ЛитМир - Электронная Библиотека

– Проверить? – Влад приоткрыл дверь машины.

– Не мешало бы… Вот только знать бы, как у нас со временем. Ладно, все равно нужно что-то делать. Но пока в башке что-нибудь свариться, надо провести разведку. Только не боем! Понял?

– Так точно.

– Только вернись немного назад и подойди к дому вон через тот палисадник. Там такие дебри, что заметить тебя будет трудно. Даже если смотреть сверху, с этажей.

– Учи ученого, – беззлобно буркнул Влад и испарился.

Он был очень даже неплохо подготовлен. Я лишь недавно узнал, что во вторую чеченскую кампанию Влад служил в составе группы специального назначения, которая воевала в тылах бандформирований.

В мою военную бытность мне приходилось об этих парнях слышать, но видеть – никогда. Они были настолько засекречены, что о составе этого подразделения знал лишь очень ограниченный круг военачальников – от силы три-четыре человека.

В состав спецгруппы входили почти сплошь офицеры, в основном бывшие афганцы, и те, кто воевал на африканском континенте. Это были асы из асов.

Почти полгода они шерстили «чехов», как бобиков. В плен никого не брали, чтобы не раскрыть свое инкогнито.

Обеспокоенные большими потерями в тылу, то есть, в горах, главари бандитов устроили на них настоящую охоту. Естественно, подняли и свои связи среди высокопоставленных российских военных. Продажных тварей во все времена хватало…

Но у них везде вышел облом. В спецгруппу вербовали только парней с гражданки, потому они нигде не числились. В штабных документах не мелькала ни одна фамилия бойцов этого элитного подразделения.

А истребительные отряды чеченских бандитов несли огромные потери – потому что бойцы спецгруппы практически всегда (что значит большой боевой опыт!) обнаруживали их первыми и били, как глупых куропаток, – внезапно, шквальным огнем, и прицельно…

Влад возвратился спустя полчаса.

Все это время я места себе не находил. Напряжение нарастало ежеминутно. Я видел, что и наши, так сказать, соперники, тоже нервничают. А может, мы ошибаемся, может, у них другая цель?

Но интуиция упрямо твердила: нет, все правильно, ошибка исключается, уж больно эти парни в «форде» и «жигулях» похожи на бойцов Курамшина – тех, кто замочил Кирика. И по повадкам, и по походке. Только сейчас они были без масок.

Теперь все наши конкуренты выползли на свет ясный. В машинах остались только водители. Тыловое подкрепление.

Они рассредоточились и охватили подъезд по дуге. Не оставалось никаких сомнений, что вскоре должен последовать приказ на штурм твердыни – квартиры неизвестной, но уже симпатичной мне, тетки Колоденчихи.

– Ну как? – встретил я Влада вопросом, который буквально вырвался из груди.

– Худо. Там засада.

– Сколько?…

– Я насчитал двоих. Но возможно, их больше. Мне не хотелось раскрываться раньше времени, и я не стал углубляться в сад.

– Сад?

– За домом не только огородики, как обычно, но кто-то посадил еще и несколько фруктовых деревьев. Есть там и кусты – смородина, крыжовник, малина…

Все-таки крестьянская сущность многих горожан неистребима. Отлученные от земли – по своей ли воли, а может, по каким-то другим причинам – они заводят под окнами квартир на крохотных клочках земли огородики.

И не ради нескольких огурцов или пучка редиски. Свежие овощи и фрукты – чаще всего привозные, из-за бугра – можно купить в ближайшем магазине даже зимой.

Им приятно ковыряться в земле, ощущая себя не просто зверьком, запертым до конца дней в благоустроенной клетке, а творцом, человеком мыслящим, у которого тяга к созиданию заложена в генах.

Огородик – это мини-вселенная работящего горожанина.

– Тэк-с… – Я сильно потер виски, чтобы сосредоточиться. – Надо действовать. Дело худо. Или мы успеем, или… В общем, понятно. Михеич!

– Да.

– Подгонишь машину вон к тому дому. Поставь ее так, чтобы от подъезда она не просматривалась. Понял мою мысль?

– Не совсем. Если идти туда, то нужно всем вместе…

– Они нас вмиг сомнут. Их в три раза больше. Вон у одного в руках спортивная сумка. Как ты думаешь, что в ней?

– А что тут думать? Шмайсер.

