ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, батьку, понял.

– И шоб быстро!

– Зробым…

С этими словами Петро исчез, будто его корова языком слизала. Он не ходил, а плыл над землей, практически не производя никакого шума. Да, это класс…

– Ну, як мои хлопцы? – спросил Остап Гнатович, и хитро подмигнул.

– Впечатляют. Таких бы в Чечню, в спецназ. А то там, говорят, некомплект. Но, боюсь, зарплата им не понравится…

– Шо да, то да… Они стоят дорого.

Остап Гнатович посмотрел на меня из-под своих мохнатых бровей пытливо и остро. Надо же, все-таки учуял сарказм в моих словах.

Все верно, разной шелупони воровской не место там, где идет речь о защите родины. За свою отчизну жизни отдают только лучшие. Уж так повелось издревле. Наверное, потому, что погибшие в бою солдаты безгрешны и попадают прямо в рай, минуя промежуточные инстанции.

А зачем в раю отбросы рода человеческого?

Ждать нам пришлось недолго. Мы едва успели оприходовать еще по две рюмки азовской чачи, как снова появился Петр. Он шел во главе целого отряда пацанов.

Вот она, наружка Довбни…

От пытливых молодых глаз не укроется ни одна деталь хуторского бытия. Похоже, Остап Гнатович платил пацанам небольшие денежки, но и за это они были ему очень благодарны, потому что обитатели Хутора зажиточностью не страдали.

– Ну-ка, хлопчики, гляньте, – сказал Довбня, предъявляя пацанам фотографию Джен. – Вы эту тетку нигде нэ бачылы? Хто ее узнает, тому премия.

На некоторое время в саду воцарилась тишина. Пацаны с напряженным вниманием рассматривали фотографию, передавая ее из рук в руки.

– Я видел, – вдруг сказал один из «разведчиков» Довбни.

– Шо ты говоришь!? Подойди сюда. Тебя как зовут?

– Гриша.

– Гриня, а дэ вона живэ? Знаешь?

– У тетки Колоденчихи.

– Точно?

– А мы живем по соседству.

– Сегодня ты видел ее?

– Не-а. Она днем никуда не ходит. Только вечером.

– Адрес! Назови адрес! – Я от нетерпения даже привстал со стула.

– Та якый там адрес… – Остап Гнатович махнул рукой. – Там, где живет Колоденчиха, сам черт ногу сломит. Гриня, ты проводишь этого дядьку к вашему дому. А цэ тоби на канфеты… – Он вынул из кармана сторублевку и дал ее пацану. – Тока шоб потратил не на курево! Понял?

– Понял…

– Смотри мне… Петро!

– Слушаю.

– Веди пацанов на кухню, хай Параска их накормит. Бо воны голодни.

«Разведчики» упорхнули шумной веселой стайкой. Они совсем не стеснялись Довбни. Хитрый, хохол… Знает, на каких струнах нужно играть перед детворой.

И что с таким делать?

Только сажать в тюрягу. Сразу, без суда и следствия.

Потому что найдутся сердобольные судьи и присяжные, которые не разглядят в этой его «опеке» состава преступления. А оно налицо, как бы я не относился к Остапу Гнатовичу.

Но что поделаешь, когда припечет, в прорубь прыгнешь. В нашей работе мне приходилось просить помощи и не у таких персонажей…

– Ну, прощевай. Шо мог, то зробыв… – Остап Гнатович крепко пожал мне руку.

– Большое спасибо. С меня стол. Если надумаете выбраться в город, звякните. Поужинаем вместе в приличном ресторане.

– Хе-хе… К ресторанам я не привык. Сочтемся… А шо касается твоего «спасибо», – тут Довбня пристально посмотрел мне в глаза, – то это ты напрасно. Цэ я по гроб жизни твой должник. Если ще нужно шо, заходь. Цэ для мэнэ радость…

Я легко и свободно вздохнул только тогда, когда мы выехали на центральную улицу микрорайона. Что ни говори, а есть люди, обладающие гипнотическим воздействие на собеседника. Сидя за столом, я кожей чувствовал этот напор.

Похоже, пронзительные совиные глаза Довбни теперь будут некоторое время сниться мне по ночам…

Глава 23

Дом, где жила неизвестная мне тетка Колоденчиха и впрямь найти было сложно.

