ЛитМир - Электронная Библиотека

Где искать фирму, в которой работал этот Минька?

Я почему-то не верил предположению, что он прирабатывал на стороне. Значит, бойцы, которые грохнули Кирика, – люди этой, пока неизвестной, фирмы. Мне обязательно нужно узнать ее название и где она находится!

Но как это сделать? Притом быстро.

– Есть предложение съездить на квартиру вашего Миньки, – сказал я тоном, не терпящим возражений. – Прямо сейчас. Думаю, у вас есть от нее ключи.

– М-м… да, есть… Но зачем?

– Чтобы поискать среди бумаг вашего племянника адрес фирмы, в которой он работал.

– И все?

– И все. Остальное будет интересно разве что ментам, которые в конце концов выяснит его личность. Ваш Миня пока не опознан.

– Никуда не нужно ехать, – мрачно заявил старый вор.

– То есть?…

– Я знаю, где находится эта фирма.

– Момент… Но, по-моему, минуту назад я слышал совсем иное.

– Я сказал, что не знаю, как она называется. Дело в том, что у нее нет вывески. Но ее адрес мне известен… – Гаркавый назвал улицу и номер дома; это был почти центр города.

– И как же ты узнал его, дядя?

Гришан сумрачно посмотрел на меня и нехотя ответил:

– Проследил, куда Минька ходит на работу.

– Доверяй, но проверяй… – Я осклабился. – Большевистский принцип в действии. Ты случаем, не состоял в КПСС?

– Не обижай старика…

– Понял. Вопрос с повестки дня снимается.

– Кто завалил Миню? Уж не ты ли? – Взгляд старого вора вдруг потяжелел, налился свинцов, и в нем появилось что-то волчье.

– Как на духу говорю – не я. Но мог бы, не скрою. Такая сейчас жизнь пошла, дядя. Или ты сверху, или тебя шпокнут.

– Она всегда была такой… – буркнул старый вор.

На том мы и расстались.

Глава 12

Я не выдержал искуса и поехал по адресу таинственной фирмы, где работал безвременно усопший Минька. Плат назначил общий сбор на шесть часов вечера в нашем главном офисе, так что время у меня еще было.

Должен сказать, что при виде здания, где располагалась фирма, я немного опешил. Когда-то в нем находился проектный институт… уж не помню, что в нем проектировали.

Но когда наступили «другие времена», как говорит ведущий одной телевизионной программы, большой демократ и любитель поизгаляться над тупыми русскими, квалифицированные инженеры и ученые оказались лишними на празднике рвачей и проходимцев.

Естественно, институт закрыли, предоставив его сотрудникам – вплоть до кандидатов наук – места на колхозном рынке, где они и торгуют до сих дешевыми зарубежными шмотками и овощами, которые привозят к нам азербайджанцы. А здание – практически новое, построенной в последние годы советской власти – по бросовой цене выкупил какой-то неизвестный «благодетель».

Теперь оно блистало мраморной отделкой фасада, окна были заменены на стеклопакеты с тонированными стеклами, а двор с гаражами позади здания ограждал высокий кованый забор с острыми копьевидными штырями поверху – чтобы не мог проникнуть никакой супостат.

Гришан не погрешил против истины – на здании и впрямь не было вывески. Но деловая жизнь, судя по обилию легковых автомашин и микроавтобусов в обширном дворе и снующим туда-сюда сотрудникам, кипела в нем как вода в перегретом котле.

Мне очень хотелось подойти и спросить у кого-нибудь из молодых людей, как называется их контора, но я тут же задавил на корню это неразумное желание.

Я заметил, что и возле самого входа в здание, и во дворе прохаживаются крепкие парни с цепкими взглядами. Они фиксировали малейшее изменение обстановки вокруг этой таинственной конторы, и едва что-то нарушало привычный распорядок, как эти «конкретные пацаны» (судя по их наружности) немедленно стягивались к месту события.

«А ребятки-то со стволами…, – подумал я, наблюдая краем глаза за деловой атмосферой, царящей во дворе здания и перед его парадным подъездом. – Судя по всему, они вооружены не игрушками, а вполне по-взрослому…»

Кроме того, я заметил, что здание густо утыкано видеокамерами, поэтому подойти к нему поближе и остаться незамеченным мог разве что человек-невидимка. Впрочем, в этом не было ничего необычного.

