ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но это еще не все. Убийца, как я понимаю, хотел наброситься на меня и сделать мне секир башка – я все-таки свидетель и застал его на месте преступления. Однако, какая-то сила не дала ему войти в квартиру. Его будто ошпарили. По-моему, такого облома убийца не ожидал и, кажется, здорово струхнул. Или растерялся. (Ружье, кстати, он вообще игнорировал, будто я держал в руках простую палку). По правде говоря, и я был сильно удивлен, чтобы не сказать больше. Этого урода будто человек-невидимка по харе съездил.

Отец ответил не сразу. В трубке слышно было, как он шуршит бумагами – скорее всего, бесцельно перекладывает их с места на место; это такая манера у него думать.

Но вот все затихло, и я не слышал даже его дыхания. Пауза несколько затягивалась, и я, подув в трубку, сказал:

– Алло! Пап, где ты пропал?

– Здесь я… На месте.

– Ну, что ты на это скажешь?

– Плохи наши дела, Ника…

– Это я и без тебя знаю. Действительно, хуже не придумаешь.

– Еще как придумаешь. Похоже, до этого дня были всего лишь цветочки. И нужно молить всех богов, чтобы ситуация еще больше не усугубилась.

– Папа, ты о чем? Что-то я тебя не пойму…

– Может, ты сейчас будешь смеяться, но дело в том, что твой дед наложил на свою, то есть, теперь уже на твою, квартиру какое-то оберегающее заклятье.

– Ты шутишь?

– Вовсе нет. В эти дела он свято верил. Такая у него была, с позволения сказать, специальность. Вернее, одна из специальностей. Ты знаешь, что твой дед был широко образован.

– Допустим это так. Я имею ввиду заклятье. Ну и что? Дед много чего таинственного делал, но это были его проблемы. Нас они не должны касаться.

– Уже коснулись.

– Каким образом?

– А ты разве не понял?

– Что я должен понять?

– Тогда и впрямь у тебя проблемы. Если не с головой (что маловероятно), то с воображением и способностью анализировать ситуацию.

– Это вы с дедом большие умники, – окрысился я. – Между прочим, в том, что у меня башка дубовая, не только я один виноват.

– Принимается, – согласился отец. – Свою долю вины признаю. Но здесь дело не в голове, а в воспитании. Надо было тебя голыми коленками на горох ставить, как это делал твой дед, когда я получал плохие оценки. Ты тоже из тех индивидуумов, которым знания нужно силком вдалбливать. А я как-то об этом забыл.

– Все, батя, поезд ушел. Что имеем, то имеем. Я бездельник и сибарит. Согласен с этим утверждением. Лишний член общества. Когда-то про таких, как я, лучшие умы эпохи гениальные книги кропали, а теперь, в этом гребаном капитализме, нам место даже не на обочине столбовой дороги, а и вовсе под колесами.

– Не обижайся. Это я по привычке бухчу.

– Да понял я, понял. Какие обиды… Так что там с заклятьем?

– Ну, во-первых, если ты думаешь, что дед просто поводил туды-сюды руками – и все дела, то здорово ошибаешься. Он сделал по всей квартире какие-то закладки: корешки трав, кусочки разных металлов, обрывки старинных пергаментов и еще черт знает что – по внешнему виду так сразу и не определишь.

– А ты откуда знаешь?

– Я помогал ему.

– Да ну!

– Точно. Все это добро мы замуровали в стены – в тех местах, где указал дед. Должен тебе признаться, мне много пришлось дырок продолбить в кирпичной кладке. Даже мозоли кровавые с непривычки набил.

– Странно…

– Что именно?

– Дед был очень скрытным человеком, а тут все тебе показал…

– И не только показал, но и кое-что разъяснил. Он говорил, что когда-нибудь может наступить такое время, что в мире начнутся различные непонятные простому смертному коллизии. Вот тогда и…

– Погоди! Какие коллизии?

– Он не стал особо конкретизировать. Сказал лишь, что это будет тогда, когда люди ударятся в мистику, появится много разных сект и ответвлений от основных религий, и начнутся локальные войны, которые – так он выразился – РАЗБУДЯТ ДРЕВНЕЕ ЗЛО.

– Это как раз наше время – кругом одни экстрасенсы и колдуны. И американцы разбойничают по всему миру: несчастную Югославию разбомбили, разорвали на куски, захватили многострадальный Афган, разрушили Ирак, теперь на Иран грозят наехать по-взрослому, а там на очереди Северная Корея, Куба… Блин! Так кто теперь «империя зла»?

