ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И ты не боялась?

– Если честно, то нет. Уж не знаю почему. Меня страшило только одно: что я не смогу отыскать тебя.

– Спасибо… – растроганно буркнул Гараня. – Что ж, нам пора в путь. Будем искать новое пристанище. А заодно нам не мешало бы по дороге найти что-нибудь съестное.

– Да уж… – Фиалка коротко вздохнула. – У меня кишки марш играют.

– Будем считать, что мы на диете и у нас разгрузочный день.

– Ага, – согласилась повеселевшая девушка.

Бухту они нашли случайно. Гараня поначалу вел Фиалку вдоль берега наобум, а затем ему в голову пришла мысль, что им нельзя далеко удаляться от источника пресной воды.

Конечно, на площадке возле водопада они селиться не могли. Но ведь ручей не только вливается в чашу, но и бежит дальше. Куда? Это нужно было выяснить.

Ручей и привел их к бухте. Она была совсем крохотной и не похожей на ту, где поселились «новые робинзоны».

В бухту можно было войти только с опытным лоцманом, знающим фарватер. Она была отгорожена от океана рифовым барьером, а также скалами, торчащими из воды, как зубы сказочного дракона.

Берега бухты были обрывистыми, а потому спускаться к воде пришлось, прыгая с камня на камень. Очутившись внизу, Фиалка разочарованно вздохнула и сказала:

– Здесь такой узкий пляж, что негде поставить хижину.

– Верно, – согласился Гараня, внимательно рас сматривая скалы. – Но нет худа без добра.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Во-первых, у нас решен вопрос с пресной водой – вон она, рукой подать, не нужно носить. Во-вторых, в этой бухте нам не страшны никакие звери. Вряд ли леопарду захочется лазать по этим скалам, ведь на берегу ему не на кого охотиться. В-третьих, до нас нельзя добраться и со стороны моря. По крайней мере, затруднительно. В-четвертых, обрыв чересчур крут и для змей, что для нас тоже немаловажно.

– А как насчет крыши над головой?

– Мы можем ограничиться и навесом. В этой бухте никакой тайфун не страшен. Но я думаю, что в жилищном вопросе нам поможет природа.

– Это как?

– Отвечу, но чуть позже. Когда мы спускались вниз, я кое-что заметил. Сейчас проверим, оказался ли я прав в своих предположениях…

С этими словами Гараня начал карабкаться на выступ скалы, козырьком нависающий над бухтой. Вскоре он исчез из поля зрения девушки, а через какое-то время раздался его радостный и взволнованный голос:

– Алена! Давай ко мне…

Когда Фиалка очутилась возле Гарани, он с торжествующим видом указал на занавесь из лиан и других вьющихся растений:

– Гляди! Внимательно гляди.

Девушка присмотрелась и с удивлением воскликнула:

– Да ведь это… вход в пещеру!

– Так точно, гражданин начальник! Осталось лишь выяснить, настолько она просторна и не занял ли ее кто до нас.

– Думаешь, там может находиться какой-нибудь зверь? – с невольным трепетом спросила Фиалка.

– Зверь – вряд ли. В противном случае у входа в пещеру было бы вытоптано. А вот что касается разной ползучей живности, в этом я не уверен. Ну что, вперед?

– Вперед! – как можно бодрее ответила девушка и крепко сжала в руках дубинку.

Фиалка и Гараня вооружились палками, едва ступив на звериную тропу, которая шла вдоль берега. Они были просто не в состоянии пробираться через джунгли без мачете. Конечно, на тропе их могли ждать опасные сюрпризы, но они решили рискнуть.

Проделав в зеленой занавеси отверстие, они не без боязни вошли в пещеру. На их счастье, она оказалась пустой и сухой. Ее размер вполне устраивал изгнанников; в длину она была не менее семи метров, в ширину – около пяти.

В пещере можно было ходить не нагибаясь, что тоже являлось ее плюсом. К дальнему концу свод ее опускался, стены сближались, и в вертикальном разрезе пещера напоминала след от стального клина, вбитого в скалы сказочным гигантом в незапамятные времена.

– А ведь здесь когда-то жили люди, – задумчиво сказал Гараня после того, как они внимательно обследовали пещеру на предмет обнаружения всякой живности.

– С чего ты взял? – с любопытством спросила успокоенная и повеселевшая Фиалка.

