ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неизвестный оказался худощавым парнем с тонкой и длинной шеей и коротко остриженными волосами. Он был одет в подпоясанные ремнем шорты цвета хаки и тенниску из камуфлированного трикотажа. Никаких документов, удостоверяющих личность парня, Малеванный в карманах его одежды не нашел.

Конечно, при падении с высоты, пусть и не очень большой, этот хлюпик явно что-то там сломал – наверное, ребра, может, ногу или руку. Но причиной его смерти явился камень с острым концом, который размозжил ему висок.

– Да, не повезло клиенту… – безразлично пробормотал Малеванный. – А это что у нас? – Он перевернул парня и от удовольствия прищелкнул языком – на поясном ремне мертвеца висела кобура с пистолетом.

– Чтоб я так жил! – радостно вскричал вор. – Лукьян, ты меня слышишь?!

– Слышу.

– Танцуй, паря! У нас теперь есть ствол и две запасные обоймы!

– Да ну?!

– Век свободы не видать! А в обоймах по двадцать патронов! Представляешь? – Малеванный прочитал фабричную надпись на пистолете: – «ЗИГ-Зауэр»… Машинка что надо. Фарт нам подвалил – закачаешься…

Кроме пистолета, у парня была еще и сумка, похожая на ту, что носят почтальоны. Вор не стал ее открывать и поднял наверх. Но и в сумке документов не оказалось. Ее содержимое вызвало у Малеванного и Люсика недоумение.

– Это еще зачем? – спросил Люсик, доставая из сумки мертвеца какой-то прибор с маленьким экраном.

– Он что, слесарить сюда приехал? – вторил ему совсем сбитый с толку Малеванный. – Или чинить телевизоры? Кусачки, провода, изолента, отвертки, паяльник классный, какие-то детали… Ну, блин, заморочки.

– Что все это значит, Григорий Иванович?

– Допустим, этот жмурик был механиком на катере. Но какого хрена он в гору поперся? А потом от нас чесал, будто ему в задницу стручковый перец воткнули.

– Загадка…

– Ладно, отгадывать мы ее не будем, – сказал Малеванный, довольный сверх всякой меры. – Главное, у нас есть настоящее оружие. Теперь нам никакие леопарды не страшны. Просекаешь момент?

– А то как же, – радостно рассмеялся Люсик.

– Тогда в путь.

– Пойдем искать катер?

– Конечно. Только будем это делать скрытно, без шума и пыли.

– Почему?

– Так это и дураку ясно, – снисходительно ответил вор. – У жмурика могут быть дружки. Притом со стволами. Если их много, то нам лучше затаиться. А если один-два… – Малеванный хищно оскалился и многозначительно погладил рукоять пистолета. – Вопросы есть? – спросил он, застегивая ремень с кобурой у себя на поясе.

– Никак нет! – бодро ответил Люсик.

– Значит, пошагали.

– Может, похороним его? – робко предложил Люсик.

– Еще чего! У нас что, других забот мало? Нет, но если у тебя есть такое желание, то пожалуйста. Только я больше туда спускаться не буду.

При этих словах вора приступ человеколюбия у Люсика прошел мгновенно. Он молча взял сумку мертвеца, и компаньоны снова продолжили свой путь.

Глава 29

Утром Гараня первым делом проверил переметы. Улов оказался знатным – две большие рыбины и пяток поменьше. Фиалка ликовала.

– Не суетись и не путайся под ногами, – довольно ворчал Гараня, нанизывая рыбу на кукан. – Займись лучше кухонными делами. Пора нам разделить обязанности. А то все я да я…

– Я просто мечтаю заделаться кухаркой, – весело скалилась в ответ девушка.

– Тогда поторопись. У нас сегодня много работы…

После сытного завтрака с десертом Гараня сказал:

– Пойдем на охоту. Рыба и фрукты, конечно, хорошо, но мясо лучше.

– Федя, по-моему, ты зажрался, – подколола его Фиалка.

– Аппетит приходит во время еды, – в тон ей ответил Гараня. – Нам много чего нужно сделать, чтобы чувствовать себя на острове как дома.

– Я не против…

Охота не заладилась. Из дичи – если ее можно было так назвать – им попадались только попугаи, обезьяны и змеи. Фиалка приуныла.

– Придется довольствоваться попугаями, – на удивление бодро сказал Гараня.

– А разве их можно есть? – удивилась Фиалка.

