ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Богатый папа, бедный папа
Свой, чужой, родной
Коварство и любовь
Технологии Четвертой промышленной революции
Инферно
Карильское проклятие. Возмездие
Свергнутые боги
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
A
A

Вдруг рука девушки шевельнулась. Львица заметила это движение, повернула круглую голову и увидела Дакуина. Черная губа ее приподнялась, обнажив клыки, когти впились в грудь девушки. Потом она встала, и Дакуин заметил, что кожа у нее на брюхе обвисла. Должно быть, ее львята недавно погибли. Она посмотрела на мертвую девушку, обнюхала ее и вдруг зарычала и, задрав хвост, бросилась на Дакуина.

Он пустил две стрелы, одну за другой, потом положил лук на землю, набрал две пригоршни песку и, швырнув их в морду львицы, покатился вниз, по крутому склону холма. Скатившись в ложбину, он вскочил. Глаза его были запорошены песком, он ничего не видел и все-таки бежал, спотыкаясь и громко крича. За его спиной слышалось рычание разъяренной львицы.

Наконец он увяз в глубоком песке и, измученный, упал.

Он лежал, прислушиваясь к страшному рычанию, и не было у него сил подняться. Солнце жгло ему затылок; обеими руками он заслонился от солнечных стрел.

Когда он, собравшись с силами, встал, его поразила странная тишина. Львица больше не рычала.

У Дакуина стучало в висках, пересохло в горле. Он знал, что смерть караулит его у пруда, но жажда томила его, и он побрел по песку туда, где был пруд. Когда он вошел в узкий проход, первое, что он увидел, была морда львицы, ее оскаленные клыки и желтые глаза. И все-таки он наклонился и жадно начал пить. Потом он растянулся в грязи у самой воды и покорно ждал смерти. Но почему-то львица его не трогала. Тишину нарушило жужжание мух. Вдруг он заметил, что мухи кружатся над львицей. Он сел и, всмотревшись в страшную морду, увидел, что желтые глаза остекленели. Когда яд проник в кровь, львица побежала к пруду и здесь издохла. Дакуин воспрял духом и пошел искать свои вещи, которые он бросил, когда спасался бегством. Он нашел свой ассегай, лук, колчан и страусиные яйца. Яйца он снова наполнил водой, затем вырезал из спины львицы длинную полосу мяса, потому что спускались сумерки и ему захотелось есть. Где-то завыла гиена, и Дакуин развел костер.

Тогда только вспомнил он о мертвой девушке. Нужно было ее похоронить. Взяв ассегай, он направился к песчаной дюне и там, в ложбине, нашел девушку.

Когда он увидел ее, слезы заструились из его глаз. Она показалась ему очень маленькой. И лежала она неподвижно среди безжизненных песчаных дюн. Он вырыл яму в холме, посадил туда девушку, а к ногам ее положил каменный нож и одно из страусиных яиц, наполненное водой.

Засыпав яму, он утоптал песок и вернулся к своему костру.

Всю ночь сидел он у костра. Вой гиен, терзавших мертвую львицу, не давал ему заснуть. Он прислушивался к голосам ночных птиц, смотрел на звезды и сожалел о том, что не успел содрать шкуру со львицы. На рассвете он вернулся к пруду и взял уцелевшие зубы и когти.

Уходя, он воткнул ветку в землю и подумал:

«Когда девушка проснется, она обрадуется этой ветке. Она будет знать, что здесь проходило племя».

Долго шел он по следам своего народа. Когда песок стал обжигать ему ноги, он сел у подножия холма, свесил голову между колен и задремал.

Глава XXI

ЖУРЧАНИЕ ВОДЫ

Дакуин и Суолла сидели у входа в свою маленькую хижину.

Обоим было тяжело. Газели ушли искать воду, пруды высохли, листья на деревьях съежились.

Бушмены ушли по следам дичи. В старом поселке остались только Дакуин и Суолла. Они не хотели идти на запад. Обетованная земля лежала на востоке, там, где их отцы покрывали рисунками стены пещер. И эта земля была навеки для них потеряна.

Дакуин пристально смотрел на мерцающие звезды и время от времени подбрасывал палки в костер.

— Рука, сжимающая лук, ослабела, — сказал Дакуин. -Мои стрелы не попадают в цель.

— Слушай, — прошептала Суолла, — я сделаю твою руку сильной. Когда ты ходил к пруду квагг, я сидела у костра и ждала тебя. И вдруг я услышала журчание воды. Но воды не было видно. Тогда я припала ухом к земле и узнала, что вода струится под землей. Подле меня лежал большой плоский камень. Я приподняла его палкой и увидела темную дыру. Оттуда повеяло холодом; шум воды стал громче. Я положила камень на место и сплела веревку из коры. Мы привяжем веревку к горшку и опустим его в дыру.

Она взяла Дакуина за руку, и вдвоем они подошли к плоскому камню. Дакуин поднял камень, а Суолла опустила на веревке горшок в дыру, потом осторожно вытащила его. Он был до краев наполнен водой, прозрачной и холодной.

В течение многих дней они пили вонючую теплую воду, и эта вода показалась им очень вкусной.

— Мясная похлебка вкуснее, чем вода, — сказал Дакуин, а Суолла засмеялась.

— Вода есть, и мы не умрем. И голодать мы не будем! — воскликнула она.

— Я сделаю водоем, — сказал Дакуин. — Животные придут сюда на водопой.

— Твоя рука стала сильнее, когда ты услышал журчание воды. Здесь мы останемся жить.

Дакуин задумчиво посмотрел на камень.

— Давно-давно бушмены вырыли здесь яму и закрыли ее этим камнем. Я слыхал о таких источниках. Нужно сказать Кару о нашей находке.

— Нет! Видишь, — листья на этом дереве зеленые. Корни его впитывают воду. Кару это знает: он видел дерево. Но источника он не искал. Воду будем пить мы и наши дети.

30
{"b":"10217","o":1}