на ноги, чтобы уйти от следующего удара – уже тычком, в область живота. Голова вдруг стала пуста, эмоции и мысли куда-то испарились, и в нем вдруг проснулся кровожадный зверь, готовый защищать свою жизнь до последнего вздоха.

Прут снова взлетел вверх, но на этот раз Рей с тигриной грацией прыгнул вперед, перехватил руку нападавшего и швырнул его через себя, совершенно не заботясь о чистоте проведенного приема.

Падая, противник Рея уронил свое очень опасное в умелых руках оружие, но тоже подхватился на ноги с похвальной быстротой. Когда он повернулся, в руках у него холодно блестела сталь клинка.

– Ты!? – воскликнул Рей, отступив назад и приняв нужную для защиты стойку.

Перед ним, яростно сверкая черными бешеными глазами, стоял его бывший напарник по охране дачи Чвыкова Тохта.

– А кто же еще, – процедил сквозь зубы Тохта.

– Зачем?… – начал было Рей – и осекся.

В этот момент его взгляд случайно упал на ноги Тохты, и он едва не задохнулся от нахлынувшей на него ненависти. На Тохте были те самые, с красными вставками, башмаки, которые он успел заметить в последний момент, когда терял сознание после удара по голове на даче Чвыкова!

– Так значит, убийство Громушкина – это твоя работа… – Рей не сказал это, а прохрипел, потому что горло стиснул сильный спазм.

– Какая тебе разница? – криво осклабился Тохта. – Ну моя. И что с того?

– Напрасно… Напрасно ты это сделал.

– Я и тебя сейчас кончу. И получу хорошие бабки… хе-хе…

– Не говори гоп… – Рей подобрался и, сделав над собой титаническое усилие, постарался успокоиться.

Предстоящую схватку не на жизнь, а на смерть можно было выиграть лишь с холодной головой и трезвым рассудком. Рею не приходилось встречаться с Тохтой в спаррингах на татами, но он знал, что тот большой спец в тэквон-до и мастерски управляется с ножом.

Тохта напал первым. Нож мелькал в его руках как молния, и Рей едва успевал ставить блоки и уклоняться. Злость на убийцу куда-то испарилась, и он думал лишь об одном – как бы выстоять минуты две-три, чтобы приноровиться к стилю Тохты.

А тот атаковал, как одержимый. Лоб Рея покрыла холодная испарина – Тохта явно его переигрывал. Убийца Громушкина двигался легко и без видимых усилий. «Школа» у него и впрямь была поставлена отменно.

Постепенно Тохта начал оттеснять Рея к стене. Рей понял замысел противника – Тохта хотел лишить его маневра, загнав в угол – но ничего поделать не мог. Увы, он был безоружен, а с голыми руками против такого мастера долго не повоюешь.

Отступая, Рей неожиданно почувствовал под ногами оброненный Тохтой прут из арматуры. Внезапное озарение мгновенно превратилось в действие – отбив очередную атаку, Рей гибко изогнулся, и в следующее мгновение уже держал прут в руках.

– Вот теперь мы с тобой и поговорим… – процедил он сквозь зубы, становясь в стойку.

Немного обескураженный Тохта отступил на два шага назад. С оскаленными от ярости редкими зубами и сморщенной физиономией он в этот момент показался Рею большой крысой, у которой отобрали лакомый кусок.

– Это тебя не спасет, – злобно ответил Тохта и мягкими стелющимися шажками начал двигаться по кругу, выбирая момент для нападения.

Теперь Тохта действовал значительно осторожней. Он не испугался прута, но его здорово смутила техника боя, предложенная Реем. Ведь в спаррингах (за которыми наблюдал и Тохта) Рей, предусмотрительно валяющий Ваньку перед другими парнями, выглядел неуклюжим учеником, мало знакомым с боевыми искусствами.

А тут неожиданно такой отпор. Тохте было от чего призадуматься и озадачиться.

Тем временем Рей полностью взял под контроль свои эмоции. Ему на память вдруг пришли уроки Малха.

К сожалению, даже будучи легионером, Рею ни разу не приходилось драться всерьез против хорошо обученного противника, вооруженного ножом. Да, дружеские спарринги были, но больше от безделья и никто особо в таких тренировочных поединках не выкладывался. Мало того, даже нож представлял собой резиновую имитацию.

Единственным упражнением с холодным оружием, в котором преуспевали многие, в том числе и Рей, было метание ножа. На одной из стен казармы висела деревянная мишень, и мающиеся от ничегонеделания легионеры часами изощрялись в этом древнем боевом искусстве.

Нередко такие упражнения перерастали в соревнования «под интерес», когда на кон ставились деньги, бутылка рома или виски, а иногда и подружка соревнующегося из местных девиц отнюдь не патриархального поведения.

Чаще всего победителем в таких соревнованиях выходил Джава. Это был великий мастер. Он рассказывал, что учился бросать нож с детства. А первым его наставником в этом деле был деревенский пастух, который жил отшельником на краю джунглей.

Ниже Джавы по мастерству работы с ножом толпились на профессиональной лестнице еще человек пять, в том числе Рей и Бомбер. Сержант-шеф отличался не столько точностью броска, сколько молниеносностью – реакция у него была отменной. В соревнованиях на скорость выполнения приема с ним мало кто мог потягаться.

56
{"b":"10207","o":1}