– И скорее всего не один. Так что выполняй приказание. Машину держи под парами. Чтобы мы прыгнули в нее – и с места в галоп.

– Слушаюсь.

– Теперь ты, Влад. Возвращайся в этот садик за домом и наведи в нем порядок. Вычисти мусор. Только начнешь работать по моей команде. Проверьте свои говорилки. Норма? Отлично. И еще одно, Влад, – не сильно увлекайся. Мы дома, не в Чечне. Глушить клиентов можно, но не до слякоти. Нам «мокруха» не нужна.

– А если они начнут стрелять?

– Чему тебя, блин, учили!? Сделай так, чтобы все было тихо, как в могиле. Если ты их всполошишь, тогда можно будет на всей операции поставить жирный крест.

– Сделаем. Все, я ушел.

– Я тоже…

Бабулька понравилась мне с первого взгляда.

Я заприметил ее минуты три назад. Нагруженная пакетами, она напоминала трудолюбивого муравья. Похоже, не впечатляющая физическими данными старушка – она была сухонькой и не вышла ростом – прикупила дыни или арбузы и тащила их домой.

Возможно, я бы и не глянул в ее сторону при таком огромном внутреннем напряге. Но она шла по протоптанной на газоне тропинке, которая вела как раз к тому подъезду, что мне нужно.

Я мигом подскочил к бабульке и сказал:

– Давайте я вам помогу.

– Ох… Спасибо тебе, хлопчик. – Старушка, не задумываясь ни на секунду, отдала мне пакеты и, наконец, разогнулась. – Старость – не радость. Совсем руки не тянут.

– А что же вы так нагрузились?

– Попала на распродажу. Купила за полцены. Арбуз, две дыньки, синенькие… Пенсия у меня маленькая, вот и приходится выкручиваться.

– Это понятно… Вам куда?

– Вон к тому подъезду. А там уже лифтом…

У меня сразу отлегло от сердца. Я не ошибся – бабулька была соседкой тетки Колоденчихи.

А может, это она и есть?

Эта мысль так поразила меня, что я на миг забыл о наших конкурентах, которые провожали меня и старушку безразличными взглядами. (Чтобы немного замаскироваться, я согнулся в три погибели, пытаясь стать ниже ростом).

– А вы на каком этаже живете? – спросил я враз охрипшим голосом.

Если это Колоденчиха, то в ее квартиру можно будет войти без шума и пыли, как говорил один киношный персонаж.

– На шестом, хлопчик. Пока долезу туда, когда лифт не работает…

– Не переживайте, я помогу.

– Добрая ты душа. Пусть хранит тебя Господь…

Я был немного разочарован. Но что поделаешь, не все коту масленица, бывают и постные дни.

Мы зашли в подъезд без приключений. К счастью, и лифт работал. Я сел в него вместе с бабулей и доставил груз прямо к двери ее квартиры. А затем начал спускаться по лестнице. Я опасался, что второй этаж уже прикрыт сверху.

И оказался прав. На площадке третьего этажа стоял, прислонившись к стене, скучающий малый. Он хмуро глянул на меня и отвернулся.

Салабон…

Вот этого как раз ему и не следовало делать. Похоже, у парня опыта в разрешении таких ситуаций не было никакого.

Главная премудрость восточных боевых искусств (да и не только восточных) гласит: кто бы тебе не встретился на пути – старик, девушка, ребенок, а тем более мужчина в расцвете сил – считай его врагом, и всегда будь готов отразить нападение.

Я ударил его так, как бьет змея – тычком, в основание шеи. Он вырубился, даже не охнув, и начал сползать по стене.

Я подхватил обмякшее тело, оттащил к толстой трубе мусоропровода и усадил так, чтобы его могли принять за пьяного, если кому-то из жильцов третьего этажа вздумается в течение ближайших пяти минут вынести ведро с мусором.

Что касается самого бойца, то я мог дать гарантию, что он будет «спать» как минимум пятнадцать минут. А если у него есть проблемы со здоровьем, то возможно и не проснется никогда.

Но я надеялся на лучшее, хотя, если честно, особо и не переживал на сей счет.

Обыскав парня, я с удовлетворением ухмыльнулся. Теперь и я вооружен. Мне достались трофеи в виде пистолета Стечкина и запасной обоймы. Машинка просто козырная. Клево…

60
{"b":"10208","o":1}