ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мясо у них не переводилось. Гараня так ловко научился управляться с луком, что из двух выстрелов один обязательно попадал в цель. Была лишь единственная загвоздка – найти кур или какую-нибудь другую живность.

Эти хитрые кудахтающие и квохчущие бестии умудрялись беззвучно и бесследно испаряться, едва Гараня подходил к ним на приемлемое для выстрела расстояние. Он просто возненавидел сторожевого петуха, обладающего чрезвычайно острым зрением и слухом, и готов был подстрелить его при первом же удобном случае.

Но если охота на кур чаще всего не ладилась, то большие попугаи словно специально спускались пониже, чтобы Гараня мог тщательно прицелиться. Мясо попугаев пришлось по вкусу даже Фиалке, которая по натуре была человеком брезгливым.

Впрочем, жизнь на острове несколько подкорректировала ее пристрастия…

По настоянию Гарани они первым делом поторопились сделать запас дикого риса. Дело в том, что его метелки привлекали к себе не только диких кустарниковых кур, но и другую пернатую живность. А ее на острове хватало.

Поэтому Гараня решил не рисковать и занялся сельхозработами.

Риса они намолотили не меньше стандартного мешка, то есть около пятидесяти килограммов. Фиалка не могла нарадоваться, глядя на зерно, которое перенесли на хранение в пещеру.

С рыбой у них тоже дела шли хорошо. Почти каждый день на крючок попадались большая рыбина и несколько маленьких.

Ну а касаемо фруктов, то этого добра было, что называется, воз и маленькая тележка – только не ленись. Особенно хороши были бананы. Фиалка их и варила, и жарила, и вялила, однако это, казалось бы, однообразное изобилие все равно не приедалось.

Но у Гарани неожиданно возникла идея фикс – ему захотелось поймать дикую свинью. К сожалению, убить ее было нечем; да и подходить близко к стаду он побаивался: кабаны – очень серьезные животные, в гневе сомнут, изорвут в клочья, не успеешь и ахнуть.

Оставалась надежда на ловушки.

Хорошо бы на звериной тропе выкопать яму, как-то поделился своими мыслями Гараня с Фиалкой. Да где лопату взять? А земля на тропе утоптанная, ее ничем не возьмешь, кроме стали.

Тогда Гараня решил смастерить ловушку с падающим бревном, благо поваленных буреломом деревьев на острове хватало.

Он подтащил к звериной тропе с помощью Фиалки тяжелый древесный ствол, лишенный веток, привязал к одному его концу прочную лиану и, перекинув свой импровизированный канат через развилку дерева, поставил бревно-западню над тропой под углом сорок пять градусов.

Затем свободный конец лианы он опустил перпендикулярно земной поверхности, пропустил его через систему вбитых в землю кольев, чтобы лиана образовала прямой угол, и прикрепил на противоположной стороне тропы, накинув петлю на невысокий колышек с таким расчетом, чтобы животное обязательно задело это своеобразное спусковое устройство.

– Будем ждать, – сказал Гараня девушке, критическим взглядом окидывая свое произведение. – Главное – не забыть, где мы это поставили. Иначе хана. Хлоп по башке – и на небеса. Так что крепко запоминай место.

– Считаешь, из этого что-нибудь выйдет? – с сомнением спросила Фиалка.

– Не знаю, – честно ответил Гараня. – Надеюсь… – Он заколебался. – Правда, есть одно но…

– Ты о чем?

– Если по тропе пройдет человек и не заметит спусковой механизм, то сама понимаешь, что случится… А это грех на душу.

– Брось! – поморщилась Фиалка. – Если ты имеешь в виду вора или его подпевалу, то туда им и дорога.

– О них я меньше всего думаю, – нехотя признался Гараня. – Меня волнует судьба нашего бомжа.

– А… – Фиалка ненадолго задумалась, а затем сказала: – Будем надеяться, что он достаточно осторожен…

– Будем, – словно эхо откликнулся Гараня.

Ловушка сработала через два дня. К удивлению и даже огорчению Гарани, в нее попался не кабан – целая гора такого необходимого изгнанникам мяса, – а небольшой оленек.

– Вот те раз… – Гараня озадаченно почесал в затылке. – Это еще что за особь?

– Олень, – удивленно ответила Фиалка. – Только почему он такой маленький?