Ведь у нас раньше как строили жилье: сначала возводили, например, дом № 12; затем, когда микрорайон был уже полностью укомплектован согласно утвержденной планировке, какому-нибудь большому начальнику приходила в голову запоздалая мысль, что земельный отвод возле двенадцатого дома чересчур обширен для одного строения; и начинали штамповать – дом № 12а, № 12б… и так далее.

В конечном итоге получалась каша. Например, дом №14в мог находиться совсем на другой улице. Попробуй, отыщи его без местного поводыря. Но даже аборигены иногда становились в тупик в этом хитросплетении.

Тем более, что все дома были похожи друг на друга, как близнецы, и на многих отсутствовали таблички с их порядковыми номерами.

– Тама, – указал пацан на окна одной из квартир второго этажа.

– Точно? Ты не ошибаешься?

– Нет, – уверенно ответил пацан, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

Я понял его состояние. Ему хотелось как можно быстрее добраться до магазина, чтобы оприходовать «премию» Остапа Гнатовича.

– Спасибо, хлопец. Беги…

Мои слова пацан исполнил в точности. Он взял с места в карьер, да так, что только пятки засверкали.

Эх, махнуться бы с ним годами…

– Что будем делать? – спросил Михеич.

– А полегче вопроса у тебя нет?

– Может, войдем в квартиру нахрапом и?…

– И тебя вынесут вперед ногами. Ты даже не можешь представить, что это за штучка.

– Брось… Баба есть баба.

– Михеич, это не баба, а ниндзя. Слыхал о таких?

– Слыхал. И в кино видел. Сказки все это. Даже самый козырный ниндзя не остановит пулю.

– Пока ты соберешься пульнуть, она два раза успеет тебя замочить. Так что не хвались на рать идучи.

Михеич умолк. Но по его лицу я видел, что бывшего мента, который привык в своей работе особо не церемониться с законом и правами граждан, мои доводы не убедили. Вот упрямец…

А и впрямь, что теперь? Привезти сюда Рыжего, чтобы он спел под окнами тетки Колоденчихи серенаду для своей возлюбленной?

Представляю этот концертный номер… Хотя в нем и может быть что-то романтическое. Чтобы любовь у них была покрепче и на всю жизнь.

Так-то оно, так, но теперь дело видится гораздо глубже. И проблема уже не только в Крапивине. Если, конечно, мои выводы верны. Каша заварилась гораздо раньше. А расхлебывать приходится сейчас. Мне и моим друзьям.

– Между прочим, мы тут не одни, – вдруг подал голос Влад.

– Ты о чем? – спросил я удивленно.

– Возле дома «пехота». Кого-то пасут.

– Иди ты! Где?

– А вон стоит «жигуль». В нем находятся двое, а один прохаживается неподалеку от нужного нам подъезда. Видишь?

– Вижу. Блин! Не было печали…

– Но и это еще не все. Возле следующего подъезда припаркована еще одна машина, кажись, «форд». Отсюда не разобрать… Похоже, что в этой тачке сидят товарищи тех, кто в «жигуленке».

– Скорее всего… Глаз не сводят с подъезда, в котором находится квартира тетки Колоденчихи… Кто это может быть? Менты?

– Нет, – авторитетно заявил Михеич.

– Почему?

– Грубая работа. Их может заметить даже человек весьма далекий от таких проблем. Несмотря на все перетряски последнего десятилетия, ребята в милицейской наружке имеют хорошую квалификацию. А эти действую топорно. Дилетанты.

– Тем не менее, их много. И, наверное, все со стволами.

Я с невольным вздохом посмотрел на Влада. Пистолет был только у него. Но что такое оружие ближнего боя, если у тех, кто сидит в «форде» и «жигулях» могут быть «калашниковы»? Ничего. Ноль. Почти что рогатка.

– Подозреваю, что они приехали по наш «товар», – сказал я кисло.

– Возможно, – поддержал меня Михеич. – И теперь ждут, когда Дженнифер появится на улице.

– Если пацан не ошибся, то ждать им придется долго. Но насколько я знаю братков, – а это точно они; морды у этих хмырей уж больно наглые – долготерпение не является их добродетелью.

– Значит, скоро пойдут на штурм, – сказал Михеич.

– Угу, – кивнул я с сокрушенным видом. – Возможно, они ждут сигнал к началу действий.

– Или подкрепление, – дополнил меня Влад.

– Не исключено. Интересно, тылы они прикрыли?

59
{"b":"10208","o":1}