ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Единственное, на что хватило бомжа, так это на последнее, воистину титаническое в его состоянии усилие – с трудом раздвинув толстые ветки, он заполз в густые заросли колючего кустарника и притаился.

Это было очень надежное убежище, в равной мере оберегающее Самуся и от возможного нападения хищников, и от Малеванного, которому вряд ли могло прийти в голову, что кто-либо в состоянии продраться сквозь непроницаемую зеленую стену, состоящую из сплошных колючек.

Оказалось, что в кустарнике есть свободные от веток площадки, и Самусь с облегчением оккупировал одну из них. Она была не более метра в диаметре, и бомж скрутился в клубок, словно кот на завалинке. С одной, но весьма существенной, разницей – ни распрямиться, ни сладко потянуться он не мог, так как отовсюду торчали острые шипы.

Так он пролежал в кустарнике не менее двух часов. Самусь не знал, что ему делать. Мысль о возвращении к хижине, а значит, на расправу к Малеванному, его даже не посещала. Но и снова продолжить путь он тоже боялся. Вдруг вор и Люсик начали его разыскивать.

Неожиданно пребывающий в сомнениях и терзаниях Самусь услышал треск ломающихся веток, чьи-то шаги, и вскоре через просветы в зарослях он увидел Малеванного. Бомж обомлел. Неужели вор отыскал его по следам?!

Но все его страхи оказались напрасными. Малеванный подошел к трухлявому пню, поковырялся в нем и достал кокосовый орех, закрытый толстой пробкой. Вынув пробку, вор жадно прильнул к отверстию и начал пить.

Недоумение Самуся рассеялось быстро – до него донесся запах спиртного. Бомж сразу же сообразил, что это Малеванный украл у Гарани виски, перелив содержимое бутылки в кокосовый орех.

– Убью гада… – пробормотал вор, водружая орех на прежнее место. – Грязный урод, бомжара хренов! Ну, попадешься ты мне…

Немного потоптавшись на месте, с сомнением и опаской посматривая на заросли, Малеванный грязно выругался, срубил мачете какое-то растение и повернул свои стопы обратно. Вскоре его шаги заглушил неумолчный шум древесных крон и птичий гам.

Самусь таился еще, как минимум, битый час. Но вокруг было тихо и спокойно, и бомж рискнул покинуть свое убежище. Нимало не колеблясь, он подошел к пню и выкопал из-под древесной трухи заначку Малеванного.

Оказалось, что там лежали два ореха с пробками. Похоже, в одном импровизированном сосуде все виски не вместилось. Положив свою находку в рюкзак, Самусь, ехидно ухмыляясь, углубился в джунгли…

* * *

Люсик едва сдерживал ненависть, которая била через край. Он лежал под самой стеной хижины, уткнувшись носом в бамбуковые палки, еще хранившие свежий травяной запах. Люсик готов был убить Малеванного, изрезать его на мелкие кусочки.

Вор насиловал Крошу. Впрочем, насилием его действия можно было назвать лишь с большой натяжкой – девушка даже не думала сопротивляться. Она лежала неподвижная, безгласная и временами даже казалось, что бездыханная.

Зато Малеванный пыхтел, словно паровоз, покрякивая от удовольствия. Спиртное добавило ему сил, и вор терзал девушку, как дикий зверь. Ему даже нравилось, что девушка такая покорная. Правда, поначалу, пока он не завелся.

Но затем безразличие Кроши к стараниям партнера понемногу начало раздражать вора. Похоже, что его мужские достоинства ее не впечатляли. Это обстоятельство злило Малеванного, и он временами даже рычал и кусался.

Увы, все его потуги пропадали втуне. Даже боль не могла вывести Крошу из состояния полного безразличия. «Порву суку, ей-ей! – бесился Малеванный. – Колода, мымра засушенная!»

Люсик наконец не выдержал возни у себя под боком. От запахов перегара и пота его едва не вырвало. Зажав рот ладонью, Люсик выпрыгнул из хижины – он даже не стал искать приставную лестницу, которую втягивали внутрь, – и побежал к воде.

Там он долго полоскал рот, несмотря на то что вода была соленой, и сморкался, а затем уселся на песок у кромки прибоя и просидел до самого рассвета, снедаемый противоречивыми чувствами. В конце концов Люсик решил, что все зло в Кроше.

Малеванный вышел из хижины, когда взошло солнце. Он поспал совсем немного, а потому был зол и раздражен.

