ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Захлопнул дверь и быстро вниз, настороженно вслушиваясь. И десяти секунд, похоже, не прошло, как он оказался на крыльце. В том же темпе — через двор и в лес по тропинке, которая подальше разветвлялась: можно было и к магазину, и глубже в лес, к озерам.

Шагая, Игорь лихорадочно думал: идти в “Гекату” или нет?.. Ведь очень может быть, что вся каша заваривается как раз оттуда. Весьма похоже! Но как узнать?!

Как узнать — неведомо. И куда идти — вопрос тоже без ответа. Игорь жил совсем один на этом свете, буквально как перст, родни никакой — шаром покати. И ни постоянной любовницы, ни друзей у него не было, он просто в этом не нуждался. Да и теперь тоже не нуждался: разведчик на то и разведчик, чтоб нигде не пропасть…

“Разведчик должен уметь видеть спиной!” — учил своих бойцов ротный, капитан Шлыков. И научил: Игорь увидел то, что возникло вдруг у него за спиной. Ну, не увидел, конечно, но почувствовал особым, выработанным чутьем: внезапный резкий треск сучков, толчок воздуха — опасность! — он стремительно пригнулся и резко отпрянул назад, прямо под ноги тому, кто бросился на него из кустов.

Тот этого не ожидал и, налетев на Игоря, потерял равновесие, беспомощно взмахнул руками, в следующий миг, подброшенный умелым движением Артемьева, полетел орлом и грянулся всей массой на тропинку, а еще через миг лежал недвижим и беспамятен, ибо жесткий удар ребром ладони в шею вышиб из него сознание.

Игорь не терял ни секунды. Подхватив под мышки тело, распростертое на земле, он в темпе поволок его в заросли, спеша, чтоб не попасться никому на глаза.

Нападавший был здоровым парнем, руки оттянул порядочно. Игорь задыхался и чувствовал, как рубаха липнет к спине, но остановиться — куда хуже, и он, напрягая изо всех сил мышцы, продолжал волочь оглушенного, и только когда дотащил его до небольшой укромной полянки, обернулся, убедился, что с тропинки их не видно, и бросил свою ношу наземь. А сам, тяжело дыша, сел рядом, привалился спиной к сосне, стянул с головы кепку-бейсболку и вытер ею вспотевшее лицо.

Сердце надрывно билось, чуть ли не во всю грудь. Немного отдышавшись, Игорь взглянул на поверженного врага. Что-то знакомое почудилось ему в густоволосом затылке, в рисунке поворота шеи… Игорь привстал, с усилием перевернул тело. Левая рука размашисто и вяло шлепнулась на траву.

Не удержавшись, Артемьев присвистнул.

Перед ним лежал его соратник, боец из “Гекаты”. Сергей. Фамилии Игорь не знал. Видел, встречал, здоровались. И вот тебе, пожалуйста, еще одна встреча…

Игорь похлопал Сергея по щекам. Тот приоткрыл рот, бессвязно бормотнул нечто и глубоко вздохнул. Игорь почесал ногтем бровь, несильно хлопнул коллегу по физии тыльной стороной. Сергей опять вздохнул и медленно открыл глаза.

Взор был, конечно, мутный, неосмысленный. Глаза окинули горизонт, но после этого все-таки остановились на Игоре. Кажется, в них что-то прояснилось.

— Где?.. — бредово пробормотал Сергей, не подымая головы и не пошевелив ни одним мускулом своего обессиленного тела.

— В Караганде, — мрачно сострил Игорь и встал так, чтобы в любой миг можно было нанести сокрушительный удар ногой.

Светлые брови Сергея сдвинулись. Все так же смотря на Игоря, он слабо произнес:

— Игорь?.. Господи, что?.. Ничего не понимаю…

Эта фраза не то чтобы обезоружила Игоря, но он как-то враз поверил, что Сергей не притворяется. Интуиция?..

Игорь огляделся по сторонам. Тихо, никого. Тропинка отсюда почти не виднелась, затерянная среди сосен, но все-таки будет благоразумным углубиться в лес подалее.

Он решительно протянул руку Сергею:

— Вставай. Пойдем-ка, прогуляемся.

— Игорь… — умоляюще вымолвил Сергей. — Что все это значит? Хоть ты-то можешь мне объяснить?!

— Пойдем, — повторил Игорь, протянул руку и помог встать Сергею.

Ноги едва держали парня, он сморщился и издал болезненный стон:

— Ой-й, бля, башка… раскалывается прямо, хоть вой… Что ж это… Слушай, Игорь, я не помню ни хрена. Как я тут оказался? И вообще, где мы?!

