ЛитМир - Электронная Библиотека

– Идут, – уклонился Плат от прямого ответа. – Можешь не сомневаться. Но об этом немного позже. А пока я хочу услышать твои новости.

– Дженнифер вышла на связь, – сообщил Крапивин.

Мы с Платом переглянулись. И облегченно вздохнули. Похоже, Рыжий приехал разорвать с нами контракт. Слава Богу!

А от остальных проблем мы как-нибудь и сами отвертимся. Но аванс не вернем!

– Что ж, поздравляем, – сказал Плат, радостно улыбаясь. – На свадьбу пригласишь?

– Ты не понял. Она не позвонила, а скинула мне SMS. И это очень подозрительно.

– Думаешь, что послание не от Дженнифер?

– Да нет, писала точно она. Джен предусмотрительно (чтобы я не сомневался в авторстве) напомнила несколько таких вещей, о которых знали только мы двое.

– Ну, это совсем не факт… – Плат был сильно разочарован. – Что она передала?

– Чтобы я не искал ее. Она скоро вернется, и все будет, как прежде. Свое исчезновение объяснила какой-то опасностью, от которой даже я не смог бы ее защитить. Джен написала, что только она сама сможет разобраться в какой-то истории.

– Что за опасность, Дженнифер не уточнила?

– Нет.

– Это все, что она сообщила? Ты ничего не упустил в своем рассказе?

– Еще написала, что любит… целует… Ну какая, какая сволочь осмелилась ей угрожать!? Почему, почему она не открылась мне!? Урою всех, гад буду, век свободы не видать!…

Рыжий начал брызгать слюной и материться как сапожник. Мы сидели бесстрастно и неподвижно, словно изваяния Будды. В нашем кабинете и не такие сценки случались…

Наконец Крапивин выдохся и умолк. Плат спросил:

– Кофе будешь?

– Давай…

– Этот уже остыл… – Плат заглянул в кофейник. – Сейчас закажу свежий.

– Не надо… – Рыжий поднялся, взял стакан, который стоял на подносе вместе с графином (иногда нам приходится отпаивать особо впечатлительных клиентов водой), наполнил его и выпил так, будто в нем находилась водка – одним богатырским глотком. – Уф… Хорошо. В горле, блин, пересохло…

– И что теперь нам делать? – озвучил Плат вопрос, который вертелся и у меня на языке.

– Вот я и приехал сюда, чтобы посоветоваться.

– Но если сама Дженнифер сказала, что вопрос закрыт… – Плат развел руками. – Может, нам не надо ей мешать? Чтобы не навредить.

Хитрец… Чешет Рыжего за ушами. Сереге уже и бабки не нужны. Я тяжело вздохнул – а счастье было так близко… Еще двадцать «штук» зеленью, притом наличкой, нам совсем не помешали бы.

– А я так думаю, что маслом кашу не испортишь, – твердо сказал Крапивин. – В этой истории много непоняток. Чего я терпеть не могу. И потом, почему она не захотела поговорить со мной по телефону, а всего лишь написала маляву? Это подозрительно.

– Возможно… – По лицу Плата было видно, что он разочарован решением Рыжего довести дело до конца. – Она своим телефоном воспользовалась?

– В том-то и дело, что чужим.

– Думаю, что ты уже узнал, кому он принадлежит…

– Естественно.

– Ну и?…

– Одному молодому пацану, студенту. Говорит, что к нему подошла симпатичная девушка и попросила телефон, чтобы сбросить письменное сообщение. Он не смог ей отказать.

– Козе понятно… – Я ухмыльнулся. – И я бы не отказал.

– Между прочим, Джен даже заплатила ему, – сердито сказал Рыжий. – Хорошо заплатила.

– Чему ты удивляешься? – ответил я. – У студента обычно денег не густо. Твоя Джен умница, сразу сообразила, с кем имеет дело. Впрочем, извини, тебе такие мелочи жизни уже не понять.

– Ну почему же? – Крапивин неожиданно смутился. – Я и сам когда-то ходил… с голой задницей.

– Значит, студент чист… – Плат снова принялся раскуривать свою трубку, но на этот раз не для понта, а потому что от волнения ему срочно захотелось закурить.

Я тоже задымил.

– Чист, – подтвердил Рыжий. – Мои парни взяли его в такой оборот, что он просто не мог что-то утаить, даже если бы сильно этого захотел.

– Они хоть кости ему не переломали? – спросил я не без укоризны.

