ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он посмотрел в свои записи:

– …Ювелир Крутских и ваши подруги-актрисы Ирина Алифанова и Валентина Новосад. Так?

– Да. Девочкам я показала перстень, когда мы готовились к моему дню рождения. Это было днем. Они мне помогали.

– Понятно… – многозначительно сказал Дубравин, хотя на самом деле в этой истории понятного было мало.

Майор поерзал на стуле и продолжил:

– И уже поздним вечером этого же дня, как только подруги ушли домой, вы обнаружили пропажу. Правильно?

– Вечером… Точнее, в первом часу ночи.

– Когда вы уехали в театр?

– В половине шестого.

– А ваши подруги?

– Они были вместе со мной.

– Спектакль закончился…

Дубравин опять посмотрел в свой блокнот:

– …Закончился в половине десятого. Тэ-эк… Домой вы возвратились в начале одиннадцатого… – бормотал он себе под нос.

Майор с глубокомысленным видом кивнул, словно согласился с доводами невидимого собеседника, немного подумал, а затем спросил:

– А почему на день рождения вы пригласили только двух человек? У вас что, больше друзей нет?

– Почему? Ира и Валя – мои самые близкие подруги. И потом…

Ольховская неожиданно помрачнела.

– Недавно умерла моя бабушка, – сказала она глухо. – Я посчитала, что веселиться большой компанией после всех этих печальных событий и переживаний просто кощунственно. Девочки меня поздравили, мы поужинали в тесном кругу, съели торт. Спиртное пить не стали, так как должны были идти на спектакль.

– Где стоял ларец?

– В бабушкиной комнате, в шкафу.

– Вы говорили, что намеревались сдать перстень с “Магистром” государству. Тогда почему не сделали этого раньше? Ведь с того момента, как вы его обнаружили, прошло около двух недель.

В голосе Дубравина явственно прозвучало недоверие. Ольховская сразу сообразила, о чем подумал майор, и ответила несколько раздраженно:

– Хотите верьте, хотите нет, но просто не могла выбрать свободной минуты. Репетиции, спектакли, зубрежка новых ролей… А, что я вам рассказываю! Для того, чтобы понять все это, нужно побыть в шкуре артиста.

– Еще как понятно… Мне, по крайней мере.

Майор помрачнел, вспомнив сколько нераскрытых дел накопилось в его сейфе. Работы непочатый край. Про выходные дни в ближайшем обозримом будущем ему придется забыть. Это как пить дать.

– Но только не в вашем случае, – жестко сказал майор, отмахнувшись от нахлынувших мыслей.

– Простите, не понимаю…

– А что здесь понимать? У вас на руках бриллиант, которому нет цены, а вы держите его дома, словно какую-то безделушку. И это притом, что о перстне с «Магистром» известно не только вам, но и посторонним.

– Ну и что с того?

– По нынешним временам человека могут ограбить и убить за жалкие гроши. А у вас почти на виду, в хлипкой шкатулке, лежало целое состояние. Исторический раритет. К тому же, двери вашей квартиры никак не напоминают вход в хранилище банка. Где «Магистру» самое место.

– О перстне знали только самые доверенные люди, друзья!

– Надеюсь, вы знакомы с классикой. О друзьях хорошо сказал великий Пушкин. Так что не будем на эту тему… У меня есть факт – кто-то обворовал вашу квартиру. Вследствие этого возникает закономерный вопрос: почему вы допустили такую халатность, вовремя не определив перстень с «Магистром» в более надежное место?

Ольховская покраснела и опустила голову. Майор терпеливо ждал. Он уже догадался, каким будет ответ.

– Я виновата… – наконец сказала актриса тихо. – Моя вина…

– В чем вы виноваты?

– Впервые в жизни меня обуяла жадность…

Актриса сокрушенно покрутила головой.

– Никогда прежде не замечала за собой такой грех. Никогда! А тут…

– Успокойтесь, – миролюбиво сказал майор. – Этот бриллиант – огромный соблазн. Я сам не знаю, как поступил бы, получив такое наследство.

– Правда?

– Как на духу.

– Вот и я… подумала, что поспешила заявить во всеуслышание о своем намерении сдать перстень государству.

– За перстень вам заплатили бы. По закону, как за ценную находку. И не мало.

– Да. Но не столько, сколько за него можно было получить, продав где-нибудь за рубежом.

– Верно. Там за такой раритет отвалили бы кучу «зелени».

