ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Друзья! – Аркадий Михайлович начал свою речь стоя. – Вы, надеюсь, не забыли наш договор?

– Пардон – о чем? – поинтересовался еще один гость, смуглолицый худощавый корсиканец; он уже был здорово подшофе.

– Напоминаю. Я купил необитаемый остров и высадил там шестерых человек, принадлежащих к отбросам общества. Будучи в Нью-Йорке, мы договорились, что сыграем в занимательную игру, которая называется «Последний герой».

– Ах да-да-да… – Корсиканец шлепнул себя ладонью по лбу. – И ставкой в этой игре будут пять миллионов, которые получит победитель.

– Счастливчик… ха-ха… – коротко хохотнул американец.

– Я понимаю ваш скептицизм, – тоже улыбнулся радушный хозяин виллы. – Для каждого из нас миллион – не очень большие деньги. Но не это главное. Выигравший пари получает возможность поучаствовать в разработке нефтяных месторождений в одной из развивающихся стран, которая находится под патронатом США. Не так ли, Билл? – Он остро взглнул на американца.

– Да, – серьезно ответил Билл. – Об этом я позабочусь лично. И можете мне поверить, я не подведу. У меня есть хорошие друзья в сенате и в администрации президента.

– Мы знаем, Билл, что ты всегда держишь слово. – Аркадий Михайлович посмотрел на американца благодарным взглядом. – И ценим. А что касается освоения нефтяных месторождений, это, дорогие друзья, уже большие деньги. – Босс обвел взглядом своих гостей, которые сразу посерьезнели. – Сотни миллионов.

– Я так понимаю, мы прямо сейчас разыграем наши «номера», – с трудом сдерживая нетерпение, сказал вмиг отрезвевший корсиканец.

– Верно, – ответил босс.

– Аркашья, не тяни! – подал голос и грек. – Начинай жеребьевку.

– Нет проблем. Я, как хозяин, получу тот шар, что останется. Это будет честно и справедливо. Вы, если хотите, можете разыграть и очередность.

– Брось… – поморщился Билл. – Как-нибудь обойдемся без этих плебейских штучек. Я буду пятым.

– Я четвертым, – с небольшой запинкой подал голос грек.

– Я – третий! – с непонятной гордостью в голосе воскликнул корсиканец.

– Второй, – четко, по-военному, ответил итальянец.

– Ну что же, наш колумбийский друг, – изобразив радушие, обратился босс к последнему из гостей, – тебе предоставляется право первого хода. Не возражаешь?

– Ни в коем случае! – Колумбиец ответил широкой белозубой улыбкой. – Благодарю за доверие.

– Вот и ладушки, – сказал по-русски довольный хозяин виллы. – Объясняю правила. – Спохватившись, он снова перешел на английский язык. – Игрок сам запускает барабан – вон там красная кнопка – и останавливает его в любой момент. Кнопка «стоп» зеленого цвета. Номера ваших будущих подопечных внутри шаров. Начали!

Когда все шары оказались в руках гостей и хозяина виллы, он включил видеомагнитофон.

– А теперь посмотрим на наших лошадок, – молвил босс. – Номер первый – проститутка. – На экране телевизора появилось изображение Фиалки. – Кто у нас счастливчик?

Все рассмеялись. Особенно долго и раскатисто хохотал грек.

– Мне всегда везло с женщинами, – сказал он, вытирая потный лоб носовым платком. – Особенно с падшими. Первый номер – мой. А что, ничего девица. Очень даже симпатичная. Надеюсь, она меня не подведет.

– Весьма вероятно, что именно она окажется победительницей нашей игры, – серьезно ответил ему Аркадий Михайлович. – Девка крепкая и выносливая.

Самусь достался американцу, Люсика заполучил итальянец, номер Кроши вытянул корсиканец, имя Гарани занес в свою записную книжку колумбиец, а Малеванный выпал на долю босса.

– А теперь посмотрим занимательное кино, – сказал Аркадий Михайлович, меняя кассету. – Колян, принеси нам выпивку и чего-нибудь пожевать.

– Слушаюсь, шеф! – по-военному ответил Колян и отправился выполнять приказание.

Сначала на огромном экране телевизора замелькали картины острова, снятые с разных точек, в том числе и с высоты птичьего полета. Качество изображения было отменным; похоже, съемки велись суперсовременными цифровыми теле – и видеокамерами. Затем появились и «новые робинзоны».

