ЛитМир - Электронная Библиотека

– «Альянс»? – переспросил Плат. – Ну-ка, ну-ка…

Порывшись в своей кожаной папке, с которой никогда не расставался, Серега достал из нее лист бумаги, прочитал несколько строк и спросил:

– Как вы думаете, кто выкупил здание бывшего проектного института?

– Неужто «Альянс»? – высказал я предположение.

– Точно! Три года назад. Был объявлен конкурс по приватизации здания, но, как мне объяснили мои бывшие коллеги (правда, из УБОПа), он оказался фиктивным. «Альянс» заплатил за здание, которое стоит миллионы, чисто символическую цену.

– Вот суки! – с чувством прокомментировал я слова Плата. – Эти совсем новые русские последнее народное добро пускают на распил. Первая волна крысомордников, нажравшись до отвала, уже смайнала за бугор, остальные – не столь поворотливые – подбирают то, что не углядели олигархи и продажные чиновники. Когда они нажрутся!?

Мой риторический вопрос остался без ответа. А что тут скажешь? Жадность человеческая беспредельна.

Вон США хочет весь мир захавать; америкосам, видите ли, маловато своего полушария. Только вот беда – большим куском можно ведь и подавиться.

– Значит, мы перешли дорогу «Альянсу»… – с мрачной задумчивостью констатировал Плат. – Ой-ей…

– А что это за зверь? – спросил я, закуривая.

– Момент… – Марк полез в нагрудный карман и достал оттуда изрядно помятую бумажку. – «Альянс» – закрытое акционерное общество. Имена акционеров – большая тайна. Мне этот вопрос прояснить не удалось. «Альянс» имеет отделения во многих городах России и даже в дальнем зарубежье. В принципе это большая торговая фирма. Главный ее офис находится в Москве. Представляете уровень?

– Представляем… – Мне вдруг почему-то стало очень грустно; опять мы подставились по полной программе; что такое наши мизерные возможности по сравнению с мощью международного и явно мафиозного акционерного общества. – Картина из серии сушите весла, господа. Похоже, нам может светить скорое свидание с предками. Тьху, тьху!… – Я сплюнул через левое плечо, хотя и не был чересчур суеверным. – Чем торгует этот «Альянс»?

– Все, чем угодно, – ответил Маркузик. – От зерна, нефти, металлов, бытовой электроаппаратуры и автомашин до оружия и самолетов.

– Мама миа! – Я схватился за голову. – Чтоб я сдох. Надо срочно бежать в обувной магазин.

– Зачем? – тупо спросил Плат, который был расстроен не меньше, чем я.

– Чтобы купить всем нам белые тапочки с черными шнурочками. Или у тебя есть предложение получше?

– Нет у меня никакого предложения! – сердито ответил Серега.

– Кто у них там заправляет делами? – спросил я Марка.

– Я же сказал, что имен акционеров выяснить не удалось. Тайна за семью печатями.

– Еще бы… – буркнул я. – Но я спрашиваю тебя не об этом. Кто шеф конторы, которая отаборилась в бывшем проектном институте? Похоже, в нашем деле он главный кукловод. Или один из главных.

– Это не секрет, – сказал Плат. – Курамшин Павел Иустинович.

– Да вы никак с ним знакомы, милейший? – Я впился цепким взглядом в хмурое лицо друга.

– Что-то в этом роде.

– Не понял…

– Курамшин, как и я, бывший мент. Только полковник. Когда-то он был моим начальником. Курамшина убрали из управления в двухтысячном году за какие-то темные делишки.

– «Оборотень» в погонах, – высказал я предположение.

– Да. Но в те годы это словечко еще не было в ходу.

– Я так понял, этого Курамшина не посадили…

– Откупился. У него уже и тогда связи тянулись до самого верха. Козырный мужик. И очень опасный. Жестокий и беспринципный.

– А где ты видел доброго и мягкого мента? – Я ехидно ухмыльнулся.

Плат на мой выпад не среагировал. Он сидел в мрачной задумчивости и грыз чубук потухшей трубки.

– Что это у Курамшина за отчество такое? – спросил я, чтобы немного отвлечь народ от черных мыслей, потому что и Марк сидел, словно с креста снятый – бледный и с глазами как у рака, которого замучил геморрой.