— Как оказался — это я не знаю. А где… ну, это — лес. — Игорь улыбнулся.

— Да уж вижу, что не пустыня. — Сергей тоже попробовал улыбнуться, но вышло криво и подавленно. Его корежила головная боль, настолько, что левый глаз почти закрывался сам по себе — так, видимо, было не столь мучительно.

Игорь внимательно смотрел на Сергея. Ему вдруг вспомнились собственные мигрени, которые совершенно неожиданно начались в последнее время. Странное совпадение…

А Сергей все причитал:

— Ничего, ничего не соображаю, Игорь! Хреновина какая-то. Никогда такого не было… Провал в памяти самый настоящий. Как ты на меня наткнулся, скажи, а? Здесь нашел?

— Не я на тебя, а ты на меня, — поправил Игорь. — И не то чтобы наткнулся, а прямо-таки налетел… Но мы заболтались, пойдем-ка, пойдем. — Он оглянулся и зашагал в глубь леса.

Сергей побрел следом, пошатываясь, прижимая левую ладонь к виску.

Игорь усмехнулся про себя: насколько спокойно он поворачивался спиной к человеку, менее десяти минут назад на него напавшему. Напавшему?.. Да, несомненно. Но интересно вот что: с чем он нападал? Оружие какое-никакое было у него?

— Серега, — негромко позвал Игорь, не оборачиваясь.

— А?

— Карманы свои проверь.

— А! — Сергей схватился, принялся судорожно шарить по карманам. — Нету, — через некоторое время недоуменно сообщил он.

— Чего — нету?

— Ничего. Ни денег, ни документов — ничего.

— А были?

— Да вроде должны… Ну, уж без документов-то я сроду не хожу. Права всегда ношу с собой и корочки гекатовские. Да и ключи от дома — как без них? Быть того не может!.. А вот есть, — заключил он с явным унынием в голосе.

— Ладно, Серега, — подбодрил его Игорь. — Безвыходных положений не бывает. Прорвемся! Сейчас обмозгуем. Я и сам мало что понимаю. А на пару… Одна голова хорошо, а две лучше.

— Ну, со мной можно сказать, что полторы. У меня от этой боли полбашки осталось, ей-богу…

Они уже далеко углубились в лес, поверхность земли пошла под уклон, стало попахивать сыростью… Вряд ли это ощущал Сергей, который плелся, спотыкаясь, кряхтя, морщась и держась рукой за голову, но Игорь был на редкость восприимчив к лесным запахам. Он почуял еле уловимый след сошедших весной снегов, успевших пропитаться хвоей, озоном и чем-то еще, невнятным, дразнящим и мгновенно ускользающим, присущим только сосновым лесам…

— Ну, достаточно, — решил Артемьев, и они остановились прямо на склоне. — Как твоя голова? Терпимо?

— А, черт с ней… Более-менее.

— Лучше бы более, чем менее… Ладно, шучу. Слушать меня можешь?

— Попробую.

— Попробуй. Потому что без этого нам никуда. И говорить мне придется долго. Я постараюсь ничего не упустить. А ты слушай внимательно! Это важно.

Он помолчал мгновение и начал:

— Вчера я заступил на двенадцатый пост…

— Это что? Библиотека, что ли?

— Точно. Ну и вот, короче…

И он принялся рассказывать действительно подробно, стараясь припомнить все существенное. Сергей слушал его с неослабным вниманием, изредка потирая висок ладонью. Когда Игорь дошел до безголового трупа на паркете, Сергей непроизвольно выдохнул:

— Врешь!

— За что купил, за то и продаю, — спокойно отрезал Игорь и улыбнулся: — Да это еще цветочки. А вот сейчас ягодки пойдут…

И рассказал, что было дальше. Сергей открыл рот и перестал тереть висок.

— Стой, стой… — забормотал было он, но Игорь его остановил: — Погоди, я закончу, потом… Дальше еще интереснее.

Продолжая рассказывать, он заметил, что лицо Сергея изменилось. С него исчезла потерянная обалделость, взгляд стал строгим и каким-то отрешенным. Как будто Сергей вдруг заглянул внутрь себя и увидел то, чего там быть никак не могло, но оно там было… Теперь он слушал спокойно, молча кивал, а во время кульминации рассказа — бросок из кустов и контрвыпад Артемьева — печально усмехнулся.

— Ну вот вроде бы и все, — закончил Игорь. — Потом я увидал, что это ты. Ну, думаю, дела… Похлопал по щекам — ты очнулся. А дальнейшее известно. Вот так.

7
{"b":"10219","o":1}