ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не догадываешься? – оскалил зубы в широкой улыбке Гараня.

– Не-а.

– Понимаешь ли, кошки имеют привычку лазать по крышам. В том числе и большая киска, которая называется леопардом. Думаю, что с его мягкими лапами такой «газон» – не очень подходящее место для прогулок.

– Неужели леопард может забраться к нам через крышу? – испуганно спросила Фиалка.

– Запросто. Я слыхал, что зверь таким Макаром ворует коз и овец у фермеров.

– Ну хорошо, а зачем тогда ты обвязал столбы колючками?

– Чтобы отвадить змей и крыс. Через такую преграду они не переберутся.

– Откуда тебе все это известно?

– От верблюда, – коротко ответил Гараня и снова улыбнулся; ему было приятно общаться с Фиалкой.

Продолжить разговор им не дал Малеванный. Он долго слонялся вокруг хижины, скептически наблюдая за процессом строительства, но помалкивал. И только когда все было закончено, вор сказал:

– Скворечник хорош, спору нет. Но он продувается насквозь.

– Справедливое замечание, – согласился Гараня. – Когда начнется сезон дождей и похолодает, в нашей хижине станет зябко и неуютно. Но мы, надеюсь, к тому времени будем далеко от острова.

– А если нет?

– Вот тогда и подумаем, как утеплиться, – отрезал Гараня.

– Мыслитель коцаный… – Малеванный криво ухмыльнулся и пошел прочь. – Ты точно, гребаный алкаш, будешь к тому времени далеко от острова… где-нибудь на облаках, – бормотал он себе под нос. – Уж я позабочусь об этом. Нам с тобой здесь тесно, это и ежу понятно…

– Надо бы еще циновки сплести из какого-нибудь подходящего материала, – сказал Гараня, проводив недобрым взглядом вора, – он видел его насквозь и почти наверняка знал, что им придется схлестнуться еще не раз.

– Зачем? – спросила Фиалка.

– Чтобы мягче было спать.

– А почему бы в качестве матраса не использовать сухие пальмовые листья? Быстро, дешево и сердито. Этого добра здесь хватает.

– И через неделю в подстилке из листьев поселятся муравьи, термиты, клещи и другая кусающая живность. А циновки перед сном вытряхнул, настил подмел – и спи спокойно.

– Верно… – Фиалка посмотрела на Гараню восхищенным взглядом. – Мне кажется, что тебе уже приходилось бывать в таких местах.

Гараня не ответил. Нахмурившись, он внимательно всматривался в небо.

– Что ты там увидел? – спросила Фиалка.

– Услышал. Где-то над островом летает вертолет.

Наморщив нос, Фиалка прислушалась, склонив голову к плечу. Через некоторое время она сказала:

– Тебе почудилось. Это шумит ветер.

– Нет, я не мог ошибиться, – упрямо боднул головой Гараня. – Машина небольшая, скорее всего, французского производства. У нее мотор тарахтит, как швейная машинка.

– Может, и так, – сдалась Фиалка. – Нам-то что этого? Вряд ли кто-нибудь согласится вывезти нас тсюда.

– Да уж… – Гараня тяжело вздохнул. – Кому мы нужны? Без денег, без документов…

– К тому же я не думаю, что босс не подстраховался на подобный случай. Это не тот человек. У него глаза умные, но оловянные. Я таких людей всегда боялась. Они все просчитывают наперед и задуманное всегда доводят до конца.

– Может быть. Я видел много негодяев, но с богатыми встречаться еще не приходилось. Так что полагаюсь на твой опыт…

– Который говорит, что верить на слово толстым кошелькам нельзя, – подхватила Фиалка.

Гараня весело посмотрел на девушку и спросил:

– Кстати, как тебя зовут? А то странно получается: живем на острове три дня, а имен друг друга не знаем. И даже не интересуемся.

– Все очень просто, – ответила Фиалка. – Я это уже проходила. Имя нужно тем, кто является личностью… пусть и с большой натяжкой. А мы к таковым не относимся. Мы – дорожная пыль, мусор. – Это девушка сказала с горечью.

– Наверное, – нехотя согласился Гараня и нахмурился.

– А зовут меня Алена. Только я уже отвыкла от своего имени. Обычно меня называют… называли Фиалкой.

– Красиво… – Лицо Гарани снова прояснилось. – Что касается моего имени, то оно у меня без претензий – Федор. Но я от него уже почти отвык. Мои кореша кличут меня Гараней.

