ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайные связи в природе
Месть
Стойкость. Мой год в космосе
Тень невидимки
Бессердечная
Невидимый круг
Как поймать девочку
Анатомия счастья
Нефритовый город
A
A

– И тот начал охоту…

– Начал, Бронек. Для этого он попытался возобновить свои прежние отношения с Ольховской, чтобы быть вхожим в ее квартиру. Но тут вышла осечка – Ольховская показала ему на порог. Не хотела ворошить прошлое. И, похоже, она все еще любит своего бывшего мужа… Когда Софья Леопольдовна уехала погостить к другой своей внучке, он решил обыскать квартиру. Но сорвалось: у актрисы был пес, терьер Джим, всегда находившийся в квартире. Пришлось ему еще раз навестить Ольховскую, несмотря на полученный отказ, для того, чтобы избавиться от Джима. Пес ничего не брал из чужих рук, потому он – я так предполагаю – подбросил отраву в миску с едой; она стояла в прихожей. Ольховская его буквально выгнала, наговорив много обидных слов, но он все равно мог быть доволен – замысел удался.

– Хитер…

– Даже чересчур. Сам себя перехитрил. И Джима отравил, и отмычку добротную заимел (видимо, воспользовался рассеянностью Ольховского, выкрал на время у него ключ и сделал копию), да только в первый раз Шустицкая все его усилия свела на нет, раньше времени возвратившись из гостей.

– Могу себе представить эту картину…

– Он просто испугался от неожиданности. А вот Софья Леопольдовна… Включила свет и увидела молодого Капитона Мызгаева. Ведь внук похож на него, как две капли воды. Тут и впрямь может кондрашка хватить кого угодно. А если учесть, что Шустицкая к старости стала очень богомольной…

– Да-а, зрелище…

– А потом все было просто: старуху похоронили, он опять, уже безбоязненно, забрался в квартиру, подменил перстень на поддельный и в радости удалился. Подменил потому, что хотел выиграть время. И был уверен, что Ольховская не в состоянии отличить страз от настоящего “Магистра”. Кроме того, он не знал, что актриса показывала перстень ювелиру. Действовал наверняка: даже если бы Шустицкая представила внучке камень, как бриллиант, а тот на поверку оказался простой стекляшкой, то Ольховская (а это несомненно так) решила бы, что бабушка заблуждалась. И впрямь, откуда в их небогатом семействе такое сокровище? Но если бы Ольховская и поверила бабушке, что камень в перстне не страз, то, следуя логике этого типа, она должна была оставить бриллиант себе. И уж вовсе невероятным было для него желание актрисы сдать “Магистр” государству. Он даже в мыслях не мог допустить подобное.

– Случись все по его задумке, ему оставалось только дождаться удобного момента, чтобы уйти вместе с “Магистром” за границу.

– Понятное дело… Но тут вмешался совершенно непредвиденный случай в лице Новосад. И все же он думал, что разыскать нам его не удастся; по крайней мере так быстро. Ведь все было исполнено чрезвычайно ловко и чисто. Настолько чисто, что я, грешным делом, уже подумал: не профессионал ли сработал? Вспомни фонарик западногерманского производства, который нашла Ольховская в комнате своей бабушки.

– У меня тоже такая мысль мелькнула. Сейчас фанатических любителей исторических раритетов пруд пруди. И подобные случаи уже бывали.

– Именно. Действительно, какой-нибудь богатый иностранец, узнав о существовании «Магистра», и впрямь мог нанять профессионального охотника за сокровищами. Тем более, что камень, как я узнал, проштудировав соответствующую литературу, мог заинтересовать одну из масонских лож.

– Даже так? – удивился Белейко.

– Даже так, – подтвердил Дубравин. – «Магистр» имеет для масонов какое-то мистическое значение. Фетиш. Они его ищут уже несколько столетий. И чтобы выкупить камень, масоны за ценой не постоят.

– Похоже, об этом знал и наш клиент, – задумчиво сказал Белейко.

– Не исключено. Потому-то он и рвался на Запад. Кстати, визу ему уже открыли. Осталось только купить билет…

– И помахать нам крылышками, – подхватил старший лейтенант.

– Точно.

– Вовремя мы его притормозили. Как ты думаешь, почему он не спрятал камень в более надежное место? Ведь, как говорится, дальше положишь, ближе найдешь.

– Боялся, что “Магистр” может опять каким-то образом затеряться. Мало ли что, под рукой все-таки надежней. К тому же, он не допускал даже мысли, что мы так быстро выйдем на его след. Несмотря на внешнюю невозмутимость, он был потрясен до глубины души. А потому так быстро раскололся.

– Интересно, он знал, что Новосад звонила Алифановой?

– Вряд ли. Был уверен, что она этого не сделает. Видимо, Новосад назначила ему какой-то срок, чтобы он за это время вернул перстень Ольховской. И пообещала к тому времени не поднимать шума. Но она была чересчур потрясена неожиданным открытием и позвонила лучшей подруге, чтобы поделиться своим горем, ведь он был ей не безразличен.

– И, наверное, открыла дверь, как только он позвонил, думала, что Алифанова.

– Не знаю. Его она тоже впустила бы…

Неожиданно зазвонил телефон. Белейко даже вздрогнул. Дубравин поднял трубку:

– Да, я… Здравствуйте, Модест Савватиевич! Как ваше здоровье? Что? С признанием? Простите, не понимаю… Да, да, слушаю… Понял, все понял. Это уже не важно, Модест Савватиевич. С вашим другом все в порядке. “Магистр” найден. Надеюсь, на этот раз подвоха не будет. Так что приглашаю вас завтра к десяти часам утра в управление. На встречу с “Магистром”. Договорились? Вот и ладушки. Всего хорошего!

– Что он хотел? – спросил Белейко.

– Вспомнил, кому говорил после посещения Ольховской о ее находке. Здесь в городе, на окраине, живет его старый друг, Георгий Бобров, с которым он работал в подмастерьях у ювелира Содомского еще в Гловске. Вот он и поделился с ним новостью… Но Модест Савватиевич клянется мамой, что его друг Жора – честнейший человек и не способен на преступление. Поверим ему на слово?

– Поверим, – весело ответил старший лейтенант.

И они оба громко и с облегчением расхохотались.

– Ну что же, «Магистр» найден, дело об убийстве Артуром Тиховым актрисы Новосад пришло к финишу, а я собираюсь стартовать… – Белейко мечтательно прищурил глаза. – В отпуск… Представляешь, Женя…

Договорить он не успел: включился селектор, и хрипловатый голос Драча напомнил Дубравину, что через минуту начинается оперативное совещание.

Майор весело подмигнул Белейко, затем грозно нахмурился, выпятил подбородок и тяжелой поступью начальника ОУР, чуть приволакивая ноги, вышел из кабинета.

32
{"b":"10213","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Конфедерат. Рождение нации
Приручи, если сможешь!
Любовь к драконам обязательна
Незнакомка, или Не читайте древний фолиант
Смертный приговор
Отбор с сюрпризом
Ласковый ветер Босфора
Укрощение строптивой