ЛитМир - Электронная Библиотека

– Пусть платит бабки, – задиристо вмешался Марк в наш разговор, – и мы будем охранять его хоть до пенсии. Он и так нам должен за что, что мы его спасли.

– Не все измеряется в деньгах, – сказал я нравоучительно. – Но ты где-то прав, – тут же успокоил я Маркузика, уже приготовившегося ввязаться со мной в длительную дискуссию насчет денежных отношений в капиталистическом обществе. – Он нам ни сват, ни брат. Однако беречь его мы просто обязаны. Это в наших интересах. И еще одно…

Я перевел задумчивый взгляд на телефон. На какое-то время в кабинет воцарилась пауза.

– Что ты там еще надумал? – наконец не выдержал Плат моих глубокомысленных размышлений.

– Надо позвонить Курамшину. Прямо сейчас.

– Зачем?

– Чтобы успокоить его. И чтобы он в горячке не наделал глупостей.

– Это вряд ли удастся. Курамшин не человек, а зверь, хотя с первого взгляда кажется, что он и муху не обидит. У него на допросах кололись даже воры «в законе».

– Это было тогда, когда он числился ментом бесштанным, а теперь ему есть чем и кем дорожить. Прежде чем что-то сделать, Курамшин должен двадцать раз подумать. А пока он будет терзаться в сомнениях и размышлениях, мы доведем это дело до логического завершения.

– М-да… Возможно, ты прав… Как думаешь, Марк?

– Хороший ход, – одобрил Маркузик. – Только не перегни палку, Сильвер. А то тебя часто заносит на поворотах. Начнешь угрожать…

– Что ты, братэла! Я сама мягкость и обходительность. Нет, с Курамшиным я в такие игры не буду играть. Он меня не сильно обижал, и я воздержусь от резких выражений. По крайней мере, до поры до времени.

– Ну что же, тогда звони, – сказал Плат и пододвинул ко мне телефон. – Риск благородное дело.

Выяснить номер приемной «Альянса» не составило труда. Естественно, мне ответила секретарша. «Цербер», – вспомнил я, как о ней отзывался Курамшин и невольно ухмыльнулся. Плат и Марк недоуменно переглянулись.

– Павел Иустинович занят, – сухо отчеканил цербер в женской юбке. – Перезвоните позже. – И секретарша положила трубку, даже не удосужившись спросить ни мою фамилию, ни по какому поводу я звоню.

– Бля!… – выругался я нехорошими словами, высказав присутствующим все, что думаю о мымрах, которые заседают в приемных больших начальников, и включил кнопку автодозвона. – Алла, алло, не кладите трубку! – заорал я так, будто секретарша могла слышать меня без помощи проводной связи. – Скажите вашему шефу, что звонит его вчерашний гость. Он поймет, кто это и о чем идет речь.

– Ждите, – наконец разродилась секретарша после некоторого раздумья.

Ждал я недолго. Что, в общем, и не удивительно.

– Слушаю, Курамшин, – раздался в трубке знакомый голос.

– Здравствуйте, уважаемый Павел Иустинович! Как ваше дражайшее здоровье?

– Ты!… – Курамшин даже задохнулся от внезапно нахлынувшего гнева; но тут же и успокоился быстро; я бы даже сказал, подозрительно быстро. – Что тебе нужно?

– Ну вот так сразу – что нужно… В общем, ничего такого. Мне хочется, чтобы вы считали нашу случайную встречу мелким инцидентом, который не должен иметь продолжения. Ежели я в чем-то был неправ – извините.

– Неправ – это не то слово. Ваши люди испоганили весь мой дом! А это уже совсем другой компот.

– Я к вам в гости не напрашивался. Не нужно перекладывать свои проблемы на мою голову. Но это я так, к слову. А чтобы вам совсем стал понятен смысл моего предложения, я уточню его. Мы не хотим конфронтации. Но если вы решитесь на некоторые действия, мы тоже не будем отсиживаться в окопах.

– Опять угрозы?

– Да как вам сказать… Как бывшему менту, вам хорошо известно такое слово как компра. Так вот, если вы решитесь на боевые действия против нас, то получите хороший заряд компромата. И поверьте, он вас собьет с ног. Сейчас не девяностые годы. Купить наших защитников закона, конечно, можно, но не всех. «Оборотни в погонах» уже притихли и затаились – до лучших времен. Но, боюсь, для них эти времена уже закончились. И еще – ваш бывший пленник, которого вы держали в подвале и пытали, тоже не будет иметь к вам претензий. Если, конечно, вы вернете ему все то, что у него отобрали. Думаю, наши предложения должны вас заинтересовать.