– Посмотри…

Он подвел девушку к одной из стен. На ней просматривались контуры разнообразных животных, начертанных цветной глиной и сажей.

– Здорово! – ахнула Фиалка. – Как красиво… А вот и леопард нарисован.

– Лучше бы его созерцать только на стене… – буркнул Гараня.

Фиалка с пониманием покосилась на него и промолчала.

– Не мешало бы немного перекусить, – сказал Гараня, когда они завершили осмотр пещеры.

У них были только не совсем спелые бананы, которые изгнанники сорвали по пути и ели на ходу. Но голод снова властно напомнил о себе спазмами в желудках.

Кое-как насытившись, Гараня и Фиалка в полном молчании долго отдыхали на песке, вслушиваясь в тихий шелест спокойных волн.

– Ну и что дальше? – не выдержав затянувшейся паузы, наконец робко спросила Фиалка.

– Если бы я знал… – Гараня тяжело вздохнул. – На одной зеленке жить нам будет сложно. Увы, и ты, и я к вегетарианцам не относимся. К тому же у нас нет ни спичек, ни зажигалки. А без огня цивилизованному человеку – полный абзац. Плохо, если придется есть все, что добудем, сырым…

– А что мы можем добыть?

– Тебе сказать сразу или когда ты сильно проголодаешься?

– Давай сразу, – храбро ответила девушка.

– Что ж, ты сама напросилась… – Гараня невесело улыбнулся. – Перечисляю: крабов, различных моллюсков, кузнечиков, ящериц, змей… и вообще все то, что мы сумеем поймать в джунглях или найти на побережье.

– Змей?! Брр…

– С голодухи и не такое можно сожрать. А змеи ное мясо, я бы сказал, – вполне съедобный продукт. Даже деликатес. Китайские и корейские гурманы его просто обожают.

– Но не сырым же.

– Тут ты в точку попала. – Гараня скрипнул зубами. – Вор, паскуда… Ничего, когда-нибудь я до него доберусь…

– Не нужно… – Фиалка положила ладонь на его руку. – Он, конечно, большая сволочь, но жажда мести – далеко не лучшее чувство. Главное – выжить.

– Ну, не знаю… – с сомнением ответил Гараня, все еще переполненный злобой.

– Солнце скоро зайдет, – сказала девушка, посмотрев на небо.

– Да. Пора на боковую. Жаль, что мы не успели сварганить дверь для пещеры.

– Думаешь, к нам могут пожаловать незваные гости? – с тревогой спросила девушка.

Гараня пожал плечами.

– Ничего я не думаю, – ответил он. – У меня сейчас плохо варит башка. Ей сегодня здорово досталось… – Гараня прикоснулся к шишке на макушке и скривился от боли. – Но прочный щит на входе нам не помешал бы.

– Конечно, – согласилась Фиалка.

Немного покряхтев, Гараня встал.

– Ты куда? – всполошилась девушка.

– Запасаться оружием.

– У нас уже есть, – показала Фиалка на свою дубинку.

– Это для ближнего боя. А нам нужно что-нибудь посолидней, с большей дальнобойностью. Например, камни. Оружие пролетариата… – Он улыбнулся. – Это я запомнил еще со школы.

– Выучил на уроке истории?

– Нет. Жизнь научила. В детстве мы часто дрались – двор на двор, улица на улицу и так далее. Штакетник, металлические пруты и булыжники были нашим главным оружием.

– А ты, оказывается, забияка.

– Да нет. Просто меня приглашали за компанию. А отказаться было никак нельзя. Своего рода кодекс чести… Ну ладно, пора приниматься за работу. Забирайся наверх, будешь помогать…

Спустя какое-то время Гараня уже собирал по берегу увесистые голыши и зашвыривал их на выступ (его высота не превышала пяти метров), а Фиалка носила камни в пещеру и складывала их в кучу возле входа.

Вечерело…

Глава 22

Самусь от страха был едва живой. Все его самые худшие предположения начали сбываться в рекордно короткие сроки. И все же у него хватило смекалки и мужества броситься в чащу, когда вор и Люсик начали избивать Гараню.

Он понимал, что Малеванный не простит ему побега. Мысль о грядущем наказании подействовала на бомжа словно парализующее средство, а потому у него не хватило сил убежать от бухты как можно дальше. Едва за ним сомкнулись джунгли, ноги отказались ему повиноваться, и Самусь рухнул на землю будто подкошенный.

25
{"b":"10210","o":1}