Отснято было все: и первый день отшельников, и строительство шалаша, а затем хижины, и встреча Самуся с леопардом, и «суд» вора над Фиалкой и Тараней, закончившийся их изгнанием, и то, как они искали, а потом обустраивали новое пристанище, и, наконец, смерть Кроши.

– Дьябло! – в сердцах выругался корсиканец и добавил еще кое-что, непечатное, на английском и французском. – В последнее время мне везет как утопленнику. Что ни начну, все летит к чертям собачьим.

– Что ж, игра есть игра, – философски заметил Билл. – Увы, пять игроков из шести должны оказаться неудачниками. Ничего не поделаешь…

Самусь сразу понравился американцу, в особенности после просмотра фильма. Он знал, что бездомные живучи, как кошки, а выносливостью могут потягаться с любым среднестатистическим человеком.

Все, за исключением мрачного корсиканца, который как раз допивал свое виски, дружно с ним согласились.

– Аркашья, как твоим людям удалось все это заснять? – спросил грек.

– Нам пришлось напичкать остров видеокамерами и оставить там пост наблюдения с электрогенератором для подпитки оборудования. Кроме того, на острове работает еще и оператор, снимая с рук. Мои парни отслеживают эту шестерку не только днем, но и ночью. Конечно, насколько это возможно.

– Сложности были? – теперь уже спросил американец.

– Были, есть и будут. Во-первых, по острову гуляет семейка леопардов, что для нас оказалось неприятной неожиданностью, а во-вторых, в низменностях полно змей. Но это не главное. Дело в том, что, как вы, надеюсь, понимаете, везде видеокамеры не поставишь. На острове остается много мест – назовем их теневыми зонами, – не охваченных нашими техническими возможностями.

– Ну, это не так уж страшно… – благодушно заметил грек. – Нам важен конечный результат.

– Не скажи. Твой долбаный бомж, Билл, – Аркадий Михайлович бросил косой взгляд на американца, – имеет вредную привычку бродить по тем местам, куда не достают наши видеоглаза. Вот и сейчас он буквально испарился. Впору пускать по его следу ищеек.

– Он что, погиб?! – встревожился американец.

– Нет, что ты. Бомж как кремень. Но эта сволочь словно дразнит нас: появится на экранах мониторов минут на десять и снова исчезает. Он будто чует, что его снимают. И весьма успешно находит теневые зоны.

– Ха-ха-ха!.. – Билл заржал, как застоявшийся жеребец. – Это мне нравится. Надеюсь, он принесет мне победу.

– Все это хорошо, – серьезно молвил итальянец. – Но у меня есть вопрос – так сказать, по существу.

– Я слушаю тебя, Сильвио. – В коричневых глазах босса появился холодный блеск.

– К финишу, насколько я понял, должен прийти только ОДИН, – сказал Сильвио. – Верно?

– Верно.

– Но кто даст гарантию, что два месяца скитаний на острове выдержит всего лишь один человек? А если их будет двое или трое?

– А вот это, Сильвио, сюрприз… – Аркадий Михайлович снисходительно улыбнулся. – И не только для вас, мои друзья, но и для них. – Он ткнул пальцем в сторону телевизора, на экране которого застыла вся шестерка «новых робинзонов», заснятая в момент высадки на остров. – Я вам гарантирую, – сказал хозяин виллы, – что последний герой будет в единственном числе.

– Сюрприз – это хорошо, – сказал американец. – Но я надеюсь, Аркадий, что мы увидим на экране ВСЕ перипетии одиссеи наших подопечных.

– То есть финишная часть жизни КАЖДОГО из них должна быть визуально запротоколирована, – с жесткой ухмылкой на смуглом лице добавил итальянец. – Без купюр и монтажа.

– Само собой, – сделав честное лицо, ответил босс.

– А оригиналы записей будут исследованы в лаборатории, – безжалостно продолжал Сильвио.

– Естественно. – Аркадий Михайлович с трудом сохранил на лице честную мину.

– Итак, будем считать, что все спорные вопросы нашего пари разрешены, – сказал, благодушно улыбаясь, толстый грек. – А посему, как принято у русских, это дело надо обмыть. Верно, Аркашья?

30
{"b":"10210","o":1}