– Запомни, подружка: все, что бегает, прыгает, плавает и летает, – съедобно. Надо только знать, как всю эту живность приготовить. А мясо попугаев очень даже ничего.

– Жалко…

– Ты лучше себя пожалей. К слову, в дикой природе говорящих попугаев нет. Так что мы не совершим никакого преступления против нравственности.

– Хорошо бы свинью подстрелить, – мечтательно сказала Фиалка.

– Бомжа нашего вспомнила?

– Да. Как он там сейчас?

– Не думаю, что ему хорошо. Вор его точно доконает. Собака… – Гараня выругался и тут же, спохватившись, буркнул: – Извини…

– Ничего, я не пай-девочка, – благодарно улыбнулась в ответ Фиалка.

– Стой! – вдруг приказал Гараня. – Не шевелись.

– Что там такое? – трагическим шепотом спросила девушка.

– Куры, – так же тихо ответил Гараня.

– Где?

– Перед тобой. Видишь низинку?

– Да.

– Справа, где болотце, растет высокая трава. И там пасутся куры.

– Ой, вижу, вижу!

– Да тихо ты!..

– Все, умолкаю. Что будем делать?

– Отходи потихоньку назад. Только не делай резких движений!

Они медленно пятились, пока низинка не исчезла за деревьями. Затем Гараня передал свое бамбуковое копье Фиалке и сказал:

– Стой здесь. Но не зевай и смотри по сторонам. Мало ли что… А я попробую подобраться к ним по ближе.

Гараня уже решил про себя, что ему нужно делать. С земли куры были почти не видны, только их головы время от времени появлялись среди густо растущих стеблей, увенчанных метелками. Значит, надо забраться на дерево, откуда низинка должна быть видна как на ладони.

И Гараня такое дерево нашел…

Он едва не свалился с ветки, пока целился. Охотничий азарт буквально сжигал его изнутри, вызывая обильный пот. У Гарани даже руки задрожали, когда он с высоты увидел не менее двух десятков кур, пасущихся в траве.

Первая стрела улетела совсем не туда, куда нужно. Вторая воткнулась в землю рядом с курицей, и Гараня едва не вскрикнул от досады: сейчас куры разбегутся и на этом его охота закончится.

Но глупые создания словно не замечали опасности. Видимо, куры привыкли, что с неба на землю падают листья и ветки, и не считали их угрозой.

Похоже, они боялись совсем других врагов, потому что петух не принимал участие в кормежке, а стоял в позе часового и вертел головой во все стороны.

Третья стрела вонзилась точно в цель. Курица захрипела, захлопала крыльями и затихла. Ее товарки поначалу всполошились, но уже через несколько секунд снова занялись своими делами…

Гараня стрелял до тех пор, пока не закончился запас стрел. Увы, его охотничьи трофеи были более чем скромными – всего две курицы и молоденький петушок.

Ругая себя последними словами за плохую стрельбу, Гараня слез с дерева и позвал Фиалку.

– Ну как? – спросила она нетерпеливо.

– Хреново… – буркнул недовольный Гараня.

– Что, ни одной? – огорчилась девушка.

– Пойдем, сама увидишь…

Едва они подошли к низинке, как петух издал звук, похожий на хриплое кудахтанье, и куриное семейство исчезло в зарослях.

– Класс! – восхитилась Фиалка, увидев результат Гараниных упражнений в стрельбе. – Это же здорово! Три штуки!

– А могло быть штук пять-шесть, – хмуро сказал Гараня.

– Федя, не жадничай, – заворковала девушка и чмокнула его в щеку. – В следующий раз будет больше.

– Возможно, ты права, – невольно улыбнулся Гараня. – Все нормально. Это меня жаба задавила. Охотник редко когда доволен своей добычей. Ему всегда кажется, что лучший его выстрел еще впереди.

– Эх, куриного супчику бы сварить, – с вожделением простонала Фиалка, связывая кур за ноги, чтобы нести их было сподручней. – Да котелка нету.

Куры были поменьше, чем домашние, но голенастые.

– Что-нибудь придумаем, – пообещал Гараня, внимательно присматриваясь к траве, в которой паслись куры. Чтобы собрать стрелы, ему поневоле пришлось напрячь зрение, и он наконец разглядел, что это было за растение. – И главное – у нас есть чем заправить супчик, – весело сказал Гараня.

38
{"b":"10210","o":1}