ЛитМир - Электронная Библиотека

– Значит, вы не дружили…

– Нет. С друзьями в наше время туго. Партнеры, хорошие знакомые, приятели, нужные люди, наконец девочки для развлечений… Не более того. На настоящую дружбу нет времени. Это если честно.

Что делают с человеком большие деньги… Неужели всю свою молодую жизнь нужно положить на то, чтобы к весьма обеспеченной старости остаться в полном одиночестве и сидеть в золотой, украшенной бриллиантами клетке за каменными стенами, в окружении не старых добрых друзей, а вооруженной охраны и злобных сторожевых псов? И это в лучшем случае.

А в худшем…

Об этом нужно спросить олигархов, которые уже трут нары в местах не столь отдаленных, расположенных на южном побережье северного моря.

– Когда ты видел Клычкова в последний раз? – продолжал расспросы Плат.

– Не очень давно… – Рыжий наморщил лоб. – Точно не помню, но уже после приезда из Америки.

– То есть, когда ты привез Дженнифер…

– Да.

– Встреча была случайной?

– Дай подумать… М-м… Нет, не случайной. Он позвонил мне и дал новый номер своей мобилки.

– Это что, в вашей среде так принято – при изменении реквизитов, сообщать новые всем друзьям и знакомым?

Крапивин кисло ухмыльнулся.

– С какой стати? – Он поерзал в кресле и помассировал затекшую ногу. – Для этой цели и существует секретарь. Который точно знает, кто есть кто, и кому можно дать номер личного телефона шефа, а кому нет. Больше мне делать нечего, как обзванивать своих приятелей…

– Ясно. Значит, Клычков сам проявил такую инициативу. Интересно, для кого он оставлял этот номер, а? – Плат остро прищурился.

– Что значит – для кого? Извини, намек не понял.

– Это не намек, а констатация факта. Ты куда заносишь телефонные номера?

– На работе – в блокнот, всегда ношу его с собой. Но там записаны только номера телефонов близких мне людей и подразделений фирмы. Визитки многочисленных деловых партнеров находятся в офисе. А дома у меня есть большая телефонная книга. Там у меня адреса и телефоны, так сказать, в полном объеме, все продублировано на всякий случай… Я завел ее лет пятнадцать назад.

– И лежит эта книга в тумбочке, на которой стоит телефон…

– А где ее нужно держать? Не в сейфе же. Я как-то хотел перенести все данные из нее в ноотбук, да поленился. И вообще, мне не нравится вся эта электроника. Я ей не доверяю. Подхватит комп какой-нибудь вирус, и привет. Всем данным каюк. А что написано пером, того не вырубишь и топором. Книга надежней.

– Кто спорит… Получается, что стоило Дженнифер раскрыть телефонную книгу в твое отсутствие, и номер телефона Клычкова вот он.

– Как бы не так… – Крапивин ухмыльнулся. – Я ведь говорил, что она не знает русского языка. Ни читать, ни говорить не умеет. А Кирилл по-английски ни бельмеса. Как они могли бакланить?

– Судя по нашему фильму, общий язык они нашли быстро. – Плат скептически посмотрел на Рыжего. – А еще хочу сказать тебе, что ты сильно заблуждаешься насчет языковых проблем твоей Дженнифер.

– Кончай говорить загадками! Что ты имеешь ввиду?

– На каком языке Дженнифер написала тебе письмецо?

– На своем родном. А на каком же еще?

– Хорошо бы знать, какой из двух языков – английский или русский – для нее родной…

– Что? Ты хочешь сказать?… Нет, это невозможно! Она американка… хрен знает, в каком колене. Ее прадед приплыл в Америку едва не на этом… как его?… – «Мейфлауэре».[11]

– И тем не менее, твоя американская невеста шпарит по-русски, как по писаному. Уж поверь мне.

– Точно?

– Спрашиваешь… Мы деньги зря не берем. И работу свою знаем. Так что придется тебе поверить мне на слово. Пока на слово. Возможно, в скором времени ты увидишь свою ненаглядную. Тем более, что она уже начала слать тебе приветы.

– Обалдеть… – Рыжий выглядел ошеломленным.

– И это еще не все… – Плат грозно зыркнул в мою сторону и по его глазам я понял, что он приказал мне «Молчи!». – Мы выяснили, что охота шла не на Клычкова. Он попал под расклад почти случайно. Просто опоздал с выездом на работу, тут на него и наткнулись…

Что он задумал? Или это новая версия? То, что хмыри в камуфляже прибыли на виллу Кирика, чтобы разобраться именно с ним, у нас вроде сомнений не было.