– Отец у него был священник, – нехотя объяснил Плат. – Это церковное имя. Он помер, кажется, в девяносто седьмом. Мы ездили хоронить. Только нас попросили быть в штатском.

Я коротко хохотнул и сказал:

– Надо же… Воистину дьявольская смесь. Поди, его добропорядочный папаша в гробу переворачивается, глядя с того света на делишки сына, бывшего мента и нынешнего мафиози.

– А если мы ошибаемся? Что если Курамшин тут ни при чем? – Это наконец разродился Марк.

У него всегда был нестандартный подход к сложным, опасным ситуациям. В такие моменты Маркузик пытался отсидеться в окопе; он делал то, чем обычно занимаются в подобных случаях записные интеллигенты – выдавал желаемое за действительное.

Многие образованные, но неуверенные в себе люди живут по китайскому принципу, изложенному в виде мудрости, которая гласит: если долго сидеть на берегу реки, ничего не делая, то когда-нибудь мимо тебя проплывет труп твоего врага. Марк тоже исповедовал эту непротивленческую «религию».

– Пойди к нему и спроси об этом сам, – пробурчал Плат.

– А почему бы и не пойти? – расхрабрился Марк. – Можно объясниться… сказать, что мы люди маленькие, всего лишь частные детективы, ищем девушку, никого не видели, ничего не знаем. И… и все. Какие проблемы?

– Храбрый портняжка… – Я саркастически ухмыльнулся. – Сегодня пойдешь? Тогда скажи Фиалке, пусть созвонится с секретаршей Курамшина, чтобы она назначила тебе время аудиенции.

– Почему я!? Такими делами занимаетесь вы. У вас… опыта больше. И вообще…

– Ну ты и рыба, Марк… – Я рассмеялся. – Электрический угорь. Брать рекомендуется только в заземленных ежовых рукавицах. Да и то ты выскользнешь. Нет, так дело не пойдет. Твоя идея, ты и должен ее реализовать. У нас на сегодня и так дел полно. Правда, Серега?

– М-м… Да.

– Вот. Кроме тебя, спасти наше О.С.А., и заодно нас, просто некому. Собери волю в кулак, сосредоточься…

Договорить я не успел. В приемной раздался шум, потом что-то упало, а затем от сильного удара ногой распахнулась входная дверь, и на пороге появился пунцовый от гнева Крапивин.

Глава 17

Посмотрев на нас бешеным взглядом, он молча подошел к столу и сел. Мы тоже безмолвствовали. Явление Рыжего нашему синклиту в данный момент было совершенно нежелательно. Мы пока ничем не могли его утешить.

А выкладывать перед клиентом ворох разнообразных версий и то, как собираемся решать возникшие проблемы, мы просто не имели права. Это было несолидно, не по правилам, и даже опасно.

Ведь детективам платят за результат, а не за басни.

В этом вопросе сыщики были сродни фокусникам. Конечно, зрителям очень хочется разгадать фокус, но если маг объяснит всю свою кухню, то в следующий раз на его представление никто не придет, и уж тем более никто не заплатит втридорога.

– Меня хотели не впустить… – наконец подал голос Рыжий. – Меня!

– Надеюсь, твоя охрана моих парней не перестреляла? – спокойно спросил Плат.

– Нет. А следовало бы!

– Мы не ждали тебя…

– Я звонил! Мне сказали, что вас нет и в скором времени не будет. Эта ваша секретарша… как ее?… врет, как все бабы.

– И ты ей не поверил… – Плат миролюбиво ухмылялся.

– Еще чего! – Крапивин вдруг криво осклабился. – У меня такая же. Цербер.

– Будем считать, что конфликт исчерпан, – сказал Серега. – А что касается нашей охраны… – Он перевел взгляд на меня. – Сильвер, займешься. Нам такие орлы и на хрен не нужны.

– Это новенькие, – попытался я оправдать своих подчиненных. – Еще не въехали в специфику работы.

– И не въедут. Потому что тупые. И трусливые. Все, вопрос решен. Испытательный срок они не выдержали. Гони их в шею.

– Слушаюсь, гражданин начальник!

– Перестань… – Плат недовольно поморщился; а затем обратился к Рыжему: – Так что там у тебя настолько срочное, что ты не поленился бросить все свои дела и примчался в нашу контору?

– Сначала мне хотелось бы узнать, как у вас идут поиски.

44
{"b":"10208","o":1}