ЛитМир - Электронная Библиотека

– Начнем с тебя, – обращаясь ко мне, сказал Плат, когда мы расселись по своим местам. – С этим клиентом, – он бросил уничижающий взгляд на присмиревшего Маркузика, – все и так ясно. Марк должен отчитаться завтра. Завтра! Ты понял?

– Понял, – буркнул Марк и подарил мне взгляд из серии «Ну, погоди!».

Я доложился кратко, без обычных красочных отступлений. Был вечер, все устали, поэтому мой дар рассказчика никто бы не оценил.

Зачем заливаться соловьем перед публикой, состоящей сплошь из сухих прагматиков?

И все-таки финал вышел у меня весьма эффектным. Перед тем, как сказать, кого мне довелось увидеть возле бывшего здания проектного института, я сделал многозначительную паузу, а затем оглоушил своих друзей, что называется, наповал.

– Не может быть! – воскликнули они хором.

– Может, – ответил я, скромно опуская глаза. – В моем исполнении все возможно, вы это знаете. Я просто в очередной раз продемонстрировал свой высокий класс. Я нашел нашу американскую Золушку. Даже без примерки хрустального башмачка. Учитесь работать, фраера, пока я живой.

– Не верю! – Плат отмахнулся от меня как от привидения. – Ты ошибся.

– Не мог я ошибиться! Ты знаешь, что у меня фотографическая память. Это точно она. У меня ее снимок, что дал нам Рыжий, все время перед глазами маячит. К тому же, у этой Дженнифер очень запоминающаяся мордашка. Клеевая девка.

– Ничего не понимаю… – Серега был сильно обескуражен.

– А что тут понимать? – вступил в разговор и повеселевший Марк. – Нужно спеленать девку, передать заказчику и получить остальные бабки. А там хоть трава не расти. Пусть Рыжий сам с ней разбирается.

Маркузик уже мысленно потирал руки от удовольствия. Как же, скоро ему предстояла весьма приятная миссия – делить денежки заказчика на три равных части. И самое главное – они не облагались налогом, потому что Марк с общего согласия не спешил проводить их по бухгалтерской документации.

Увы, в этом вопросе мы не были патриотами своей отчизны. Тлетворное влияние нарождающегося капитализма, который все еще находился в дикой стадии, коснулось и наших неокрепших душ…

Я было вознамерился сказать ему, что деньги нужно считать, когда они уже в кармане, но сдержался и молвил совсем другое:

– Хотел бы я видеть того человека, который отважиться повязать эту девку.

– А ты у нас для чего!? – возмутился Марк.

– Чтобы думать. Кому-то же надо. Потому что вы, большие умники и философы, пустили мыслительный процесс на самотек.

– На что ты намекаешь? – строго спроси Плат.

– Вы как-то упустили из виду, что она ездит в очень дорогом представительском «мерсе» и с охраной. И, как на мой взгляд, ее телохранители – битые парни. Это не просто «быки», а профи. Уверен. Или я ничего не соображаю в таких делах.

– Что ж, если это так, то тогда нам всего лишь нужно вычислить, когда американская невеста еще раз посетит это заведение, привезти Рыжего к зданию бывшего проектного института, и столкнуть их лбами у входа. По-моему, элегантное решение. – Маркузик довольно ухмыльнулся. – И волки будут сыты, и овцы целы.

– Неплохая идея… – сказал Плат, но по лицу Сереги было видно, что сейчас его мысли бродят где-то далеко; видимо, там же, где и мои.

– Идея фикс, – сказал я скептически. – Глупости! Совершенно дилетантский подход.

– Почему!? – взвился Маркузик.

– Потому что нам неизвестно, во-первых, когда она снова посетит эту хитрую контору без вывески. Не будут же сидеть там наши ребята до бесконечности? А во-вторых, мы понятия не имеем, какая разыгрывается комбинация.

– Зачем нам чужие проблемы? – спросил Марк. – Мы всего лишь выполняем заказ. В этом нет ничего криминального. Сделал дело – получил денежки. Вот и вся наша комбинация.

– Твоими бы устами да мед пить, – сказал я снисходительно. – Похоже, ты забыл, что мы нечаянно оказались в самом эпицентре какой-то разборки. И что так просто нам уже не спрыгнуть.

– Брось… Мы пешки. Если наша компашка тихо уйдет с шахматной доски, никто этого и не заметит.