Ответом мне было длительное молчание.

Понятно – Чапай думает…

Думай, думай, сука. Я точно знаю, какие мысли роятся в твоей мафиозной башке. Конечно, сейчас ты, скорее всего, согласишься на все наши условия. У тебя просто нет иного выхода. Ты ведь пока не знаешь ни наших сил, ни наших возможностей.

Но потом твоя мстительная ментовская натура возьмет верх. И ты начнешь щелкать нас по одному и скопом. Мы уже видели твоих отморозков в действии, так что на сей счет не имеем никаких иллюзий.

Но, как говорится, и на старуху бывает проруха. Выражение не ново и достаточно избито, однако целит прямо в «яблочко». Мы не будем ждать, как говорили советские садоводы-мичуринцы, милостыни от природы. Мы постараемся вырастить груши даже на вербе.

– Добро, – наконец выдохнул Курамшин. – Вы меня убедили. Будем считать вопрос закрытым.

– Полузакрытым. Полностью он закроется, когда вы вернете своему пленнику его фирму и имущество.

– Естественно.

– Только не торопите его. Ему нужно с недельку отдохнуть. А то ваш «курорт» плохо на него подействовал. Он еле ходит.

– М-м… Хорошо, пусть будет так.

И он положил трубку. Скорее всего, даже не положил, а швырнул ее на рычаги. Представляю, как он сейчас мечется по кабинету в бессильной злобе…

– Наверное, мне нужно для начала сделать вот что… – Плат раскурил трубку и несколько раз пыхнул ароматным дымом. – Возьму-ка я нашего знакомого эскулапа и зайду к Николаю, пусть врач засвидетельствует побои. Это, как я понял из вашего разговора, в данный момент архиважно. А также нужно снять с твоего сокамерника показания… при надежных свидетелях и под видеокамеру. Чтобы Курамшин не спрыгнул с кукана в любом случае.

– Отличный ход. А то твой бывший коллега очень злобная и непредсказуемая личность. Легче поверить разъяренной кобре, что она тебя не укусит, дабы приберечь яд для более мелкой живности, нежели Курамшину.

– Есть у меня и еще одна задумка… но ее нужно хорошо обмозговать. Ежели я не ошибаюсь, то получается весьма интересная картина… А, об этом потом! Все, мужики, разошлись. Время, время! Нам сейчас нужно бежать впереди паровоза.

– А мне что делать? – спросил Марк.

– Будь на связи. Следи, чтобы центральный пост работал как часы. Сегодня «в поле» выйдут все группы, за исключением тех, кто охраняет офис, так что надежная связь нужна, как воздух.

– Блин! Всегда так… Была бы мне охота торчать тут без дела… – Маркузик гневно взлохматил свои черные кудри.

– Не ворчи, – сказал Плат. – Тебе тоже будет чем заняться.

– И чем же?

– Попытайся влезть в базу данных бухгалтерии «Альянса». Я не думаю, что для тебя это будет трудная задача. Это же не банк.

– На что вы меня толкаете!? Между прочим, хакерам сейчас сроки начали солидные давать.

– Не переживай, – «утешил» я Марка. – Плат будет носить тебе передачи, а я возьму на себя всех твоим девок. Чего не сделаешь ради друга…

– Ты возьмешь, кто бы сомневался… – Марк горестно вздохнул. – Связался я с вами на свою голову!

– Не боись, тебе это делать не впервой, – сказал Плат. – И все сошло с рук. Кстати, еще не факт, что ты сумеешь это сделать.

– Я не сделаю какой-то вшивый «Альянс»!? Посмотрим. – Маркузик воинственно выпятил вперед нижнюю челюсть.

Тоже мне, Муссолини в миниатюре…

А Плат ловко зацепил главную струнку Марка – его фантастическое самомнение во всем, что касается компьютерной техники. Серега тоже бывает временами хитрым и коварным.

Наверное, у своей Марьи научился. Раньше он был сама простота…

Глава 21

По дороге в роддом я вдруг вспомнил о Ксане. И обругал себя последними словами. Сильвер, какая же ты свинья! Девка, чай, с ума сходит, а от тебя ни ответа, ни привета. Хотя бы позвонил.

55
{"b":"10208","o":1}