ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фиалка повиновалась без лишних слов. Гараня взял ремень и через несколько минут уже держал в руках некое подобие небольшого лука. Прежде чем закрепить второй конец ремня, он обвил его вокруг палочки из твердого дерева, один конец которой Гараня заострил, а другой закруглил.

– Что это? – удивленно спросила Фиалка.

– Древняя зажигалка, – с таинственным видом ответил Гараня. – Только я не очень уверен, что у меня получится с ее помощью добыть огонь.

Гараня поставил острый конец палочки на кусок сухого, как порох, трухлявого дерева, а закругленный конец поместил в ямку, выдолбленную в плотном корневище размером с добрый кулак. Выставив палочку перпендикулярно и придавив ладонью левой руки корневище, он начал размеренными движениями двигать лук вперед и назад – так, чтобы ременная тетива вращала деревянное сверло.

Широко открыв удивленные глаза, Фиалка безмолвно наблюдала за манипуляциями Гарани до тех пор, пока из-под острого конца палочки не пошел дым.

– Мамочки! – воскликнула пораженная до глубины души девушка. – Огонь!

– Это еще не огонь, – процедил сквозь зубы пыхтевший, как паровоз, Гараня. – Возьми вон там, – указал он кивком, – пучок сухой травы и держи ее наготове.

Дым повалил гуще. Трухлявое дерево начало тлеть.

– Давай! – скомандовал Гараня, убирая примитивное деревянное сверло.

Он не объяснил смысл команды, но Фиалка и без лишних слов поняла, что нужно делать. Она положила пучок сухой травы на тлеющую труху и начала дуть, смешно оттопырив пухлые губы.

Какое-то время казалось, что ничего не получится. Но вот загорелась сначала одна травинка, затем вторая, третья… Гараня добавил в разгорающийся костерок еще сухой травы и несколько тонких веточек.

– Горит… – не веря своим глазам, прошептала Фиалка. – Горит!

– А то, – радостно ответил Гараня. – Неси сушняк. – Он боялся отойти от разгорающегося костра даже на шаг…

Спустя полчаса над костром уже запекалась большая рыбина. Счастливые изгнанники принюхивались к аппетитным запахам и глотали слюнки. В этот момент им казалось, что самое худшее – уже позади.

Увы, они здорово ошибались…

Глава 24

Смертельный ужас буквально парализовал тело Люсика. Но этот паралич никак не отразился на голосовых связках. Широко разинув рот, он издал вопль, по силе и звучности не уступающий реву корабельной сирены.

Леопард, который недавно наелся и отдыхал в зарослях после сытной трапезы, был оглушен. Он подскочил на месте как ошпаренный и ринулся прочь от стоящего на четвереньках ревущего чудовища. Оно смахивало на большую обезьяну, но имело очень неприятный запах, а значит, и вкус, решил убегающий зверь.

Поэтому леопард не стал связываться со столь опасным противником, обладающим таким громким рыком и, наверное, сильными лапами и острыми зубами. Тем более, что зверь не был голоден.

Едва леопард исчез в чаще, временный паралич прошел, и Люсик помчался в сторону пляжа словно безумный, не выбирая дороги. Когда он вывалился из джунглей, на него страшно было смотреть – бледный, весь в кровоточащих царапинах, взлохмаченный, в изорванной одежде и с глазами готовыми выскочить из орбит.

– Что случилось?! – встретил его вопросом всполошенный Малеванный, на всякий случай держа наготове мачете.

– Там… – только и смог ответить Люсик и без сил рухнул на песок.

– Что значит «там»?

– Леопард… – с трудом выдавил из себя запыхавшийся Люсик.

– Он напал на тебя?

– Да. Нет! Не знаю…

– Ну, блин, ответ… – Вор с опаской посмотрел на зеленую стену деревьев. – Ты можешь объяснить толково?

– Могу… – Отдышавшись, Люсик встал. – Я в кусты – а он там сидит. И смотрит на меня… – Он задрожал мелкой дрожью. – Большой… И глазищи… Я закричал – он убежал.

– Понятно, – с облегчением перевел дух Малеванный. – От твоего крика обезьяны с деревьев попадали. Я думал, тебе кранты.

– Я тоже так считал…

– Хватит мандражировать, – резко сказал вор. – Ваша встреча была случайной. И вообще – не хрен соваться в кусты, сушняка полно и на открытых местах. И что мы теперь будем делать без дров?

