ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Лучше уйдем отсюда, – решительно сказал Люсик. – Зачем нам лишние неприятности? Ведь ни больниц, ни врачей здесь нет.

– Это ты в точку. И все же, я думаю, нам нельзя отказываться от такого подарка. Возьмем на пробу несколько штук…

– И дадим съесть их на пробу девке, – подхватил Люсик. – Хоть в чем-то будет полезна нашей компании.

– Что ты к ней приклепался?! – вызверился вор. – Повторяю – оставь ее в покое. Это моя баба – и весь разговор. Есть возражения?

– Нет, – угрюмо буркнул Люсик.

– А если нет, то срывай плоды…

Когда они появились на пляже, нагруженные гроздьями бананов и желтыми плодами, для переноски которых пришлось, что называется, на ходу сплести из лиан крупноячеистую авоську, Кроши нигде видно не было. Малеванный с тревогой окликнул ее и, не получив ответа, не поленился забраться по лестнице в хижину.

Но и там девушки не оказалось.

– Может, она пошла в лес по нужному делу? – высказал предположение Люсик, втайне надеясь, что Крошу задрал леопард.

– Не знаю, – ответил взволнованный вор. – Где ее носит, черт побери?!

Чувство неосознанной тревоги вползло в давно очерствевшую душу вора и вцепилось в нее клещами.

Что-то случилось… что-то с девкой случилось, думал Малеванный. Не могла она сбежать от него, уйти в джунгли, не могла! Ведь сегодня в обед, когда они занимались любовью, Кроша даже начала отвечать на его ласки.

Малеванный, вне себя от тревоги и злости, подошел к воде и бросил взгляд на бухту. И остолбенел: примерно в двадцати метрах от берега, на мелководье, виднелась голова девушки! Казалось, что она уснула, сидя по шею в воде, потому что ее глаза были закрыты.

– Эй! – неуверенно позвал девушку вор. – Кончай принимать ванны! Греби сюда.

Кроша не ответила. Ее голова казалась поплавком рыболовной сети.

– Лахудра… – буркнул Люсик.

– А, чтоб тебя!.. – выругался в сердцах Малеванный и начал раздеваться. – Придется окунуться…

Он зашел в воду и побрел к девушке. Люсик с неприязнью, исподлобья, наблюдал за вором, мысленно желая Кроше всех мыслимых и немыслимых бед.

Добравшись к девушке, Малеванный схватил ее под мышки и попытался поставить на ноги. Но не сумел – тело Кроши почему-то стало свинцово-тяжелым. И только теперь вор заметил, что вода возле девушки окрашена в ржаво-красный цвет.

Мысль, которая буквально прострелила ему мозги навылет, заставила Малеванного удвоить усилия. Он сильным рывком поднял девушку и, матерно выругавшись, как можно быстрее направился к берегу.

– Она вскрыла себе вены, – сквозь зубы процедил вор, опуская безвольное тело девушки на песок. – Эх, не надо было оставлять ей мачете. Бля!..

Облегчив душу с помощью замысловатого многоэтажного мата, Малеванный порвал свою рубаху на полосы и начал перевязывать раны на руках девушки. Кровь из вен уже не текла струей, а медленно сочилась.

– Поздно, – сказал Люсик, старательно маскируя торжество. – Уже поздно. Она потеряла слишком много крови. Жаль, хорошая девка была…

– А не пошел бы ты!.. – вызверился на него вор.

– Ну да, конечно… – покорно ответил Люсик и поторопился отойти подальше.

Внутренне он ликовал. Теперь никто не сможет встать между ним и его новым другом Григорием Ивановичем. Никто!

Решив, что сегодня у него самый удачный день на острове, проголодавшийся от треволнений Люсик, нимало не колеблясь, взял желтый плод, похожий на маленькую дыню, и начал есть. Он был уверен – нет, он точно знал! – что в такой счастливый день с ним ничего не случится.

Отступление 1

Вилла утопала в зелени и диковинных тропических цветах. Она была отделана розовым мрамором, а в тонированных стеклах ее огромных окон отражались океан и прибрежные скалы. Виллу построили на высоком берегу, а потому к пляжу можно было спуститься либо по вырубленным в камнях ступенькам, либо на лифте, заключенном в прозрачную пластиковую трубу.