– Почему?

– Потому что по паспорту я значусь как Федор Гаранин. Вот мою фамилию маленько и сократили.

Фиалка немного помолчала, а затем неожиданно робко обратилась к Гаране:

– Давай будем называть друг друга по именам…

– О чем разговор… – Гараня широко улыбнулся. – Лично я голосую «за». Обеими руками.

Лицо девушки в одно мгновение покрылось румянцем. С чего бы? – недоуменно подумал Гараня. В этот момент Фиалка показалась ему самой красивой девушкой на земле.

Глава 20

Тем временем Малеванный обрабатывал Люсика. Они уединились на дальней оконечности пляжа, возле большого валуна. Небо уже утратило дневную ясность и опустилось совсем низко. Уставшее за день солнце тоже потускнело и стремилось побыстрее окунуться в золотую купель у горизонта, чтобы отойти ко сну чистым и умиротворенным.

– …Мы с тобой нормальные люди и должны избавиться от этих отбросов. – Вор шипел над ухом Люсика, словно потревоженная змея. – Алкаш – как кость в горле. Козыря из себя строит. Падло… А эта шалава… – Малеванный грязно выругался. – К ней ни на какой козе не подъедешь. Тоже с ним заодно.

– Стервоза, – охотно согласился с ним Люсик. – Бабы все такие. Ненавижу!

– Да? – Малеванный посмотрел на Люсика с невольным интересом. Но в этот момент его мысли были направлены на другое, а потому он не стал анализировать ответ своего будущего сообщника и продолжил: – Вот и я об этом. Гнать их нужно. Сам посуди, у нас сейчас мяса недели на две, а то и больше, если экономить, да еще рыба… и орехи, и бананы. Риса немного осталось. Проживем. Но только тогда, когда едоков немного поубавится.

– И я так думаю, – решительно заявил Люсик; ему льстило, что вор относится к нему уважительно и даже советуется. – Вдвоем нам будет гораздо легче выжить.

– Почему вдвоем? – опешил Малеванный. – Нет, мы прогоним лишь алкаша и путану.

– А остальных?

– Бомж – ценный человек. Он хороший добытчик. Пусть себе шастает по джунглям и приносит нам харч.

– Ладно, бомжа оставим, – нехотя буркнул Люсик. – Но я не доверяю ему. С виду будто простак, а на самом деле хитрая рыба.

– Я эту хитрость из него дубиной выколочу. Не сомневайся.

– Ну а наркоманка? – не унимался Люсик, который уже считал себя едва не ровней вору. – Она-то зачем нам нужна?

– Какой ты жестокий человек… – Малеванный коварно ухмыльнулся. – Не гони пургу, Лукьян. Головой нужно думать. Девка все равно недолго протянет. Я знаю… А ест она сам видишь сколько. Как синица: поклевала чуток – и на боковую. Так что оставь ее в покое.

– Как скажете, Григорий Иванович, – стушевался Люсик, заметив в глазах вора опасный огонек.

– Нет, если ты настаиваешь… – Малеванный снова принял предупредительно-благодушный вид.

Однако Люсик не стал искушать судьбу. Он уже понял, что вор – опасный человек, которому нельзя становиться поперек дороги. Но Люсика всегда привлекали сильные личности, и привычка к подчинению у него была в крови. А потому дружеское расположение вора он воспринял как доброе предзнаменование и ни в коей мере не хотел вступать с ним в пререкания.

– Я думаю, вы правы, – как можно тверже ответил Люсик.

– Мы правы, – поправил его Малеванный и дружески обнял за плечи.

Этот жест вора и его слова рассеяли все сомнения и колебания Люсика. У него снова есть друг! Это было здорово. Невольно хихикнув от избытка чувств, он спросил:

– Когда начнем? Я готов хоть сейчас.

– Не спеши. У меня есть план. Слушай…

И Малеванный, словно опасаясь, что его кто-то подслушает, склонился к уху Люсика и начал излагать свои соображения…

От Фиалки не укрылось странное поведение Малеванного и Люсика. Девушка интуитивно сообразила, что они замышляют что-то недоброе.

– Посмотри на этих… – Она толкнула Гараню локтем под бок.

– Вижу, – ответил тот на удивление безразлично и спокойно.

22
{"b":"10210","o":1}