– Нет! – вскричал Люсик. – В джунгли я больше не пойду.

– Пойдешь. Как миленький пойдешь. Но на этот раз со мной. Я буду в качестве охраны. Что же мы, из-за какой-то драной кошки должны питаться всухомятку?

– Григорий Иванович, – заскулил жалобно Люсик, – я не могу. Я боюсь!

– А я не боюсь? У меня тоже поджилки трясутся. Но куда денешься? Любой зверь страшится человека, это давно известно. Нужно лишь не злить его и желательно не попадаться ему на пути.

– И как это можно сделать?

– Мы ведь не охотиться пойдем, а за дровами. Поэтому будем громко разговаривать, свистеть и стучать палками по стволам деревьев. Звери не выносят сильного шума и убегают. Таким макаром поступают загонщики на облавной охоте. Не дрейфь, прорвемся.

– Ну, если так… – На лице Люсика было написано большое сомнение по отношению к заверениям Малеванного.

Совместный поход за сушняком прошел без эксцессов. Довольный вор посмеивался:

– Ты так напугал леопарда своим ором, что этот бедняга убежал на другой конец острова. Ну у тебя и голосище. Ты, часом, не в церковном хоре поешь?

– Я вообще петь не умею, – обиженно буркнул Люсик.

– Это ты так думаешь. По-моему, у тебя нераскрытый талант.

Люсик принужденно улыбнулся и пошел заниматься костром. Малеванный скептически посмотрел ему вслед, сокрушенно покачал головой и подошел к Кроше. Девушка как села с утра возле воды, так и просидела там до самого прихода мужчин.

– Ты как? – спросил Малеванный, стараясь добавить в голос побольше мягких ноток.

– Нормально…

Вор уселся рядом и обнял Крошу за плечи. Неожиданно проснувшееся желание взбурлило его кровь, и он сказал:

– Пойдем отсюда.

– Куда?

– В нашу скромную спаленку.

– Зачем?

– А то тебе непонятно, – ответил Малеванный и нервно хихикнул.

– Не хочу.

– Ну перестань… – Вор прижался еще теснее и начал ласкать груди девушки. – Захочешь. Пойдем…

Он силой заставил ее встать и повел к хижине. Люсик проводил их ненавидящим взглядом. Спустя две-три минуты до его слуха донеслись уже знакомые звуки…

После обеда Малеванный сказал:

– Нужно, пока не наступил вечер, заготовить несколько связок бананов. Благо они растут недалеко. Да-да, пойдем вместе, – предупредил он вопрос Люсика.

Сытый и довольный вор оглянулся на Крошу. Она снова заняла свой «пост» на берегу – сидела уткнувшись подбородком в колени и неотрывно, как завороженная, смотрела на тихие волны.

Малеванный победоносно ухмыльнулся и пошел впереди мрачного Люсика, который никак не мог перебороть страх перед таинственными и коварными джунглями. За каждым кустом ему чудился леопард, готовый к прыжку…

Они провозились за заготовкой бананов больше времени, чем предполагал Малеванный. Во-первых, им пришлось немало порыскать вдоль побережья, чтобы найти бананы поспелей, а во-вторых, они наткнулись на дерево, увешанное крупными желтыми плодами, похожими на дыню, и долго совещались, прежде чем принять какое-то решение.

– Что это? – спросил Люсик.

– Если бы я знал… – ответил озадаченный Малеванный.

– Может быть, эти плоды съедобные?

– Попробуй их на вкус, – съязвил вор. – И посмотрим, как скоро ты копыта откинешь.

– Да ну их!..

– Так-то он так, – задумчиво сказал Малеванный. – А что, если и впрямь эти дыньки можно хавать? Неплохая добавка к нашему рациону.

– У меня нет никакого желания рисковать.

– У меня тоже… – Вор задумчиво обошел вокруг дерева. – Есть один хороший метод, чтобы определить, нет ли в плодах яда…

– Какой?

– Если их едят птицы или звери, значит, все в норме.

– Муравьи точно ими не брезгуют, – пробормотал Люсик, пнув ногой полусгнивший плод, валяющийся на земле. – Трескают за милую душу.

– Муравьи – это не показатель. – Малеванный приглядывался к плодам. – Вон там, возле верхушки, висит один, поклеванный птицами… нет, два или даже три.

28
{"b":"10210","o":1}