– Недокормленный, – раздраженно ответил Гараня. – Ну да ладно, на безрыбье и рак рыба. Думаю, этот карлик килограммов на десять потянет.

Снова установив ловушку, они вернулись с добычей в бухту. Чтобы освежевать оленька, Гаране пришлось здорово повозиться, ведь ножа у них не было.

Но он все-таки нашел выход. Отыскав на берегу плоскую ракушку с острыми краями, Гараня закрепил ее в расщепе лозины лыком.

Конечно, этот, с позволения сказать, «нож» большей частью не резал, а пилил, для чего приходилось прикладывать поистине титанические усилия, но в конце концов мясо оленька получило свою прописку там, где должно, – над костром.

– Вкухно, – сказала Фиалка, у которой рот был наполнен под завязку жареным мясом оленька. – Бвеск!

– Нормально, – ответил ей Гараня, жадно вгрызаясь в аппетитно пахнущий кусок. – Надо бы тебе попробовать еще и обезьяньего мяса. Тоже, между прочим, есть можно. Смотря как приготовить. Ладно, ладно, шучу. Все-таки обезьяны – наши прародители. Так говорит наука.

– А ты едал?

– Приходилось… – неохотно ответил Гараня.

– У негров?

– А у кого же еще. Они большие мастаки трескать все подряд.

– Не стошнило? – наморщила нос Фиалка.

– Так ведь я не знал, что мне давали, а объяснений не понимал. Мясо оно и есть мясо. Когда человек сильно голоден, его происхождение не имеет значения. Это потом, когда насытишься, начинают возникать разные вопросы.

– И долго мучили тебя эти вопросы?

– Честно?

– И не иначе.

– После того как отряд повстанцев голодал неделю, спасаясь от преследования в болотах, где кроме змей и лягушек ничего не водилось, мясо обезьяны показалось деликатесом. Я уже знал, что ем, но постарался напрочь отключить и воображение, и разные моральные соображения.

– Да-а, голод не тетка… Слава богу, что мы не дошли до ручки.

– Боюсь, что сытная еда в нашем положении – не главное, – хмуро сказал Гараня.

Фиалка промолчала, намеренно пропустив слова Гарани мимо ушей. В этот момент ей не хотелось думать ни о чем плохом.

Закончив трапезу, Гараня занялся выделкой шкуры оленька. Он тщательно соскоблил ракушкой мездру, а затем зачистил внутреннюю сторону шкуры шершавым плоским камнем и крупнозернистым песком.

– Что ты хочешь сделать? – заинтересованно спросила Фиалка.

– Сумку, – коротко ответил Гараня.

– Вряд ли у тебя что-нибудь получится, – сказала Фиалка. – Шкура ссохнется, и получится не сумка, а кошелек. Я это знаю. Однажды я упала в лужу в своей шубейке, так она скукожилась до размера пиджака.

– А это мы посмотрим…

Гараня сделал из лозы квадратный каркас и натянул на него шкуру, сшив ее края лыком. Вместо шила он использовал острую рыбью кость.

– Пусть теперь сохнет, – сказал он, любуясь своей работой. – Только не на солнце, а в тени. И нужно время от времени смачивать шкуру изнутри соленой водой – чтобы не загнила и не заплесневела. Так она приобретет нужную форму и не даст усадку.

– Здорово… – прокомментировала увиденное Фиалка.

Она хотела сказать что-то еще, но тут неожиданно издалека донеслись приглушенные расстоянием резкие и отрывистые звуки, резко диссонирующие с общим звуковым фоном джунглей.

– Что это? – испуганно спросила девушка.

– Кажись, стреляют, – хмуро и встревоженно ответил Гараня.

– Кто?

– А полегче вопросов у тебя нет?

– Это… опасно?

– Не знаю, – пожал плечами Гараня. – Похоже, на остров пожаловали вооруженные «гости».

– Может, охотники? – с надеждой спросила Фиалка.

– Допустим. Но нам-то, что из этого?

– Ну как же… Есть шанс смыться отсюда. Они могут – нет, просто должны! – забрать нас с собой.

– Наивная… Конечно, не исключено, что заберут. Только куда? Возможно, это контрабандисты или какие-нибудь пираты; их тут хватает, я уверен. И продадут тебя в бордель, а меня – врачам, на запчасти. Сейчас это очень прибыльный бизнес. Передача была по телевизору…

41
{"b":"10210","o":1}