Наши богатые бизнесмены – народ пугливый.

Они даже тени своей боятся, поэтому нанимают кучу телохранителей и обставляются самой современной электроникой, думая, что такие предосторожности помогут им выжить. Глупцы. При большом желании и соответствующей подготовке завалить можно любого.

Как по мне, так главная защита любого человека – это его порядочность по отношению к окружающим и честный труд, который предполагает скромную добродетельную жизнь. А если ты жучара и начал загребать бабки лопатой, ступая по трупам конкурентов, то можешь быть уверен на все сто процентов, что твой праздник продлится недолго.

Так что лучше сразу, не откладывая в долгий ящик, заказывать себе богатое надгробие. А то наследники могут поскупиться и поставят на могилке всего лишь простой деревянный крест, который станет для тебя осиновым колом.

Бог очень не любит богатых грешников. Даже если они строят для него на неправедные деньги церкви и соборы…

Я сидел в небольшом уличном кафе как раз напротив здания бывшего проектного института. Здесь подавали преимущественно пиво и разнообразные напитки, но я заказал кофе и бутерброды – чтобы потянуть время наблюдения.

К тому же я сильно проголодался, что сразу понял, едва занял место за столиком. (Поначалу я намеревался обойтись пивом).

Компанию мне составляла молодая пара. Но они не обращали на меня никакого внимания; впрочем, как и на всех остальных. Для них мир сузился до двух квадратных метров, а воздух уплотнился и окружил влюбленных непрозрачной стеной.

Парень и девушка что-то нашептывали друг другу на ушко, заразительно смеялись, затем начинали целоваться…

В общем, картина знакомая многим. Я сам был таким… когда-то. Теперь мне уже кажется, что это происходило со мной очень и очень давно.

Увы, увы…

Я просидел в кафе больше часа, выпив, кажется, семь больших чашек препаршивого кофе и сжевав столько же бутербродов. Но толку от моих бдений не было ни на грош.

С таким же успехом можно было лизать сахар через стекло. Слюнки текут от вожделения, а вместо сладости – одна видимость.

Повздыхав и посокрушавшись своим невезением (а с другой стороны, что я тут хотел увидеть? мне и самому это было неизвестно), я расплатился, любезно кивнул молодым людям, продолжавшим лобызаться, – они мне уже стали как родные – и оторвал свой зад от пластмассового стула… чтобы тут же вернуться на исходную позицию.

Меня словно по башке стукнуло. С обалделым видом я наблюдал, как возле парадного подъезда здания бывшего проектного института остановился «мерс» представительского класса и из него вышла… Дженнифер!

С нею была и свита – два лба ростом как минимум метр девяносто. Судя по просторным пиджакам, они носили «упряжь» – наплечные кобуры, и, похоже, не для того, чтобы хранить в них газовые пугачи.

Не останавливаясь, она быстро поднялась по ступенькам и исчезла внутри здания. «Мерс» тихо фыркнул и заехал через массивные ворота во двор.

Нужно сказать, что я на какое-то время совсем отупел. А все потому, что просто не поверил своим глазам.

Дженнифер! Невеста Рыжего! Здесь! И под охраной!

Мать моя женщина… К сложившейся ситуации большего всего подходило избитое литературное изречение «Все смешалось в доме Облонских».

Не знаю, как в том дворянском доме, но в моей башке точно царил кавардак. Я безуспешно пытался связать концы с концами, но все мои потуги были тщетными.

Похоже, мы влипли в какую-то смертельно опасную аферу, подумал я с отчаянием. Вернее, не влипли, а нас втянули.

Но кто и зачем? Рыжий? С какой стати? Он нам, конечно, не друг, но и не враг. Значит, кто-то другой.

Кто!?

Наверное, госдеп США, мелькнула в моей голове совершенно глупая мысль, и я с дебильным видом рассмеялся. Мой безумный смех наконец привлек внимание парня и девушки к моей персоне.

31
{"b":"10208","o":1}