– Стыдно… Мне так стыдно…

– Не стоит теперь сокрушаться и корить себя. Что было, то прошло. Все равно «Магистр» исчез.

– Вы его найдете? – с надеждой спросила Ольховская.

– Попытаемся.

– Значит, вы не уверены…

– Если честно, то да, не уверен.

– Почему?

– Уж больно лакомый кусок, этот ваш перстень. Его в скупку не понесут.

– Это верно… Скорее всего, вор вывезет перстень с «Магистром» за границу.

– Может, да, а возможно, и нет. Смотря, кто его украл.

– Как это? Объясните.

– Если вашу квартиру посетил обычный «домушник», то вскоре перстень (а скорее всего, «Магистр») может где-нибудь всплыть. Вору ни к чему держать при себе такое опасное вещественное доказательство.

– И куда он его денет?

– Продаст барыге. Притом, за бесценок.

– Барыга… Это кто такой?

Дубравин невольно улыбнулся.

– Скупщик краденого, – ответил майор. – Владелец подпольной комиссионки на дому.

– Понятно… А что дальше будет делать с перстнем этот ваш… барыга?

– Перво-наперво переплавит оправу. Это называется спрятать концы в воду. Поди, докажи потом, что он замешан каким-то образом в квартирной краже.

– А как он поступит с камнем?

– Здесь все обстоит гораздо сложнее. Барыга не будет до бесконечности держать такую ценность у себя. Ему нужны живые деньги, чтобы они постоянно были в обороте.

– Значит, он постарается сбыть камень как можно быстрей…

– Да, он попытается это сделать. Но насчет быстроты… Дело в том, что скупщик краденого – еще тот жох. Он быстро поймет, какая ценность попала ему в руки. И захочет «наварить» на «Магистре» большую сумму.

– То есть, он продаст камень богатому иностранцу…

– Здесь, как говорится, бабка надвое гадала – то ли будет, то ли нет. Во-первых, и у нас теперь достаточно состоятельных людей. Но к ним не так просто попасть. Тем более, с предложением купить драгоценность сомнительного происхождения. Во-вторых, не все иностранцы, посещающие нашу страну, настолько богаты, что, не задумываясь, выложат десятки тысяч долларов за бриллиант, пусть и уникальный. И потом, купить камень они могут, а вот с вывозом его за рубеж у них возникнут большие проблемы.

– Получается замкнутый круг…

– Не совсем. Барыга будет действовать через посредников. И вот тут можно его прихватить. Как говаривал один литературный персонаж, что знают двое, то знает и свинья. От вашего камушка пойдут большие круги, и этот момент нам нельзя прозевать ни в коем случае.

– Значит, есть надежда, что «Магистр» будет найден? – оживилась Ольховская.

– Надежда умирает последней, Ариадна Эрнестовна. Но есть еще один вариант, самый паршивый…

– Перстень украл коллекционер, – попыталась догадаться актриса.

Дубравин посмотрел на нее с одобрением и ответил:

– Вы угадали. Пусть не сам, а нанятый им человек, но от этого суть не меняется. Тогда точно с «Магистром» можно проститься навсегда. Или, в лучшем случае, надолго.

– Это ужасно…

Майор индифферентно пожал плечами и промолчал. Дубравину хотелось сказать, что этот «Магистр» ему, в общем-то, до лампочки. Просто служба такая собачья, что приходится разгребать за всеми дерьмо.

А куда денешься? Нужно искать. Темное дело с этим бриллиантом… Майор интуитивно чувствовал, что ситуация гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд.

Он был опытным оперативником и верил не словам, а фактам. А факты попахивали гнильцой.

– Больше у вас ничего не пропало? – спросил Дубравин, чтобы разрядить обстановку, так как молчание чересчур затянулось. – Деньги, антиквариат, меха…

– Что? – Ольховская подняла голову и посмотрела на него отсутствующими глазами. – А… Нет. Денег в квартире не было – потратилась на похороны. К антиквариату можно причислить разве что бабушкины иконы, но они все на месте. А из мехов у меня только пальто с песцовым воротником да шапка норковая. И поношенная дубленка.

11
{"b":"10213","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Золушка для снежного лорда
Гробовое молчание
Восхождение на гору Невероятности
Волшебник Земноморья
Зубы. Как у вас дела?
Котёнок Черничка, или Лучший подарок
Пивной Барон: Трактирщик
Ток. Как совершать выгодные шаги без потерь
Неожиданный шанс