ЛитМир - Электронная Библиотека

Так что серьезные дела так не делаются. Либо нынешние американские руководители – это безумные недоучки бесноватого Бжезинского, либо есть иные, куда более весомые причины. Думаю, что американский истэблишмент все же не столь глуп, чтобы пускаться на заведомо проигрышные и дорогостоящие авантюры.

Свет на фундаментальные цели американской авантюры может пролить анализ долгосрочных закономерностей движения мировой экономики. Глобальные решения требуют глобального обоснования.

Рассмотрим долгосрочную динамику цен на энергоносители. Как отчетливо видно, в мировой экономике периодически происходят резкие, многократные всплески цен на энергоносители. С периодичностью около 50 лет в течение последних двух веков цены на энергоносители в течение короткого времени взлетают в несколько раз и затем вновь стабилизируются на привычном уровне. (Последний отраженный на графике всплеск приходится на середину 70-х годов. Сегодня, спустя 30 лет история повторяется. Это не означает изменения общей закономерности – вследствие ускорения развития экономики с научно-технической революцией все циклические процессы становятся короче.)

Причины циклической динамики цен на энергоносители объяснены современной теорией долгосрочного технико-экономического развития. Она определяется процессами развития и замещения технологических укладов, жизненный цикл каждого из которых составляет этап в глобальном экономическом развитии. С исчерпанием возможностей развития устаревающий технологический уклад уступает место новому. Этот период замещения технологических укладов характеризуется резким снижением прибыльности и объемов производства в традиционных отраслях, высвобождением больших объемов капитала, которые не могут найти себе применения в привычных инвестиционных объектах, падением общих темпов экономического роста и структурной перестройкой экономики за счет развития нового технологического уклада.

На поверхности экономических явлений период замещения технологических укладов воспринимается как депрессия и структурный кризис. В качестве примера можно привести великую депрессию 30-х годов, а также длительную депрессию середины 70-х. И каждый раз замещению технологических укладов предшествовал резкий всплеск цен на энергоносители – с этого начинались структурный кризис и втягивание экономики в депрессию. Этот всплеск цен совпадал по времени с достижением максимального уровня энергопотребления (см. рис. с. 189, ниже). Максимальному уровню энергопотребления соответствует достижение максимального объема производства в рамках соответствующего технологического уклада, который, натолкнувшись на пределы роста, после этого уступает дорогу новому.

Этот процесс определяется фундаментальными закономерностями функционирования современной капиталистической экономики с момента ее зарождения в конце XVIII века. В рыночной экономике исчерпание возможностей развития в рамках сложившейся воспроизводственной структуры проявляется в падении цен на традиционные товары до и ниже издержек производства вследствие насыщения соответствующего типа непроизводственного потребления, с одной стороны, и исчерпания возможностей технического совершенствования продукции и снижения издержек производства, с другой. Производственно-технологические системы старого уклада повергаются в кризисное состояние и вынуждены либо перестраиваться в соответствии с потребностями нового, либо терять способность к дальнейшему воспроизводству.

Динамика основных макроэкономических и оценочных показателей свидетельствует о том, что мировая экономика входит в очередной структурный кризис, обусловленный замещением технологических укладов. Об этом свидетельствует не только взлет нефтяных цен и снижение темпов экономического роста в ведущих странах. Падение прибылей и избыток финансовых ресурсов свидетельствуют об исчерпании возможностей расширения производства в традиционных направлениях и высвобождении капитала из потерявших перспективу технологий. Несмотря на резкое снижение процентных ставок, реальное значение которых на основных кредитных рынках стало отрицательным, возобновить экономический рост без изменения технологической структуры экономики не удается – инвестиции в привычных направлениях оказываются невыгодными.

Как подсказывает исторический опыт и экономическая теория выход из этого тупика только один – освоение перспективных производств нового технологического уклада. Кто первым в этом преуспеет, получит конкурентное преимущество и станет центром притяжения не находящих сегодня приложения кредитных ресурсов, высвобождающихся из устаревших производств.

История учит, что именно в такие переломные моменты структурных кризисов в мировой экономике происходит смена лидеров. Страны, ранее лидировавшие по объемам ВВП, сталкиваются с наибольшими трудностями вследствие обесценения значительной части национального капитала, связанного в устаревших и утративших перспективу роста производствах прежнего технологического уклада. И наоборот, страны, не обремененные грузом устаревших производств и вовремя создавшие предпосылки становления нового технологического уклада, становятся центрами опережающего роста. Именно таким образом произошел послевоенный подъем Японии и новых индустриальных стран Азии.

Какие выводы следуют из этого анализа для России?

Резкое повышение цен на нефть является сигналом для запуска механизмов структурной перестройки мировой экономики на новой технологической основе. Россия может использовать этот момент для экономического рывка, опережающим образом развивая ключевые направления роста нового технологического уклада. В противном случае мы рискуем отстать еще на одну технологическую эпоху, что навсегда закроет нам перспективу самостоятельного развития.

Анализ сегодняшней технологической структуры российской экономики показывает наличие ряда перспективных направлений становления нового технологического уклада, в которых мы имеем конкурентные преимущества. Это не только большие запасы природного газа, который становится ведущим энергоносителем и химическим сырьем новой технологической эпохи. Это, прежде всего, наукоемкие отрасли, определяющий современный научно-технический прогресс: биотехнологии, основанные на достижениях молекулярной биологии и генной инженерии, авиакосмическая промышленность, информационные услуги, атомная промышленность, отдельные направления производства конструкционных материалов, микроэлектроники, программного обеспечения и наукоемкого машиностроения. Эти направления, входящие в число ключевых в структуре нового технологического уклада, сегодня растут и будут развиваться опережающими темпами, превышающими общие темпы экономического роста в разы. Именно они станут локомотивами экономического роста в наступающем новом цикле мирового технико-экономического развития. И если мы дадим им необходимый импульс роста, то оседлаем новую длинную волну роста мировой экономики и вырвемся вперед.

Для успеха необходима соответствующая государственная экономическая политика, предусматривающая механизмы финансирования роста перспективных производств. При нынешнем состоянии российского финансового рынка, характеризующегося чрезмерно высокими процентными ставками, краткосрочной ориентацией кредиторов и доминированием спекулятивных операций, рассчитывать на спонтанный приток капитала в перспективные направления роста нового технологического уклада не приходится. Для этого нужны долгосрочные низкопроцентные кредиты и механизмы страхования инвестиций в новые технологии. Государству следует организовать их предоставление посредством банков развития, государственных гарантий, механизмов венчурного финансирования перспективных разработок. Крайне важно также освободить от налогов прибыли предприятий, вкладываемых в освоение новых технологий, развернуть доступную для всех современную информационную инфраструктуру, кардинально увеличить ассигнования на науку и стимулирование НТП, организовать технологическое прогнозирование глобального, национального и отраслевого развития.

2
{"b":"10215","o":1}