– Как бы не так. Мы многое видели, и много знаем. Мало того, наши противники подозревают, что нам известно еще больше. Потому они просто обязаны позаботиться о том, чтобы укоротить нам языки. А как они это делают, мы уже имеем представление.

– Что ты предлагаешь? – спросил Плат, жестом остановив Маркузика, готового продолжить диспут.

– Я хотел бы послушать сначала тебя. Ты же у нас главная голова.

– Хорошо, я скажу… В общем, ты где-то прав. Нельзя кидаться в омут, не позаботившись о страховке. Мы пока ничего не знаем о нашем противнике. Это большой минус.

– Даже не какой-то хлипкий минус, а толстый дрын, – буркнул я, согласно кивнув головой. – Которым вот-вот дадут нам по башке. Удача ведь не каждый день сидит у нас в кармане.

– Поэтому, прежде всего, нужно узнать, что за контора заняла здание проектного института. И второе – край необходимо уточнить, не ошибся ли ты, Сильвер, во время опознания нашей американской крали. Такие вещи случаются, говорю вам на основании своего опыта работы в угрозыске.

– Логично, – сказал я, закуривая. – Спорить не буду. Надо, так надо. Но и это еще не все.

– Не все, – согласился Плат. – В идеале необходимо узнать, откуда ветер дует. Но так, чтобы не подставиться.

– Блажен, кто верует… – Я саркастически ухмыльнулся. – Не разбив яйцо, яичницу не приготовить.

– О чем ты? – озадаченно спросил Серега.

– Мне уже надоело изображать зайца. Пора нам показать свои зубы нашим противникам.

– Ты с ума сошел! – воскликнул Плат. – Нас сомнут как жестяную банку из-под пива.

– Его хлебом не корми, а дай кулаками помахать, – осуждающе заметил Маркузик.

– Мы к этому все равно придем.

– Если только ты не полезешь на рожон, – сказал Плат, – то никаких проблем не будет.

– Наивные… – Я обречено вздохнул; как часто мы выдаем желаемое за действительное. – Беда уже пришла в наш дом, а вы все витаете в эмпиреях. Нас в покое не оставят. Уверен, что в конечном итоге нас вычислят. Тем более, когда мы пустим по следу Дженнифер еще и нашу наружку. Повторяю – против нас работают профессионалы. И они сейчас очень обозлены из-за двух проколов. Поэтому будут землю копытами рыть, а попытаются нас достать. Так не лучше ли упредить удар?

– Как? – спросил Плат.

– Очень просто. Пока мы для них темные лошадки, и они еще не знают нас в лицо (может быть, за исключением меня – я «засветился» возле их конторы; там везде стоят камеры слежения, поэтому не исключено, что мое фото уже лежит на столе их начальника службы безопасности). Поэтому мы имеем небольшую фору. Нам нужно взять «языка».

– Ты в своем уме! – воскликнул Серега. – Не забывай, что мы не в горах Чечни. Да и там война уже подходит к концу. Ты что, пытать его будешь?

– Слегка поспрашиваю…

– А потом?

– Потом… как получиться, – ответил я, отводя взгляд в сторону.

Неженки хреновы! Значит, тем уродам можно шмалять по нам из автоматов, а мы в ответ – ни-ни? Это они начали против нас военные действия, а не мы. И моя совесть будет чиста, если я пришью кого-нибудь из этих козлов.

Придумал же такое Серега – война заканчивается… Как бы не так. Каждый день кого-то мочат – то в Ингушетии, то в Москве, а недавно даже в Кондопоге, которая вообще находится у черта на куличках и там живет тихий, мирный и беззлобный народ. И это называется мирное время!?

Тогда лучше сидеть в окопе. По крайней мере, тогда точно знаешь, откуда ждать атаки.

– Нет уж, братец, – решительно сказал Серега, – нам в такие игры никак нельзя играть.

– Год назад ты думал иначе, – пробурчал я негодующе. – И мы оказались в выигрыше. А все почему? Потому что ситуация заставила. И сейчас, мне кажется, она у нас не лучше, чем была тогда.

– Все равно вступать в конфликт, тем более такого рода, я не разрешаю! – завелся Плат. – Вы сами меня выбрали начальником, поэтому извольте подчиняться. Иначе у нас получится полный раздрай.

35
{"b":"10208","o":1}