Хозяин виллы принимал гостей. Они сидели в беседке с колоннами и видом на океан, вяло переговариваясь и потягивая разнообразные спиртные напитки, которые им подавали слуги восточной наружности.

При этом гости – пятеро мужчин – не без интереса поглядывали на бассейн причудливой формы с искусственным водопадом, где хохотали и плескались весьма эффектные девицы, в пляжных ансамблях которых отсутствовали бюстгальтеры.

Не надо было быть детективом, специализирующимся на бракоразводных делах, чтобы с уверенностью сказать, что юные купальщицы никак не могли быть женами господ, самому молодому из которых уже перевалило за пятьдесят, а судя по минимуму одежды (если, конечно, треугольник, прикрывающий срамное место, можно было назвать одеждой), девушки не состояли с мужчинами и в родстве.

Главенствующее место за столом занимал сам хозяин виллы, в котором «новые робинзоны» сразу бы узнали босса. Погруженный в собственные мысли, он невнимательно слушал непринужденный дружеский треп гостей и машинально улыбался в ответ на комплименты по поводу своей персоны, которыми босса время от времени потчевали сидевшие вокруг беломраморного стола мужчины.

Из виллы вышел Колян и, с почтением приблизившись к бражничающим господам, склонился над ухом хозяина и что-то шепнул. Лицо босса оживилось; жестом правой руки отправив Коляна восвояси, он сказал на весьма приличном английском:

– Друзья! Позвольте пригласить вас в дом. У меня есть интересные новости.

– Аркаша, а не могут ли они подождать? – спросил один из гостей, тучный господин с черными маслеными глазками, скорее всего грек; имя босса он вы говаривал так – Аркашья. – Наблюдать за твоими рыбками, – кивнул он, сально улыбаясь, в сторону бассейна, – одно удовольствие.

– Может ли подождать новость, которая стоит миллионы баксов? – вопросом на вопрос ответил ему Аркаша. – А что касается «рыбок», то они будут в полном вашем распоряжении… чуть позже. Это мой презент.

Тучный грек плотоядно ухмыльнулся и приложил ладони к груди в области сердца, тем самым выражая боссу свою искреннюю благодарность.

– О-о! – оживился другой из гостей, невысокий черноволосый живчик, болтавший без умолку; в нем нетрудно было угадать итальянца. – Если это известие то, о котором я сейчас подумал, готов бежать сломя голову.

– Да-да, именно то, – кивнул босс.

– Тогда не будем томить себя неизвестностью, – решительно встал третий, крепко сбитый господин с квадратной челюстью и стальным взглядом; от него за версту несло американской деловитостью и циничным прагматизмом.

Все дружно поднялись и направились к автоматически открывающимся входным дверям виллы. Девушки в бассейне прекратили свое наигранное веселье и перестали плескаться. Их взгляды были прикованы к широким раскормленным спинам господ, которых им еще предстояло ублажать по полной программе.

К ним подошел один из охранников, до этого державшийся в тени.

– Принеси нам чего-нибудь выпить, – попросила одна из девушек.

– А ху-ху не хо-хо, – ответил охранник и заржал. – Ваше дело не пить, а хорошо, со знанием дела, подмахивать.

– Скотина! – едва не в один голос прокомментировали его поведение девушки.

– Но-но, вы, прошмандовки! – окрысился охранник. – Счас я кого-нибудь по башке настучу.

– Только попробуй, – спокойно сказала белокурая девушка с великолепными формами. – Мы пожалуемся Аркадию Михайловичу, и ты улетишь отсюда в свой вонючий, богом забытый Муходранск со скоростью звука и без гроша в кармане. Понял?

– Понял, – злобно буркнул охранник и поторопился вернуться на свой пост. – Суки, путаны коцаные… Ну ничего, мы еще посмотрим, кто куда улетит…

Босс привел гостей в свой кабинет. Там уже их ждал Колян с магнитофонной кассетой в руках. Босс – или Аркадий Михайлович – бросил на него острый, испытующий взгляд; в ответ Колян многозначительно прищурил левый глаз.

Забрав у него кассету, босс пригласил всех располагаться поудобней. Гости уселись, с интересом посматривая на стол, посреди которого стоял аппарат, напоминающий барабан для игры в «Спортлото» или других подобных игр и лотерей. Внутри прозрачного барабана виднелись и шары в количестве шести штук.

29
{"b":"10210","o":1}