Под раздачу Дженнифер попала случайно, – скорее всего – и ушла от опасности только благодаря отменной выучке плюс способности к предвидению.

Есть такая наука в арсенале ниндзя. Это сплав интуиции и многочасовых тренировок в полной темноте, когда человек не знает, откуда последует удар, какое будет использовано оружие, и что у него под ногами.

Видимо, она заметила снайпера, который ждал в засаде появления во дворе Кирика с охраной, но предупредить любезного хозяина не успела. А может, и не захотела, поняв, что его уже не спасти, – чтобы не раскрывать свое инкогнито.

– Охотились на Дженнифер. Притом очень серьезные люди. Да ты и сам это видел…

– Видел, – хмуро подтвердил Крапивин.

– Но не все. Убегая, Дженнифер замочила одного из этих.

– Не может быть!

– Еще как может; твоя невеста – очень способная девушка. Мы там были. Жаль, что опоздали…

– И как она его?…

– Красиво. Сюрикеном в горло.

– Так тому козлу и надо, – мстительно сказал Рыжий. – Молодец, Джен!

– Так-то оно так, да вот с хаты как? Это есть такая байка.

– На что ты намекаешь? – насторожился Крапивин.

– Ну, во-первых, когда вы поженитесь, держи свои руки при себе. Не вздумай когда-нибудь попробовать ее вздуть. Она вмиг тебя уроет. Это я сказал в качестве пролога. Дружеская забота. А во-вторых, Дженнифер проходит по «мокрому» делу. Мы не в джунглях, не в Африке. Это там можно все списать на крокодилов. Когда-нибудь менты докопаются до донышка. Тем более, что дело ведет очень толковый оперативник.

– Она защищалась! Я найду ей лучших адвокатов!

– Верно, защищалась. И по поводу адвокатов у меня нет сомнений. Любой суд ее оправдает. Тем более – наш. Все-таки она твоя невеста, а это в нашем городе много значит…

Чертов льстец! Не мытьем, так катаньем… Интересно, что Плат задумал? Неужто намеревается, раз уж не удалось спрыгнуть с этого дела, выдавить из Рыжего еще тыщ двадцать? Так сказать, за вредность.

Раньше на вредных для здоровья предприятиях давали поллитра молока в смену, но мы берем только «капустой», и не брюссельской, а американской, позеленее.

– Тогда я не понимаю… – Крапивин в недоумении хлопал длинными рыжими ресницами.

– Брось… Все ты понимаешь. Власть официальная ее не тронет. А вот те, что завалили Клычкова, достанут ее из-под земли. Даже в Америке. Судя по подготовке и слаженности действий, это серьезная сила. Нашей конторе с ними не совладать.

Рыжий немного помедлил, вглядываясь в лицо Сереги, а затем сказал:

– Значит, вы именно по этой причине, как я понял, хотите уйти в отказ…

Я мысленно отдал должное его проницательности. Что значит бизнесмен. Сразу определил в разговоре все подводные камни, несмотря на маскировку Плата.

– Очко играет, Костя, – доверительно сказал Плат. – Мы ведь не какая-нибудь группировка, а всего лишь детективное бюро. У нас нет силовой составляющей… – «Во брешет!», восхитился я россказням Сереги. – И всякие там разборки нам не по зубам. Твою Дженнифер мы практически нашли. По крайней мере, точно определили, что она жива и здорова и по-прежнему к тебе неравнодушна. Мало того, мы примерно знаем, в каком районе города Дженнифер прячется. Так что заарканить ее – дело техники.

– Так в чем вопрос?

– Я уже объяснил. Если ты не понял, уточняю – нам нужно серьезное прикрытие. Иначе мы выходим из дела.

– Какие мелочи… Будет вам прикрытие. Сколько нужно людей?

– Два экипажа по три человека на надежных тачках. Все со стволами. И чтобы это были не просто крутые пацаны, а народ обстрелянный, битый. Нужны профи, Костя.

Рыжий немного помедлил и без особого энтузиазма ответил:

вернуться

11

«Мейфлауэр» («Mayflower» – «Майский цветок») – название корабля, на котором группа английских переселенцев-пуритан (обычно называемых в зарубежной литературе «отцами-пилигримами») прибыла в 1620 году в Массачусетс.

46
{"b":"10208","o":1}