– Что да, то да… – По-моему, отец очень тихо выдал по поводу американцев несколько непечатных выражений; я только молча кивнул, соглашаясь. – Так вот, дед все эти заморочки настраивал против древнего зла. Он сказал, что только так можно от него уберечь нашу семью. Оказывается, он был прав. Ты сегодня имел возможность в этом убедиться. Тот страшный урод так и не смог переступить некую незримую границу. Значит, заклятье еще не утратило свою силу.

– Хочешь сказать… хочешь сказать, что убийца – это то самое древнее зло!? Пришелец с того света? Батя, по-моему, это уже чересчур. Ты же ученый, а веришь в разную лабуду. Не знаю, как все это объяснить, но думаю, что разгадка лежит на поверхности и находится в пределах здравого смысла.

– Есть много чего на этом свете, мой друг Горацио… С годами категоричности у меня несколько поубавилось. Придет время, сам поймешь. Нет, я не очень верю во все эти дела. И всегда посмеивался над твоим дедом. А вот он пресекал мои хохмы самым решительным образом. Говорил – не знаешь, молчи. И не суйся туда, куда тебя не просят. Для него это было очень серьезно. Может, он был прав?

– Господи, как я устал от всех этих проблем! Жил тихо-мирно, никого не трогал, и тут – здрасте вам. Потусторонние убийцы, гипнотизеры, заколдованная квартира, наконец, менты, что хуже нашествия гуннов… С ума сойти! Нет, папа, я не боец. А судя по твоим словам, мне еще придется хлебнуть лиха. Может, уйти в монастырь? От греха подальше.

– Я так не сказал! – запротестовал отец. – Я имел ввиду, что у нас еще могут быть какие-то проблемы. И не обязательно трагического характера. По крайней мере, моя интуиция молчит.

– Он уже раз изрекла… – пробурчал я обречено.

– Да, изрекла, – не сдавался отец. – А теперь я не вижу над тобой и этим домом черной ауры. Нет ее, и все тут.

– Ты не видишь, а я вот чувствую, что добром ситуация не закончится. У меня внутри будто еж с иголками, во все мои органы шпыняет, колет, зараза.

– Перебирайся к нам на время. Будете вдвоем с матерью. И ей спокойней, и ты под присмотром. А мне будет с кем футбол смотреть. Одному скучно. Скоро чемпионат мира, не забыл?

– Нет. Дожить бы до него…

– Перестань! Что это у тебя за похоронное настроение? Все образуется, верь мне.

– Пап, у нас в институте была военная кафедра, где меня учили на артиллериста. Все, что я оттуда вынес из военных знаний, так это то, что есть такое понятие в артиллерии как «вилка». Это когда кладут два снаряда подряд, – один с недолетом, другой с перелетом – а третьим бьют посредине, точно в цель. У меня как раз такая ситуация – сначала Хамович, потом Альфред, а дальше… В общем, понятно. Но почему, почему!?

– Выбрось эти глупости из головы! Говорю тебе – все будет нормально. Я сейчас пришлю за тобой машину, собирайся.

– Нет, па, так не пойдет. Не ты ли меня учил, что от судьбы не сбежишь?

– Я, но…

– Все, вопрос закрыт! Никуда я не поеду. Мне нужно самому разобраться во всей этой истории. Я чувствую, что разгадка где-то близко… но где она?

– Ника!…

– Папа, между прочим, куда-то пропала моя девушка. Отчасти и по моей вине. Не нужно было отпускать ее среди ночи одну. А ты хочешь, чтобы я спрятался от всех проблем под одеяло, как в детстве, и чего-то ждал. Да я себя просто уважать перестану! Тоже мне, фраер, маменькин сынок…

– Ты иногда бываешь таким упрямым…

– На себя посмотри. Ты тоже далеко не ангел.

– Ладно, не будем пикироваться. Головой я с тобой согласен, но сердце говорит другое. Я все-таки, отец… И мне не безразлично, что с тобой может случиться.

– Извини, папа, я не хотел тебя обидеть. Но мне уже за тридцать и я не трансвестит. Настоящий мужчина должен уметь постоять за себя. По-моему, сейчас пришло и мое время. И мне от этого никуда не деться.

51
{"b":"10211","o":1}