– Я же не изверг какой-то, – обиделся Крапивин. – Дали сопляку пару раз по сопатке, – не сильно! – показали ствол, и он начал звонить, как поп к обедне.

– По крайней мере, ты должен немного успокоиться, – сказал Плат. – Дженнифер ясно дала понять, что она по-прежнему тебя любит, и лишь какие-то таинственные обстоятельства заставили ее совершить побег.

– Я успокоюсь только тогда, когда поведу ее под венец!

– М-да, любовь не картошка… – пробурчал я себе под нос.

– Что ты сказал? – повернулся ко мне Крапивин.

Я бросил вопрошающий взгляд на Серегу; он нехотя кивнул, соглашаясь с моим мысленным посылом. И тут же оттопырил мизинец.

Да понял я, понял, не дурак.

Конечно же, всю информацию мы Рыжему не сольем. Это может быть чревато. Но в кое-чем просветить нашего клиента нужно. Дабы его не заносило на поворотах. И чтобы он убедился, что аванс мы отрабатываем в поте лица.

– Мы сейчас покажем тебе кино. – Я указал Маркузику на видеомагнитофон. – Возможно, ты поможешь нам в расчистке ситуации. Нам она не очень понятна.

– Какое кино? – удивился Рыжий.

– Занимательное, – ответил я. – Боевик. Смотри…

Марк поставил кассету с записью событий на вилле Кирика. Когда пошли первые кадры, Крапивин сильно побледнел и впился взглядом в экран телевизора. Мне показалось, что он даже дышать перестал.

И только когда на экране появилась Дженнифер, Рыжий открыл рот, словно хотел ее окликнуть, да так и досидел до конца показа в классической позе дебила; только слюней не хватало.

Он был даже не удивлен, а сражен наповал.

– Ну как, впечатляет? – спросил я Крапивина, когда Марк выключил видеомагнитофон.

– К-хр… Кир… Кх! – Рыжий изо всех сил пытался справиться с онемевшими голосовыми связками. – Это же д-дача Кирика…

Он узнал место, где происходили события. Значит, Крапивин был хорошо знаком с бывшим директором центрального рынка. Мало того, ему приходилось бывать у Кирика в гостях, раз он так быстро определил, что за здание мы ему показали.

– Верно, – ответил Плат, забирая вожжи управления разговором в свои руки. – Сейчас ты увидел то, о чем понятия не имеют правоохранительные органы, расследующие убийство Клычкова. Мы скрыли от следствия по «мокрому» делу важную улику и, сам понимаешь, нас за это по головке не погладят… если, конечно, узнают об этой кассете. Но так мы поступили только потому, что наш клиент – ты.

– Спасибо, – натужно откликнулся Рыжий, все еще плохо владеющий своим языком.

Гони бабки! – вертелось у меня на языке. За спасибо ничего не купишь. Я только сейчас, после слов Сереги, осознал, что из-за этой пленки мы можем иметь очень большие неприятности.

И тогда нам понадобится много денег, чтобы отмазаться от бывших коллег Плата, у которых аппетит как у Годзиллы. Вполне может так получиться, что придется отдать почти всю «зелень», полученную от Крапивина.

Это называется пошли по шерсть, да сами вернулись стриженными…

– А теперь у меня есть вопрос: что связывало тебя и Клычкова? – спросил Плат. – Я не имею ввиду бизнес. По-моему, картина гораздо сложней.

– Что связывало? – Рыжий надолго задумался.

Мы терпеливо ждали. Наконец он ответил:

– В общем, ничего такого… И бизнес с ним я не вел. Он старше меня лет на двадцать. Я узнал его через своих родителей. Батя был с ним знаком еще с детства – жили на одной улице. В советские времена Клычков работал на центральном рынке мясником, вот мои старики и пользовались своим знакомством, чтобы купить кусок мяса без очереди, да посвежей и посочней.

– Тогда как объяснить, что Дженнифер нашла убежище именно у Клычкова? Ты с ним свою невесту знакомил?

– Н-нет… – Крапивин растерянно развел руками. – С какой стати?

– Но ты ведь был вхож в его дом?

– В какой-то мере.

– То есть?…

– Иногда мы собирались компанией, в основном на чьей-нибудь даче, в том числе и у Кирилла. Шашлыки там, водка-пиво, в бильярд поиграть, ну и девочки… случалось. Это когда еще он был в разводе со своей первой. А когда Зинка появилась, наши мужские междусобойчики прекратились. Она следила за ним денно и нощно. Баба, доложу я вам, как смола. Прилипнет – не оторвешь.

45
{"b":"10208","o":1}