– Сидишь? – буркнул вор, забредая в воду, что бы умыться.

– Сижу, – неприязненно ответил Люсик.

– Ты чего это сорвался среди ночи, будто тебе шилом в задницу ткнули? Чересчур стеснительный?

– В животе закрутило, – соврал Люсик.

– А-а, понятно… – Малеванный невесело ухмыльнулся. – Да, разносолы нам не скоро светят… Придется потерпеть.

– Терплю…

По лестнице на пляж спустилась Кроша. Ни на кого не глядя, она прямо в одежде забрела в воду и поплыла. Вскоре девушка уже была на середине бухты.

«Чтоб ты, стерва, утонула! – злобно подумал Люсик. – А может, помочь ей?.. – Он бросил быстрый вороватый взгляд на Малеванного, который делал вид, что его не интересует, чем занимается Кроша. – Нельзя, – решил Люсик. – Будут большие неприятности. Ладно, подождем…»

Кроша не оправдала ожиданий Люсика. Немного поплавав, она все так же молча, с отрешенным видом, вышла на берег и без стеснения разделась, чтобы отжать одежду.

Люсик старательно отворачивался, чтобы не видеть обнаженную девушку, а вор, вспоминая ночь, тихо бесился, пожирая взглядом тело Кроши. Она была худощавой, может быть, даже чересчур, но небольшие упругие груди торчком и вполне аппетитные бедра снова разбудили в нем вожделение.

Позавтракали копченой рыбой, запив еду горячим компотом, заменившим утренний чай. Напиток придумал Люсик, сварив в котле связку очищенных бананов.

– Молодец, – похвалил его немного размякший и подобревший Малеванный. – Клевое пойло. Бодрит. И запах что надо.

Кроша тоже поела, но совсем немного. Она не принимала участия в общем разговоре и избегала встречаться взглядами с вором. Впрочем, это его не волновало. По окончании завтрака мысли Малеванного переключились на другое.

– Надо искать бомжа, – сказал он решительно.

– Где? – спросил Люсик. На его смазливой физиономии явственно проступило скептическое выражение.

– Где, где… в звезде! – окрысился вор. – Мне кажется, остров небольшой, за день запросто можно обшарить все его укромные уголки.

– За день не успеем, – ответил Люсик. – Это не по проспекту шагать, а по джунглям.

– Ну, за два… или за три дня. Все равно я хочу достать этого гнилого фраера. А заодно разведаем, что тут еще есть из жратвы, кроме кокосовых орехов и бананов.

– Опасно…

– Что, сдрейфил? – едко спросил Малеванный.

– А хотя бы, – огрызнулся Люсик. – Между прочим, здесь не зоопарк и звери не сидят в клетках, а гуляют на свободе.

– И то правда, – согласился вор. – Вот потому нам нужен бомж. Ты, что ли, будешь харч добывать? В этом деле он у нас дока. Факт. Этого старого вонючего козла никакой леопард хавать не будет.

– Я думаю, не стоит его искать, – рассудительно сказал Люсик.

– Это почему?

– Он сам вернется. Остаться в джунглях одному – это верная смерть. Я прав? И наш бомж это прекрасно понимает. Он ведь не дурак.

– Не знаю, не знаю… – Малеванный задумался.

Его душа в этот момент была наполнена противоречивыми чувствами. С одной стороны, ему хотелось немедленно наказать бомжа за ослушание, а с другой – вору до смерти не хотелось углубляться во враждебный, незнакомый лес, кишащий разным зверьем и ползучими гадами.

– Ладно, хрен с ним, – наконец принял решение Малеванный. – Была бы охота ноги бить… сегодня. – Он посмотрел в сторону Кроши. – Может, ты и прав. Подождем. Еды у нас вдоволь, на неделю точно хватит.

Люсик облегченно вздохнул. Одна мысль, что ему, чисто городскому человеку, придется бродить по джунглям, приводила его в трепет. Бррр!..

Люсик невольно содрогнулся и бросил благодарный взгляд на Малеванного. Нет, все-таки его новый дружок очень даже неглуп. Как ловко он обстряпал дельце с алкашом и проституткой…

– Нужно сварить супец на обед, – сказал вор. – Я уже соскучился по горячей пище. Мясо и рис у нас есть, а без картошки как-нибудь обойдемся.

26
{"b":"10210","o":1}